Синдром василиска

Размер шрифта: - +

Глава 10. Перемены и новые знакомства.


  Проснулась от того, что кто-то пыхтел у меня над ухом. Открыв глаза, увидела перед собой Талисмана. Щенок широко зевнул и с интересом уставился на меня. Хм, что-то я не помню, как вернулась вчера домой. И после сна чувствую себя разбитой… Ужасное состояние. Последствия вчерашнего стресса.
  Сев в кровати оценила обстановку вокруг себя. Светлая просторная комната, практически не заставленная мебелью. Бежевые шкаф для одежды, кровать на которой я сижу, и в углу стоит стол, где голограммы компьютера сменяются одна за другой, выполняется какая-то загрузка и обработка данных. А рядом в кресле спит Кайт. Получается я у него в комнате. Ох, и как же так получилось? Неужели я вчера вырубилась? Тогда почему меня никто не разбудил? И почему я здесь, а не дома?  
  Откинув одеяло, встала с кровати. Я до сих пор в платье, из-за этого чувствую себя не очень комфортно. Нужно домой скорее переодеться. Да и прохладно что-то тут…
  Я и шага не успела сделать к одной из двери, а их тут всего две, как тявкнул Талисман. Я резко развернулась к нему.
 - Тшш, - приложила указательный палец к губам. – Не шуми, - прошептала.
 - Лэри, - встрепенулся Кайт. – Уже проснулась? – протерев глаза, посмотрел он на меня.  
 - Угу, проснулась, - с умилением наблюдая за ним, пробубнила я. – Почему я здесь?
 - Видишь ли, Ириана вчера перебрала и вырубилась, - пояснил он, - ты хоть и не пила тоже просыпаться отказывалась, поэтому я оставил вас обеих здесь, - парень поднялся и подошёл к шкафу, выудил оттуда кофту с капюшоном и кинул мне. – Надень. Тут прохладно.  
 - Спасибо, - натянула её на платье. Для меня она очень широкая и длинная, но в ней теплее. Посмотрела на Кайта и улыбнулась ему. – За вчерашнее тоже спасибо. Если бы не ты, я могла бы остаться на той скамейке, - вряд ли конечно, но кто меня знает. Обычно после таких истерик я моментально засыпаю.
  Я развернулась, собираясь уйти, но вспомнила, что дверей две и я не знаю, какая нужна мне. Собралась повернуться обратно к Кайту и спросить, но неожиданно он обнял меня одной рукой и уткнулся лбом в моё плечо. Сердце совершило кульбит и забилось в бешеном ритме. Щёки опалило жаром.
 - Прости, - прошептал парень, извиняясь уже в который раз.
 - За что ты постоянно просишь прощения? – со вздохом спросила я и погладила его по волосам. Это получилось невольно. Сама себе удивилась.
 - За отца.
 - Ты здесь не при чём, - попыталась произнести как можно убедительнее. - Не извиняйся за его поступки. В этом нет смысла. Вчера я не могла ничего сказать, но скажу сегодня. Ты не такой как твой отец, - легонько коснулась его руки, - вы разные и я ни в чём тебя не виню.
  Он не ответил, мы постояли так ещё какое-то время, затем Кайт отстранился и сказал:
 - Ладно, Мышь, пойдем, я сделаю чай, заодно разбудишь свою тётушку, - взяв меня за руку, повёл за собой парень вмиг став прежним.
 - Я думала, ты перестал называть меня мышью, - недовольно заметила я.
 - От такого невозможно отказаться, - нагло заявил этот… кот. Ему и правда подходит. Только вот не хочу я быть мышью в его лапах.  
  Мы вошли в гостиную, где я уже увидела знакомый мне диван. В этот раз на нём спала Ириана. Рядом на журнальном столике валялись носовые платки, и стояла недопитая бутылка коньяка. Ох, Ири…
  В остальном комната почти не изменилась. Здесь появилось много полочек заполненных  книгами и  различными проводками. Вот и все перемены. Кайт особо не заморачивался с интерьером.
 - Пусть ещё поспит, - предложила я. Сказала я это не только из-за заботы о тёте, но и из-за возможности оттянуть ненадолго разговор с ней.
  Кайт не стал ничего говорить и потащил меня за руку дальше. Оказывается, у него есть небольшая кухня, где умещается холодильник, маленький столик, плита и парочка шкафов. Тут довольно уютно.  
  Мне вручили кружку с чаем и вазочку с шоколадным печеньем. Кайт присел напротив, с чашкой кофе.
 - Извини, тебе пришлось спать в кресле из-за меня, - сказала я, вспомнив, где увидела парня, когда проснулась.
 - Ерунда! – махнул рукой Кайт. – Всё равно нужно было сделать одну работу.
 - Ты всю ночь не спал? – удивленно посмотрела на него.
 - Почти, - кивнул он.
 - Это вредно, - проворчала я.  
 - Я привык.
  Нет, ну разве можно так легкомысленно относиться к своему здоровью?
 - А что за работа? – как всегда сунула не в своё дело любопытный нос.
 - Скучная. Создавал базу данных для одного лентяя, - не ожидала, что Кайт ответит. - Он готов платить деньги даже за такое, лишь бы самому ничего не делать.
 - Циклоп? – выдала я первую мысль, пришедшую мне в голову.
 - Как ты так быстро догадалась? – казалось, парень был очень удивлен.
 - Просто в голову пришло, - пожав плечами, ответила я.
 - Ооо, моя голова, - раздался стон из гостиной. – Кайт, принеси мне воды! – крикнула Ири.
 - Нашла подавальщика, - пробурчал парень, но всё равно взял стакан с водой и отнёс его Ириане.
  Через какое-то время и я присоединилась к ним. Увидев меня, тётя оживилась.
 - Лэри, как ты? – подскочила она с дивана и тут же со стоном села обратно, держась за голову.
 - Я оставлю вас, - Кайт тактично покинул нас.
  Посмотрев на Ириану, присела рядом с ней. Понимаю, она не в том состоянии, чтобы выслушивать мои вопросы, но ждать я не могу. Хочу знать всё о прошлом родителей.  
 - Надо было раньше мне всё рассказать, - начала я. – Зачем было скрывать?
 - Ты была ещё мала для таких историй, да и твоя мама хотела, чтобы ты узнала, будучи официально взрослой, - Ириана погладила меня по голове. - Сначала она попросила меня рассказать тогда, когда я пойму что ты готова к этой правде. Но разве к такому можно быть готовой?  Поэтому мы договорились до совершеннолетия, - она тоскливо улыбнулась. - Это очень тяжело, Лэри. Если бы не просьба твоей матери я вообще не уверена, что когда-нибудь смогла бы тебе всё рассказать. Прости за молчание.
  Я помедлила, перед тем как кивнуть. Ири выпала незавидная участь. Сложно представить, как ей тяжело.
 - А почему ты познакомила меня с Кайтом? – задала я другой интересующий меня вопрос.
 - В своё время он очень помог мне, - видимо та история с доказательствами. - Это касается его отца. Ты и Розан не нужны были Кенри, так как считались… - она замялась. - Неудавшимся экспериментом. Но ни у кого из нас не было гарантии. И я, и его опекуны жили в страхе за вас. А потом через три года появился Кайт, объявил, что эксперимента не будет и принёс доказательства против собственного отца. Тогда я своим глазам не поверила и потребовала всё объяснить, - Ири усмехнулась. - Он рассказал мне про Мортан, про его незаконные делишки с ними. Я посоветовала ему убираться оттуда. Молодой парень калечит свою жизнь, чтобы искупить грехи отца… Одна эта мысль повергла меня в шок, - она посмотрела на меня и я понимающе кивнула. - Он последовал моему совету, но… Кайт немало перенёс. Я познакомила вас, чтобы ты получше узнала его и не считала плохим. К тому же мы успели подружиться, - сказала тётя с улыбкой.
  Теперь многое стало на свои места. Да уж… вся эта история кажется настолько невероятной, что я до сих пор чувствую себя, как во сне. Я вспомнила ещё один волнующий вопрос.
 - А ты не знаешь, почему мама и папа выбрали такой путь? Именно изучение редких заболеваний, – пояснила я. - И вообще, почему они стали учёными?
  Ири ненадолго задумалась, прежде чем ответить.
 - Твой отец, насколько я знаю, всегда любил науку и был ей одержим. Редкие явления, заболевания для него всё представляло невообразимый интерес. Он был фанатиком всего этого, пока не встретил твою маму. А уж когда родилась ты… - посмеиваясь, покачала головой тётя. – Да он готов был бросить всю эту науку, но не мог. Продолжал искать способ вылечить тебя. А твоя мама стала учёным из-за… - Ириана резко погрустнела, её взгляд потух, - из-за того же, что и я стала врачом. Помнишь, ты видела фото, где я с твоей мамой и между нами парень очень похожий на тебя? – кивнула, вспомнив наш переезд в новый дом и то, что тётя сказала, будто это один родственник который давно умер. – Это наш брат, твой дядя получается. Сходство поразительное, даже по характеру ты мне иногда напоминаешь его, - тётя больше не смотрела на меня, продолжая рассказывать. - Он умер, когда ему было пятнадцать. У него была редкая болезнь. Он мог в любой момент просто потерять память и стать, словно маленький ребёнок. Память всегда возвращалась, через день, неделю, месяц. Кроме этого он иногда погружался в состояние… - Ириана задумалась. - Напоминает подарок Алиста, - нашла она способ объяснить. - Ты сидишь в комнате, но видишь перед собой природу, цветы и водопад. Так же и с ним. Он мог сидеть в своей комнате и видеть невероятные вещи, разговаривать с неизвестными существами, совершенно забыв о реальности. Мы с твоей мамой видели всё это и не знали, как ему помочь. Самое тяжелое время для нас, - Ири тяжело вздохнула. – Я не могу много о нём рассказывать. Это боль, которую невозможно представить, - она растрепала свои волосы и дрожащей рукой взяла воду.
  Выпив почти половину бутылки, Ириана продолжила:
 - Мы выбрали наш жизненный путь, чтобы помогать таким как наш брат. Отчаявшимся и неизлечимо больным.
  По щекам тёти покатились слёзы.
 - Сначала он, потом сестра… смерть забрала у меня всех, - вытирая слёзы, сказала Ири. Моё сердце сжалось, и горло сдавило от подступающих рыданий. - У меня есть только ты, Лэри, - посмотрев на меня, сквозь слёзы произнесла она. -  Я знаю, что не очень хорошая тётя и не умею заботиться о ком-то кроме себя. Твоя мама была гораздо лучше меня. Я бы всё отдала, чтобы твои родители были рядом с тобой. И хочу, чтобы брат увидел свою племянницу. Как же я хочу, чтобы они все были рядом, - закрыв лицо руками, заплакала Ириана. У меня навернулись слёзы. Это невыносимо…
 - Ты всегда заботилась обо мне и поддерживала, - обняла я тётю. - У меня никого кроме тебя нет. Мне тоже жаль, что они не с нами. Я бы хотела познакомиться с дядей.
 - А я бы хотела, чтобы твоя мама увидела, какой взрослой и красивой ты стала.
  Как жаль, что наши желания никогда не сбудутся.
  Мы порыдали, посидев в обнимку, затем поблагодарили Кайта за гостеприимство и поехали домой, измотанные и заплаканные.
  Дома Ириана сообщила, что к нам завтра, наконец-то придут создатели дома и завершат исправление неполадок. Не прошло и года как говорится. А после она вручила мне письмо.
 - Твоя мама попросила его передать тебе, когда ты всё узнаешь.
  Я пошла в свою комнату. Устроившись поудобнее на кровати, посмотрела на конверт. Надпись на нём гласила: «Нашей доченьке Лэри».
  Внутри было само письмо и фотография, где я ещё младенец, папа держит меня на руках, а мама стоит рядом и с улыбкой смотрит на него.
  Полюбовавшись на фото и вновь чуть не заплакав, начала читать.
  «Здравствуй, родная! Мы с папой сидим над этим письмом уже час и до сих пор не знаем с чего начать. Каждая строчка мне даётся с трудом и слезами, твой отец держит мою руку и повторяет, что всё хорошо. Но это не так. Ты наверняка уже знаешь сама про то, что мы натворили. У нас нет оправданий. Это было моей самой большой ошибкой. Как мать я должна была в первую очередь подумать о своём ребёнке, а не о великом открытии. Всегда буду об этом жалеть. Прости нас, родная. Прости своих глупых родителей за их ошибку.
  В этот раз мы решили остановить эксперименты доктора Кенри, и раз ты читаешь это прощальное письмо, значит, нас уже нет в живых. Я никогда бы не села за его написание и предпочла бы лично тебе всё рассказать, но недавно нам угрожали, и в любой момент мы можем покинуть этот мир. Это письмо на случай, если так оно и произойдёт. Тётя позаботится о тебе. Вернее она ведь уже о тебе заботится. Я попросила Ириану рассказать всё о твоём рождении после того, как ты достигнешь совершеннолетия. Жаль мы не можем поздравить. Ты уже такая взрослая. Верю, у тебя хватит сил пережить эту правду. Знаю, тётя поддержит тебя. Но не знаю, доченька, простишь ли ты нас за то, что мы обрекли тебя на жизнь с этим синдромом. Тебе наверняка приходилось нелегко на своём пути. Мы виним себя за все твои страдания, за все слёзы, ведь ты наша девочка. Ты особенная. Мы очень тебя любим.
  Никого не слушай о том, что синдром это проклятие. Ты не проклятая. Это наша с отцом ошибка, за которую расплачиваешься ты. Эта сила никогда не была проклятием или болезнью. Синдром василиска это мощнейшая защита от любых угроз для жизни его носителя. Поэтому я могу быть спокойна за тебя. Единственное от чего он не убережёт, так это от злых языков. Лэри, не слушай их. Ты, как и все имеешь право на счастье и нормальную жизнь. Я уверена, найдутся те, кто полюбит тебя такой, какая ты есть. Надеюсь, они уже нашлись. Хотели бы мы с ними познакомиться. Лэри, прости нас. Не в наших силах всё исправить. Поэтому, несмотря ни на что, будь счастлива, родная. Береги свою непутёвую тётушку. Хотя может она уже давно не такая. Увидеть бы вас лет через десять. Береги себя и помни, что мы очень тебя любим и хотели бы сейчас быть рядом с тобой».
  Глотая слёзы, я с трудом дочитывала письмо. Дальше шли папины слова:
  «Девочка моя, я лишь надеюсь, что ты счастлива. Мы с мамой очень тебя любим».

 - Твои мама и папа, - прочитала я вслух последнюю строчку. – Я тоже вас люблю. – прошептала в пустоту.  
  Простить? Уже простила. Неважно это всё! Они любили меня, а я их. Остальное не имеет значения. Все совершают ошибки. Мои родители не исключение. К тому же они пытались остановить Кенри и всегда защищали меня. Я не могу злиться и обижаться на них. Как же мне хочется сказать им об этом, попросить, чтобы не винили себя… Я ведь так их люблю.  



Леонида Данилова

Отредактировано: 20.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться