Симфония хруста

Размер шрифта: - +

Часть 3. Глава пятая, в которой тайны раскрываются только годы спустя

Сказать, что я был удивлен, значит ничего не сказать. Я был в шоке! Неужели тот Джек Доусон, которого я видел вчера – грязный, пьяный, пугающий и нелепый одновременно – мог когда-то за что-то получиться такую гору наград?

Не верю.

Не прошло и пяти минут, как я весь перемазался в пыли: «Джек Доусон», «Джек Доусон», «Джек Доусон», «Джек Доусон», «Джек Доусон», «Джек Доусон» – было выгравировано на каждом кубке и на каждой медали, которые я протер. Только «Джек Доусон» и ничего больше: ни какое место он занял когда-то, ни, главное, за какие заслуги. Чья-то терпеливая рука выскребла всю информацию с кубков, оставив на них только имя – Джек Доусон.

В душе моей полыхал огонь! Это был самый настоящий пожар, поджаривающий пятки моего любопытства, отчего оно неслось вперед со скоростью и упорством новенького паровоза. Кто же все-таки спас меня от толстяка Любена? Кто такой Джек Доусон? Имя явно не французское, поэтому, быть может, он…

- Бу!

Я заорал и подпрыгнул, стукнулся головой о полку и тут же получил по лбу одним из кубков, который свалился на пол и, звеня как кастрюля, бодро запрыгал в сторону входной двери.

- Срань Господня, ну я тебя и напугал! – заржал Джек за моей спиной. – Ты там в штанишки не наделал, сынок?

Шутка, очевидно, показалось ему смешной, потому что он запрокинул голову и разразился хохотом, похожим не то на рык, ни то на хрюк, ни то на грохот грома.

Садист! Ему смешно, а у меня чуть сердце из груди не выпрыгнуло.

- П-привет, - выдавил я, оборачиваясь и дрожащей рукой потирая огромную шишку на лбу.

- Ну, привет! – заулыбался Джек, продемонстрировав мне плотный ряд крупных желтоватых зубов. – А я как раз ходил подзаправиться.

Он похлопал рукой по своему животу, отчего тот заколыхался, словно пузырь, наполненный водой, и, не говоря больше ни слова, прошел мимо меня в свою каморку. Хотя «прошел» – не то слово. Он был похож на великана, титана, который возвращался после трудового дня, и от тяжелой его поступи то ли испуганно, то ли восторженно задрожал, заколыхался весь магазин. Дверь за ним захлопнулась. Потом что-то в джековой берлоге загрохотало, зазвенело, и спустя пару минут к моим ногам приземлились, перелетев через пол комнаты, сначала ведро, а затем и тряпка.

- Познакомься со своими новыми подружками, юнга, – заорал Джек. – Мадмуазель ведро и мадмуазель тряпка. Надраить палубу-у-у! И разбуди, когда пожрать приготовишь.

Когда из каморки послышался храп, я все еще стоял посреди магазина с открытом ртом и огромной шишкой на лбу.

 

Элоиз Ру для газеты «Паризьен»,

11 апреля 2013 года

Кладбище музыкальных инструментов

Несколько дней назад строители компании «Суар» нашли одно из самых необычных захоронений. Пожалуй, такого археология еще не встречала! Рабочие занимались сносом ветхих домов и во дворе одного из них случайно наткнулись на самое настоящее кладбище музыкальных инструментов. Находку собирались отправить на свалку вместе с прочим хламом, однако Жан Кристофф, один из строителей, решил забрать их домой и показать своему брату-антиквару. Как оказалось, не зря! Найденные скрипки, безусловно, в свое время принадлежали Никколо Паганини. Искусствоведы с уверенностью заявляют, что инициалы N.P. на деках инструментов принадлежат именно ему. Найденная там же флейта сейчас проходит тщательную экспертизу. Среди ее возможных владельцев называют Марселя Моиза и Жака Отеттера.

Гобой с отломанным, к сожалению, язычком – это еще одна необычайно важная для истории искусства находка. Реставраторы почти уверены, что это та самая консерваторская модель с плоскими клапанами, которую создали знаменитые Франсуа и Люсьен Лоре.В настоящий момент инструменты находятся на реставрации.



Екатерина Бордон

Отредактировано: 11.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться