Сингапурский Гамбит

Размер шрифта: - +

3. Монах, джентльмен и гражданская война в Испании

Отель Rex расположен через квартал от Бингли, с тыльной стороны чуть менее легенданой Каледонии. Он намного меньше, не попадает на открытки, и знаменитых постояльцев тут тоже не бывает.

Так что дежурный Массимо Росси надолго запомнит тот вечер, когда дверь с золотой вязью отворилась и в отделанный серым гранитом холл вошли эти двое.

Пришельцы выглядели настолько странно, что сначала принял он их за актёров.

Один был джентльмен лет шестидесяти, обрюзгший и облысевший, с жёлтым лицом и всклокоченной бородкой. Одет в старомодный твидовом пиджак (лет десять назад он наверняка обошёлся недёшево) и брюками-гольф. Чуть ниже коленей их скрепляли серебряные застёжки. На пальце правой руки мигнул перстень с золотой пентаграммой.

А за ним тащил чемоданы светлокожий азиат в жёлтой рясе буддистского монаха. Стриженный наголо, тщательно выбритый и высокий, чуть не до потолка.

- Мне и моему консультанту нужен номер,- с ходу заявил джентльмен,- можно один на двоих. Мой консультант будет спать на полу, я прошу этому не удивляться. У него монашеский обет не пользоваться высокими кроватями

- Простите, сэр, но я должен уточнить у директора...

- Правила отеля Rex запрещают спать на полу?

- Нет, сэр. Они запрещают селить азиатов.

- Что за чушь?

- Таковы правила, сэр. Мы селим только европейцев.

- А русских?

- Согласно правилам отеля, сэр, русские считаются европейцами.

- А как насчёт португальцев из Макао?

- Разумеется, сэр, согласно правилам отеля все португальцы считаются европейцами. В том числе и уроженцы Макао.

- Я не вижу причин, почему вам тогда не поселить моего консультанта. Тибет уж точно ближе к Европе, чем Макао!

Молодой монах стоически стоял навытяжку с чемоданами и посохом на спиной. На его щеках блистели капельки пота. Ему можно было дать лет тридцать, но с таким ростом ни в чём нельзя быть уверенным.

- Правила отеля запрещают селить китайцев, японцев, ласкаров и малайцев,- повторил дежурный,- какие бы суммы они не предлагали. Я бы советовал вам обратиться в Бингли.

- Я не желаю платить деньги только за чужую славу!

- На тот случай, если вас не устроивает Бингли или Каледония, в Китайском квартале, сэр, есть несколько хороших отелей: Даменлу и Новый Маджестик. Туда пускают всех.

- Я не потерплю!- рявнул джентльмен,- Я не потерплю этих глупостей! Много лет я исследую мудрость Востока, которая многократно превосходит то, что вдолбили вам в голову бездарные учителя – и вы собираетесь селить меня в Китайском Квартале? Это несылахно! Вам известно тибетское слово “лама”?

- Да, сэр.

- А вам известно его происхождение?

- Нет, сэр.

- “Лам” по-тибетски означает Путь или Дорогу, а Лама – это Идущий, особый титул Богов Египта. Следующий Путём, если пользоваться буддистской фразеологией. Его нумерологическое значение – 71. Вы понимаете?

Монах приотрыл рот, чтобы что-то сказать. Но сдержался и промолчал.

- Не совсем, сэр.

- Хорошо, зайдём с другой стороны. Посмотрите внимательно на моего консультанта. Скажите, он китаец?

- Нет, сэр.

- Малаец?

- Нет, сэр.

- А может быть, он ласкар из Индии?

- В этом я не могу быть уверен, сэр.

- Зато я уверен! Да будет вам известно, что граница между Индией и Тибетом пролегает по водоразделу Тибетского Нагорья. И Тибет – это всё, что севернее великого хребта! Так понятно?

- Не совсем, сэр.

- Ласкары – это индусы. А мой консультант родился намного севернее. Почтенный Лобсан, где вы родились?

- В Бурятии,- сказал монах,- Это возле Байкала.

- Вот видите! Взгляните на карту, взгляните. Вот она, на стене висит. Вот Индия, где ласкары. А вот Тибет. Что вам непонятно?

- Простите, сэр, но разве озеро Байкал расположено в Тибете?- дежурный уже ничего не понимал.

- Разумеется, нет. Но это и не важно. Главное, что мой консультант – тибетский монах. Вы же не Байкал селите, а моего консультанта! Давайте, записывайте.

- Мне надо уточнить, сэр.

- Валяйте. Покажите мне место в ваших правилах, где запрещено селиться тибетским монахам.

Дежурный достал книжечку в кожаном переплёте и посмотрел на неё. Махнул рукой и спрятал обратно. Даже не открыл.

Потом развернул регистрационную книгу.

- Пожалуйста, господа. Ваш номер – четвёртый.

Джентльмен записался, как “сэр Саймон Алистер Кроу, литератор”. А его спутник (как оказалось, он умел по-английски и писать) – как “Лобсан Сэнгэ Сумати, монах (будд.)”

 

Оказавшись в номере, джентльмен снял пиджак, старательно расправил его на вешелке, а потом с облегчением рухнул на кровать.

- Что за проклятый город!- пробурчал он, глядя в потолок.- И как тут душно. Лобсан, откройте окно! Хотя нет, не открывайте. Там тоже душно.

- Я хотел бы уточнить,- заговорил монах,- что вы неверно перевели тибетское слово “лама”. Дословно оно означает “выше нет”. Это титул духовного учителя, а не просто йогина-последователя Дхармы.

- Воздух спёртый, архитектура уродлива, люди с печатью вырождения на лицах,- бормотал Кроу,- Нет, англичанину здесь жить положительно невозможно! И зачем тащиться в такую даль? Не проще ли умереть на родине?

- Я полагал, что вы вернётесь в Англию,- сказал Лобсан,- В Калькутте вы тоже жаловались на климат.

- К сожалению, это для меня невозможно,- джентльмен закинул голову и глядел в низкий белый потолок,- Они идут по моему следу и хотят нанести мне последний удар. А у меня нет ни сил, ни денег, чтобы им ответить. И всё это сейчас, когда наступил новый эон – эон Гора! Послушайте, почтеннейший,- сэр Кроу ослабил галстук,- Вы не знаете, когда станет посвежее?



Алекс Реут

Отредактировано: 21.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: