Син, Кулак и Другие

Глава 3

Глава 3

 

Ярослав очнулся от всхлипов. Память услужливо подкинула ему воспоминания, он отчетливо поежился. С ожиданием безумной боли, парень осторожно открыл глаза. Странно, но боли не было, а самочувствие было диссонансным, то есть мозг знал, что тело избито и заранее чувствовало боль, тем более помнилось все ярко, а тело посылало сигналы о великолепном состоянии. Оставив эту загадку на потом, он решил посмотреть кто это плачет.
В кресле, забравшись с ногами, сидела злополучная девчонка и хлюпала носом.
- Хватит, реветь, - грубее, чем ему хотелось сказал Яр.
- Ты очнулся! - обрадовалась девушка.
Затем снова заревела.
- Это я-аа, виновата. Девчонки говорили, что он козел. Хлюп, а я не верила-ааа. Он такой крутооой... говорил, что я теперь его koramikino... Хлюп, если бы не ... я-аа. Я дура, хлюп. Все из-за меня-аа, - высказалась она, перемежая речь, то плачем, то всхлипами.
- Успокойся, бл...ь! - опять вышло грубее желаемого, сказалось раздражение из-за того, что приподнявшись Ярослав ожидал боли, а ее не было. Разница между ожиданием и действительностью, почему-то жутко его бесила. - Ты не в чем не виновата. Если этот ублюдок положил на тебя глаз, то по-любому получил бы свое. Ты чего, не поняла? Ему на х... твое согласие не нужно, - вышло в этот раз убедительнее и мягче тоном.
- Хлюп, да?
- Да, да. Много он у тебя в парке спрашивал?!
- Правда. Хлюп, ааа, - заревела девчонка во весь голос.
- Ты чего? - ошарашенно спросил парень,  вроде успокоил, а она опять.
- Па-ааарк вспомнила-ааа. Страшно. И в машине они меня всю залапа-ааали-иии, - объяснила плакса.
- Ну тихо, тихо. Прошло все. Все будет хорошо. Ну тихо, тихо, девочка, - мягко проговорил Ярослав, сам в панике думая, чтобы еще сказать такого, успокоительного.
Но слов больше не понадобилось, девчонка одним движением слетела с кресла и плюхнулась ему на грудь, уткнувшись лицом в ключицу. Стало мокро. Юноша осторожно ее обнял. Через пару минут всхлипы стали тише и девушка затихла в его объятиях. Он почувствовал, как она напряглась, и парень медленно, осторожно расцепил руки. Она резко встала, толкнув его в грудь. Яр упал на кровать. А девочка гневно уставилась на него своими изумрудными глазищами, зато красные щечки и ушки говорили, скорей о смущении, а не о злости. Зеленоглазка открыла рот, закрыла.
- Ты... ты! - начала фурия, аж задыхаясь от бешенства.
Потом, будто что-то увидев в его глазах, закрыла руками лицо. Повернулась и выбежала со словами, насчет чего-то, про размазанную косметику, про страшность. Странно. "О женщины" :банально и притворно патетично воскликнул про себя Ярослав и оглянулся в поисках одежды, он был абсолютно гол.
Оглядевшись вокруг, он не нашел никаких одеяний, а распахнувшаяся дверь заставила его быстро нырнуть под одеяло. Конечно спрятался парень не от открытой двери, а от того кто зашёл в его комнату, это была Марина. Девушка с лукавой улыбкой наблюдала за трюками Ярослава.
- Ооо, - весело протянула красавица. - Да ты оказывается вполне здоров. Трюки акробатические исполняешь, девочек обижаешь.
- Не было ничего, - буркнул парень, окончательно смутившись.
Марина постояла, и не дождавшись ответа, прошла в палату и положила пакет с фруктами на тумбочку. Ярне мальчик конечно, но чувствовал себя полным идиотом.
- Что случилось, Ярослав? - спросила девушка, усаживаясь на край кровати больного.
- Ничего - буркнул он, отчётливо ощущая стыд от того, что она видела его голым и от того, что видела мелочь, выбегающую из его палаты.
- Как ничего? - взмахнула она руками. - Ярослав, - строго прозвучало его имя. - Что всё-таки происходит? - Марина осторожно прикоснулась к руке парня. - Расскажи, пожалуйста.
- Ничего, - повторил он уже отчётливее, чувствуя себя тем самым влюбленным подростком, с которым заговорила его симпатия. А он, сплин, голый!
- Ярослав, - протянула девушка первую букву его имени.
Парень вздохнул, он захотел поделиться проблемой. Как бы он не строил из себя сурового героя, он был простым человеком. Он очень желал рассказать свою историю, услышать ее ахи, ее удивлении, и чем черт не шутит, гордость его действиями.
- Ярик, что тут происходит?! - Ворвался в беседу злой голосок.
Марина отдернула рука от ладони парня, будто здесь действительно происходило что-то предосудительное.
- И кто эта, эта... - пыхтела от злости зеленоглазка. - Старуха! - С довольством ляпнула подросток, подчеркивая свое преимущество перед старшей девушкой.
- Что?! Я старуха?! - Вспыхнула Марина.
- Ну, не старуха, - отступила девчонка. Стало страшновато, когда соперница поднялась во весь рост, а ее голубые глаза, будто затянуло льдом, и ощутимо потянуло холодом. - Все равно, ты кто такая? И чего хватаешь моего парня за руки? - Сдаваться подросток не собиралась.
Вдохнула, чтобы подчеркнуть грудь, на которую заглядывались и мужчины, отставила ножку, повернулась полубоком, чтобы ее герой оценил счастье, что ему досталось. Она не заметила, что все ее усилия не произвели на парня никакого впечатления, тот давно закрыл глаза и вообще явно собрался нырнуть под одеяло.
- Значит ты девушка Ярослава? - Холодно спросила Марина.
- Да, - скрестила девчонка руки под грудью, приподнимая свое "богатство", с ясностью понимая, что оно явно не пляшет против третьего размера противницы. "Зато она у меня упругая. И не отвисает до пупка" :подбодрила подросток себя мысленно.
- До встречи, Ярослав, - попрощалась снежная королева, не обернувшись к парню, а разглядывая малолетку, словно насекомое.
- Марин, - очнулся Яр, но каблуки девушки цокали уже в коридоре, удаляясь с высокой скоростью. - Зачем это было нужно? - Устало обратился он к довольной девчонке.
- А чего она? Лахудра. Руки распускает, - с довольством откопала старое ругательство зеленоглазка.
- Угу. Вообще-то, я спрашиваю, ты зачем моей девушкой назвалась? - Устало спросил Яр.
Девчонка покраснела, потупила глазки. Затем подняла взгляд, вдохнула, надувшись, как милый шарик "ща, как спою". Секунду посверлила парня изумрудными очами, тихо выдохнула и снова опустила голову.
- Как тебя зовут, чудо зеленоглазое? - Улыбнулся Яр на гримаски девчонки.
- Мила Мила Судзуки, - тихо прошелестела она.
"Вот уж действительно кавай" :подумал парень. В девчонке японского, помимо фамилии, был максимум намек на восточный размер глаз, поэтому слово "kawaii" не было никаким намеком. Просто за время Земного Единства и Великого Прорыва национальные языки серьезно добавили словари, особенно эсперанто, который и сейчас считается планетарным языком.
- Чтож, Мила? Меня зовут Ярослав Строгов. Очень приятно познакомиться, - протянул парень руку.
Девчонка сначала не поняла, глядя на протянутую ей кисть, на Земле уже мало кто пользовался рукопожатием для приветствия. Пара эпидемий на перенаселенной планете способствовали отмиранию этого жеста, как и хлопков по плечу и других необязательных прикосновений. Конечно, жест не полностью исчез, просто перешел в разряд "для близких людей".
Зеленоглазка покраснела еще сильнее и осторожно кончиками пальчиков прикоснулась к пальцам парня.
- Мне тоже.
- Слу... А-аа... - заговорили они одновременно, прервав друг друга, и оба тут же замолчали.
Если Ярослав откровенно любовался девчонкой. По-женски ладная фигурка, милое личико с большим и необычным разрезом глаз, длинные черные волосы до талии. Хм... плюс разговора продолжать юноше не хотелось, еще скажет, что он на самом деле ее парень, и что тогда? Несмотря на внешние данные, она все же была маленькой. Аккуратно отказать ей? Такие дела не для него - опыта ноль в отношениях с прекрасным полом. Лучше молчать.
То Мила молчала, потому что, вот прямо так сказать парню, что он ей нравится за гранью ее храбрости, тем более в ответном чувстве она была не уверена. Честно говоря, она не была уверена и в своей любви. Он конечно симпатичный, и вообще спас ее, но...
Открылась дверь в палату, прервав неловкое молчание парочки. В комнату вступил Геннадий Павлович Макарцев-старший.
- Ярослав, - прогудел он, будто встретил любимого родственника.
- Драсьте, - пискнула девчонка и бегом рванулась сквозь безопасника в дверь, по крайней мере это выглядело именно так, воспользовавшись поводом, чтобы не продолжать разговор.
На лице мужчины появилась вопросительная гримаса. Яр пожал плечами в ответ, одновременно кивая головой и приподнимая руки. Макарцев явно не понял жестикуляции парня. Впрочем, это было неважно.
- Как себя чувствуешь, парень?
- Хорошо, Геннадий Павлович, - ответил Яр, соображая, что тут делает Макарцев.
- Хорошо, что все хорошо, - кивнул мужчина своим мыслям. - А ты значит решил отдать долг, не так ли, Ярослав? - Задумчиво спросил он.
- Да, - согласился, недоумевая Яр.
Будто у него был выбор. Ежедневные побои, тюрьма и смерть или риск, большая авантюра, но хоть какой-то шанс. А теперь Гандос вообще пристегнул девчонку, урод.
- А я думал ты в бега подался. Родных нет, друзей нет. Ну что тебя держит? Ничего. Но нет, потратил все сбережения, купил капсулу. И этого было до того, как ты узнал про девочку. Почему? - Заинтересованно уставился на него главный крыс, слегка склонив голову к левому плечу.
"Как на подопытного кролика смотрит" :подумал про себя Яр. Любопытно ему... А правда, почему ему и не пришла в голову эта мысль? Нет, то что это практически бесполезно, понятно. Как-никак должность Макарцева-старшего подразумевает его профессионализм в ловле беглецов. Но у Ярослава не мелькнуло и мысли о побеге, хотя это тоже шанс. Маленький, но и не большая вероятность, чем выиграть эти деньги в одну самых жестоких игр Галактики.
- Скрыться у тебя бы конечно не вышло, но попробовать мог? - Озвучил мысли парня Макарцев-старший. - Или тебя совесть замучила за то, что оставил ребенка без отца?
Совесть? Ярослав даже и не вспоминал свою жертву. Да, непосредственно после убийства ему было плохо, но после все мысли заняла проблема спасения. А сейчас? Нет, не мучила парня совесть, потому что смотрит он на родителя Гандоса и понимает в кого сынок таким уродом вырос. Безграничная уверенность на породистом лице, в глазах легкое любопытство, а рот искривился в брезгливой гримасе. Таким и станет Гена-младший, став старше. Люди-насекомые, он-король, плевать на знакомого, лучше бабки с лоха стрясти. Главное, Яр не сомневался, ни копейки не получит вдова. Но ее парню тоже не было жалко, если тварь, то и не огорчится смертью мужа, а если добрая дурочка, что вышла замуж за ублюдка-насильника, то можно сказать оказал услугу и ей, и сыну, который точно не будет воспитан чудовищем.
Хорошо сказал? Оправдал себя? Долбила вопросами та самая совесть, про которую напомнил директор крыс, и которой он не мучился, пока ему не напомнили. Разумом он понимал все эти доводы, но только внутри рефреном: "Ты убил человека, ты убил человека. Целую вселенную. А ребенок чем виноват?"
- Замучила, Геннадий Павлович, - зло ответил Яр, не находя ответа на свои вопросы.
Хотя не было у него ответов на вопросы совести ли, подсознания, но в одном парень был уверен точно, он поступил правильно и в зеркало будет смотреть без стыда.
- Вот недавно гулял, раскаивался в содеянном, думал, может чистосердечное признание сделать? - Шутил он, ощущая все большую злобу на мужчину, что напомнил ему о сделанном, и который был причиной всего происходящего.
Если бы кто-то нормально воспитал сына, а не позволял ему творить все что захочется, то ничего бы и не было.
- Занятный ты человек, Ярослав, - не обратил мужчина внимания на сжатые кулаки парня. - Убил человека и шутки дурацкие шутишь, злобу демонстрируешь, вместо того, чтобы в черной депрессии валяться и каяться по настоящему.
- Валяюсь и каюсь, - возразил Яр.
Злость и уверенность в том, что выбора не было, или ты или тебя, помогли заглушить вопрошающий голос. Не заткнуть, но загнать его далеко вглубь души.
- М-да... хорошо, - расплылся в неприятной улыбке мужчина. - Оставим эту тему, вижу тебе неприятно, - проявил он проницательность. - Вернемся к мирским делам. Как ты понимаешь сегодня твоя сумма долга выросла?
- Насколько? - Не стал строить из себя дурачка Яр, понятно кто оплатил его лечение.
- Я рад, что ты разумный  молодой человек, Ярослав. Не стал устраивать истерику, обвиняя меня или моего сына в этих неприятностях.
Парень молчал, а что он мог сказать? Твой сын избил меня, а ты оплатил мне дорогостоящее лечение, прибавив теперь к сумме долга шестизначную цифру. Смысл? Семейка Макарцев держит его крепко и он, поддавшись благородству, теперь считай в рабах у них. Что ему возразить? Если весь СЗАО в руках этого напыщенного седовласого мужчины, не только Ярослав. Просто юноше не повезло, он попался им на глаза.
- Как ты понимаешь, для такого качественнного и быстрого излечения потребовались эльфийские амулеты высшего качества...
- Сколько? - Прервал Яр вымогателя.
- Чтож, раз ты хочешь конкретные цифры, - поджал губы Макарцев-старший, явно недовольный тем, что его прервали. - Четыреста тысяч кредитов за лечение, - отчеканил он, прибавив 100 000 за хамство юнца. - И еще один миллион кредитов моему сыну за жизнь девчонки.
- Такие деньги мне не выиграть?! - Не смог удержать возглас Ярослав. - Даже если я буду побеждать каждую игру, то все равно выйдет два с половиной миллиона.
- Я знаю, - сухим тоном согласился собеседник. - Ввиду этого обстоятельства, я разрешаю перенести платежи. Ровно через три недели, начиная с этого дня, на этот счет, - он протянул бумажку с числами, - переведешь первые полмиллиона. Следующие платежи должны поступать каждые две недели. Тебе понятно мое предложение? - Спросил бандит и пристально уставился на парня.
Ярослав кивнул. Мыслей не было. А Макарцев-старший обвел палату глазами, будто в первый раз увидел, развернулся и направился к выходу.
- До свидания, Ярослав, - посмотрел главный крыс через плечо. - Не прощаюсь. И очень надеюсь, что ты меня не огорчишь. Говорят, что в камерах нашей службы заключенные молят о том, чтобы им разрешили добровольно уйти к Остроухим, - бросил он напоследок угрозу и исчез за дверью.
Яр упал в кровать без сил. Сейчас он осознал в какую дыру попал! Макарцевы не слезут с него. Особенно, если удастся заработать деньги. Сам парень еще вчера верил, что получится.
На форумах и просто статьях, посвященных ПранаМиру, многие писали, что поднимали за пару месяцев нехилые деньги, слишком многие. И это была не реклама - хвастовство некоторых типов, между строк, вроде как, бывалых людей. Парень все равно не сильно верил, но мысль попробовать давно зудела в его голове. Хотелось ему иногда учудить что-то эдакое, необычное для себя. Только здравомыслие твердило, что просто выкинуть кучу денег это совсем уж глупо, а вдруг это все ложь? Зато сейчас, когда вся жизнь кувырком, он решил рискнуть. А что терять? Смерть ждет его со всех сторон. Как реалист он знал, что против Системы не попрешь. Только риск, только удача могли вывезти его. Но правда оказалась страшнее.



Эрик Дешо

Отредактировано: 30.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться