Синестезия

Размер шрифта: - +

Глава 13

...ты говоришь, твоя планета - Сатурн, но это всего лишь Марс.

Над пропастью во ржи.

 

 

 

Глава 13.

 

Восемнадцатая печаль.

 

- Что ты думаешь о поэзии?

- А? – я перестала переставлять пластинки, - Прости, я задумалась.

Дамир прислонился к стеллажу рядом со мной, выпуская из ноздрей голубоватый дым.

- О поэзии, - беззаботно повторил он, - Ты любишь поэзию?

- Я? Эм... Я люблю больше прозу.

- Я имею в виду не эту поэзию.

- А какую?

- Скажем, что ты думаешь о Джиме Моррисоне?

Я улыбнулась, задвигая ящик с его пластинками обратно на стеллаж.

- Что я думаю о Джиме, или о его поэзии?

- Можешь ответить на любой из двух вариантов, - великодушно разрешил Дамир.

- Моррисон – великий талант. А его стихи… Что ж, их сложно понять, не накурившись чего-нибудь химического, - честно ответила я. Дамир прислонился к стеллажу спиной.

- Так ты слушала Doors?

- Я люблю Doors.

Темная бровь над прекрасным светло-серым глазом поползла вверх.

- Серьезно?

- А почему ты так удивлен? По-моему, вполне логично, что я могла и слушать. Слушаю и теперь. Моррисон умирал в песнях. Музыка Doors во времена хиппи и невинности была как холодный пробуждающий душ, как яростный удар по психике, как черная исповедь общества.

- Ты точно такая хорошая, какой хочешь казаться?

- О чем ты?

- Хорошие девочки не слушают Doors.

- Да, они мечтают о принце на белом коне, воздушном шоколаде и млеют перед смазливыми мальчками-пианистами из консерватории.

Я задвинула ящик поглубже, чувствуя на себе внимательный взгляд Дамира. В руках у меня была пластинка – мой любимейший альбом Rolling Stones - Aftermath. У Дамира была очень большая коллекция. Пластинки… Ты берешь их в руки, и они заполняют все поле зрения. Ты видишь их красоту, предчувствуешь звуки музыки. Фантастика.

Дамир преградил мне путь, когда я собралась отойти от стеллажа с книгами и коробками с виниловыми пластинками.

- Что ты делаешь сегодня вечером? – наклонившись, поинтересовался он.

Я со смехом отпихнула его в сторону.

- Перестань дурачиться!

- Я это спросил с такой серьезностью, с которой нейрохирург выполняет свою работу, - сказал мне Дамир, - Может, у меня есть билет в кино?

- Ты не ходишь в кино.

- Откуда ты знаешь?

Я взглянула на альбом. Пятеро красавцев прямиком из 60-х в фиолетовых тонах и белой надписью названия пластинки. Я сняла с проигрывателя чью-то хлопчатобумажную узкую куртку и поставила пластинку. И мир словно отступил на задний план. Мне особенно нравилась первая песня с этого альбома. Но больше всего, да, конечно… «Я вижу красную дверь и хочу окрасить ее в черный». Я обернулась к Дамиру через плечо.

- Ты это спросил потому, что я люблю Doors?

- Это весомая причина, чтобы жениться на тебе.

Я улыбнулась.

- Нет, Дамир, я занята сегодня вечером.

Он догнал меня и приобнял меня одной рукой.

- Да? И чем же?

- Иду кое-куда.

- С кое с кем? Рассказывай, мне очень интересно.

- Почему бы тебе не замолчать и не приставать ко мне хоть на пять минут?

- Кто приставал? Я? Знаешь, есть один отличный способ заставить меня замолчать.

- Не хочу даже знать об этом, - буркнула я и вырвалась из его руки, но Дамир сумел удержать мне и закружил в тангообразном танце.

- А я тебе расскажу… Просто пойдем сегодня вечером со мной, - он вставил сигарету в зубы и взял меня под руку. Другую руку он положил мне на талию.

- Куда? В кино?

Он повел меня по комнате, то вальсируя, то делая замысловатые движения ногами, пародируя танго. Продефилировав до дивана, Дамир наклонил меня вниз.

- Я пошутил. У меня нет билетов, - рывком вернув меня на ноги, он отпустил мою талию, чтобы взять сигарету, - И я действительно не занимаюсь такими бесполезными и глупыми вещами, как поход в кино. Зато, если ты отважишься пойти со мной, это покажется тебе гораздо увлекательнее, чем всякое кино.

- Откуда мне знать, что ты не маньяк?

- Ох, обидела, разве я похож на маньяка? – одним вдохом прикончив сигарету до конца, Дамир бросил ее на пол.

- Конечно. Ты самый странный парень из всех, кого я знаю.

Вернув руки в исходное положение, он повел меня вперед.

- Ты так много парней знаешь?

- Я пойду с тобой, если ты скажешь, куда.

Входная дверь отворилась, и в дом вошел Витя. Увидев нас, он удивленно приподнял брови.

- Учите балетные па, голубки? – ехидно спросил мой брат и отправился на кухню, не дожидаясь ответа. Мы с Дамиром, прежде чем вернуться к своей теме, проводили его взглядом до самого холодильника.

- Это должен быть сюрприз, - ответил Дамир, продолжая кружить меня в неком подобии вальса.

- Тогда я не пойду с тобой. Я не люблю сюрпризы.

- А я и не настаиваю, - оказавшись рядом с диваном, Дамир неожиданно толкнул меня в плечи, и я упала спиной в мягкие объятия мебели.

- Пойду и позову с собой Мику, - сообщил Дамир и танцующей походкой направился к лестнице, - И ты не подумай, твой отказ нисколько меня не обидел.

Дамир и его пение скрылись на втором этаже. Я приняла вертикальное положение, сев на диване. С кухни вернулся Витя, неся в руках полную чашку непонятно чего.

- Он может быть таким очаровашкой, когда захочет, да? – брат сел в кресло рядом, - Что он спрашивал?



Lafille

Отредактировано: 22.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться