Симфония хруста

Размер шрифта: - +

Часть 2. Глава вторая, в которой у Бенджамина появляются новые друзья

Моими соседями оказались братья Аллар, Оливье и Жан-Поль, близнецы, сыновья неприлично богатого хозяина сети кондитерских «Чоколатери», которые словно аллергическая сыпь покрывали Париж с ног до головы. Их папаша был типичным снобом, который не выносил непослушания и самой мысли о необходимости нести ответственность за двух сыновей. С молчаливого согласия своей холодной и прямой как палка жены, он скинул этот двойной балласт сначала на стайку нянек, потом на армию гувернанток, которые одна за другой увольнялись, с треском хлопая дверью, а затем, наконец, на свою троюродную тетку Одет Герен, которая была монахиней и считалась в семье образчиком терпения и добродетели. Она-то и устроила непоседливых близнецов в Школу пекарей и кондитеров Святого Франциска в надежде, что железная рука директрисы сделает из них толковых людей и, кто знает, возможно, даже достойных приемников отцовского наследия.

О, тщетные надежды!

Братья Аллар не желали жить по расписанию. Их кредо с легкостью укладывалось всего в одно слово – наоборот, которое управляло их жизнью, подобно чокнутому дирижеру. Они нарушали правила и переходили все допустимые границы, не переставая безмятежно улыбаться. Вот вам, кстати, еще одно противоречие: при их-то внешности – белокурые волосы, тонкие черты лица, голубые глаза – им следовало бы обладать ангельским характером, ан нет. Они были грозой Школы пекарей и кондитеров Святого Флориана, ее проклятьем и даром небес для меня. Не прошло и получаса с того момента, как я вошел в комнату, как мы уже, заговорщицки перемигиваясь, совершили нашу самую первую шалость – поменяли все таблички с номерами на дверях, так что путаница в общежитии создалась невообразимая. Среди этой суеты нам ничего не стоило потихоньку улизнуть во двор, откуда мы гордо обозревали плоды трудов наших неправедных и, морщась, грызли кислые дикие яблоки. Неразбериха улеглась только к вечеру: таблички были водворены на положенные им места, ученики без сил попадали на кровати, взрослые разбрелись по домам, а мы начали строить коварные планы, предвкушая полную приключений жизнь в школе пекарей и кондитеров Святого Флориана.

Пхах! Вспомнилось вдруг, как однажды мы украли у школьного врача слабительный порошок и подмешали его в огромный котел с липкой кашей, которую нам подавали на завтрак каждые понедельник, вторник и пятницу. Занятия в этот день пришлось отменить, а вонь в общежитии и вокруг него стояла такая, что пролетающие мимо птицы косяками замертво падали на землю! По городу поползли слухи о «мастерстве» кулинаров, которые преподают в нашей школе, но директриса быстренько все уладила, отправив в местную газету телеграмму о том, что, дескать, в общежитии прорвало трубы с газом, из-за чего некоторые дети получили, цитирую, «легкое пищевое расстройство».

Мы бы здорово посмеялись надо всем этим, если бы не одно НО. Я решил подшутить и над близнецами, для чего сберег немного слабительного и, потихоньку хихикая, подсыпал его им в чай. Однако, как оказалось, их коварство не уступало моему: ничего не подозревая, я с удовольствием слопал предложенное ими овсяное печенье, а спустя полчаса все мы, в числе прочих, с воплями ломились в туалеты, сдавленно постанывая и прижимая ладони к животам, в которых все булькало, ворочалось и, временами, с позорно громким «Прю-ю-ю» вырывалось-таки наружу.

P.S. Прошу прощения у всех, кто любит читать за едой. Думаю, ваша еда уже не кажется вам такой привлекательной. Хе-хе.



Екатерина Бордон

Отредактировано: 11.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться