Синестезия

Размер шрифта: - +

Глава 24

Глава 24.

 

Оттенки тепла.

 

Серость утра окружила со всех сторон. Медленно наплывал туман. Ночью я так и не смогла согреться. Снаружи шел дождь, но не долгий. Однако же прохлада ощущалась и в доме. Я открыла глаза, уставившись в белеющий наверху потолок комнаты Мики. Сон разом покинул мое тело, как будто я все это время бодрствовала. Я откинула одеяло, ощутив бег муращек на оголенных коленях. Было слишком холодно.

Я свесила ноги с кровати, пытаясь сообразить, что мне делать. Лечь спать обратно или все-таки прогуляться. Я явно не смогу сейчас заснуть. Меня подняла словно какая-то неведомая сила. Нащупав стопами ледяной пол, который не утепляли даже ковры, я встала и потянулась. Осторожно выбирая путь к двери, я старалась ничего не задеть. В комнате Мики я ориентировалась очень плохо, потому что редко сюда заходила, а уж ночевала впервые. Он благородно уступил мне свою кровать, решив лечь внизу, на диванчике. Я бы с большим удовольствием сама легла бы там, если бы знала, что за ночь покроюсь в его спальне ледышкой. Я ступала медленно и аккуратно. В темноте я запросто могла задеть что-нибудь, так как вчера так и не рассмотрела комнату хорошо. И этот алкоголь дал мне в голову, что я все помнила смутно. Но даже наступи я сейчас на что-то важное — Мика вряд ли оторвал мне голову. Не в его это характере.

Однако в его комнате было прибрано, и ничего мне не попалось под ноги. Я открыла дверь и выбралась на площадку. Ну вот же, здесь было гораздо теплее. Вряд ли Мика хотел меня заморозить, стремясь проявить хорошее манеры. Лучше бы это сделал мой брат. В его спальне был полный комфорт.

Я двинулась к лестнице, но тут дверь напротив приоткрылась. Из комнаты Вити появилась тень, треплющая себе волосы на голове. Я прищурилась.

- Дамир?

Он вскинул голову и посмотрел так, как будто видел меня в первый раз. Он был по пояс раздет.

- Почему ты не спишь? - дрогнувшим голосом спросил Дамир.

- Я замерзла там.

- У Мики? Неудивительно. Я не понимаю, как он не жалуется. Там жуткий сквозняк. Наверное, он привык к таким условиям. В детстве, небось, спалось ему еще хуже, - шепотом заметил он.

Я неопределенно пожала плечами.

Дамир поднял на меня глаза.

- Ты сильно замерзла?

Я судорожно кивнула. На мне была только моя рубашка.

- Я шел курить, - продолжил он, почесывая затылок, - Хочешь со мной? Правда, я думаю, на улице еще холоднее, поэтому туда не следует идти...

- Я хочу.

- Хорошо, - протянул Дамир, - Постой пока здесь, я пойду накину что-нибудь. Твой взгляд меня смущает.

Я вспыхнула. Да нет же, я вовсе не пялилась. В таком мраке вообще мало что можно разглядеть. Разве что плоский живот и худые ключицы. И, быть может, его широкие плечи. О боги.

Его спина с идеальной, мужественной и четкой формой уплыла назад во мрак комнаты, заставив меня трепетать и от холода, и от пробудившегося восхищения. Дамир быстро вернулся, застегивая на ходу рубашку. Он застегнул только две пуговицы посередине.

- Это тебе. Чтобы ты не окоченела, - он приблизился и накрыл меня курткой, которую он носил чаще прочих. Я окунулась в теплоту и щекочущий нос, нежный лимонный запах. - Идем?

Мы спустились вниз, стараясь не разбудить никого. Я представляла, как будет холодно снаружи, и набралась мужества. Мы прошли мимо дивана, на котором спал Мика. Он лежал в одежде, не укрывшись ничем, даже простым покрывалом. Во сне он дергал рукой. На полу валялись пустые бутылки и пара разбитых пластинок. Что вчера было вообще? Моя голова немного загудела. Похмелье. Витя будет крайне зол, когда увидит осколки пластинок. Даже если он вспомнит, что, может, он их сам разбил в горячке. А если это будет какой-нибудь особый, «святой» сборник хитов его любимой рок-банды, лучше держаться в этот момент от него подальше...

Дамир кашлянул в кулак и щелкнул замком. Дверь отворилась. В последний момент, он развернулся и подошел к кухонному столу. Только нашарив на нем бутылку, на донышке которой все еще бултыхался алкоголь, он направился к выходу, пропуская меня вперед. Мы очутились на пороге посреди леса. Рассвет только начинал появляться за горизонтом. Он просвечивал через стройные стволы деревьев, расселяя свои лучи по углам небосвода. Ночью моросил мелкий дождь. Воздух пропитался озоном и свежестью утра. Птички только начинали щебетать наверху. По моей коже прошелся морозец, и я охнула.

Дамир широко зевнул и сел на ступеньки, вынудив меня повторить тоже самое. Я ощутила сырость древесины всем телом, когда опустилась рядом с парнем. Мы оба были уставшими, с тенями под глазами и сонными лицами, с вялостью во всем теле. И пока я вспоминала, что происходило вчера, голова моя начинала трещать все сильнее и сильнее.

- У меня так болит голова, - сипло пожаловалась я и прочистила горло, - Хотя я помню почти все.

Он улыбнулся.

- Это потому, что ты только начинаешь этим заниматься.

- Это хорошо, или плохо?

- Ни то, ни другое.

- У тебя болит голова?



Lafille

Отредактировано: 22.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться