Сингапурский Гамбит

Размер шрифта: - +

15. Писчебумажный магазин Волшебного Писаря

Море сверкало до нестерпимого. Лобсан надвинул шляпу на глаза и старался смотреть только под ноги.

В лицо дохнуло солью, но легче не сделалось. Вечеая жаркая духота словно пропитала сингапурский воздух.

Лобсан подумал, что следущее дело он будет распутывать в горах, где сверкают ледники и низвергаются прохладные водопады. Здесь, на тропической жаре, мысли словно выкипали и голова становилась пустой и тяжёлой, как чугунный котелок.

Не мыслей, ни желаний, а проблемы если и были, то сил думать о них всё равно не было. Не удивительно, что в этих широтах так популярно архатство.

Кто-то потянул за рукав. Лобсан поднял обомотанную чётками руку — и только потом по глазам ударила белоснежная школьная форма.

Лицо Гарри Ли, как всегда, было очень серьёзным.

- По мере возможности продолжал наблюдение,- заговорил он,- Мексиканец ушёл с утра. Француза не видел, наверное, тоже ушёл, Его жена за завтраком просила немца куда-то пойти вместе.

- Как ты угадал, что она просила именно это?

- Это легко. Как в старом немом фильме. Вроде бы слов нет, но всё понятно.

- Превосходно. Ты понял, куда она его звала?

- К сожалению, мне не удалось.

- Всё в порядке. Это не так важно, как кажется.

Монах нарисовал посохом на песке круг. Разделил его надвое. Поставил точку в одной половине и о чём-то задумался. Потом, словно что-то увидел, очень быстро поставил точку на другой половине круга.

- Скажи, а что из себя представляет Китайский квартал?- спросил он,-0 Я вижу, что не все китайцы живут там.

- Там живут те китайцы, которые остались китайцами.

- А твоя семья, получается, уже не китайцы.

- Мы хотим быть англичанами.

- Получается?

- Не знаю. Даже в моём классе по-разному говорят.

- А сам как думаешь?

- Я не думаю. Я стараюсь.

- Я слышал, в китайском квартале построили знаменитый отель Маджестик. Значит, есть купцы, которые не боятся там останавливаться.

- Китайский квартал очень большой. Там, согласно официальным картам, трущобы. Но есть богатые трущобы, есть бедные, есть грязные, есть чистые, есть парадные, есть задворки.

- Как по твоему, там живёт много народу?

- Даже согласно официальной статистике, семь из десяти сингапурцев — китайцы. Люди приезжают сюда работать изо всех южных провинций. Мне рассказывали, что там даже женщин не хватает. Этим Китайский Квартал похож на нашу гимназию.

- Кто-нибудь из твоих одноклассников там бывает?

- С точки зрения моих одноклассников, китайская часть Сингапура — ненастоящая.

- Почему они так говорят?

- Жители китайского говорят по английски плохо и со смешным акцентом. А также, там нет полей для гольфа.

- Если в китайском квартале появится поле для гольфа, твои одноклассники изменят своё мнение?

- Нет. Они найдут другие причины.

- Это очень важно, спасибо. Кстати, ты выяснил, как украли рисунки Киёаки Ёсиды?

- Выяснить не удалось. Пришлось подсматривать. Ящик взломали. Очень просто. Видмо, ломиком и нож. Наши ящики, как вы понимает, не рассчитаны на то, что их будут пытаться взломать. Хотя, я, конечно, догадываюсь, что могли взломать, чтобы запутать. Открыть ключом — это же слишком просто.

- Ты прав. Другое дело, что яснее от этого не станлвится.

- У меня ещё кое-что...

- Слушаю.

- Вы уже знаете, кто убийца?

- А что, кто-то убит?

- То есть вы думаете, что пропавший мистер Элбакян с колокольчиком — жив?

За спиной, в школе, зазвенел звонок. Казалось, звон доносится из другого мира.

- Я не вижу причин, чтобы считать его мёртвым. Что касается полковника Тирли — юноша Киёаки застрелил его на глазах у десятка свидетелей. Я думаю, мы можем поверить этим достойным волшебникам.

- То есть Элбакян связан со шпионом, которого мы ловим?- глаза Гарри Ли горели возбуждением.

- Нет, конечно нет, Никак не связан. Тебе пора, продолжай наблюдение.

Монах зашагал через улицу к Бингли. Он шагал старательно и неторопливо, словно обходил ступу.

Коридорный уже дожидался его на веранде.

- Почтеннейший, рад вас видеть. Я надеюсь, что расследование идёт успешно.

- Оно идёт как положено. Но путь слишком долог. У вас не найдётся воды для бедного странствующего монаха?

Вода нашлась трёх видов — для питья, со льдом, для рук и для ног. Лобсан решил, что в таком климате все три вида просто необходимы. Патриархи, которые прописали это в винаю, были, конечно, очень мудры.

- Что вы знаете о смуглом господине де ла Торре?- спросил монах. Он уселся в тени, снял шляпу и вытирал полой накидки мокрую голову..

- Странный он джентльмен, почтеннейший,- ответил коридорный,- не колдун, просто странный. Делает вид, что он джентльмен. Но это не так!

Лобсан догадался — сингалец вставляет обращение «почтеннейший», чтобы мимоходом очищать карму. Дело, конечно, небыстрое. Но стремление жить с чистой кармой очень радует.

- В чём его странность?

- Он часто о делах говорит и про китайцев спрашивает. Переводчика, помню, спрашивал. Я ему ответил, что в здешних весёлых домах девицы и без переводчика всё понимают, а он посмотрел и даже на чай не дал. Вот и подумайте сами, почтеннейший.

- Он торгует чем-то?

- Нет, в том и дело. Он какой-то странный. У него есть письмо от короля Мексики. Он это письмо один раз даже показал масса Субботину.

- Ты не помнишь, о чём был разговор, когда мексиканец показывал письмо?

- Нет, почтеннейший. Кажется, про китайцев. Но они часто про это говорят, я могу и перепутать.

- Как думаешь, этот мексиканец может быть шпионом?

- Я газеты иногда читаю, почтеннейший. Я не всему верю, что там пишут. Просто чтобы английский язык лучше знать. И чтобы было что ответить, когда постоялец спросит про последние новости. И вот знаете — он, конечно, может быть шпионом. Сейчас много шпионов, очень много. Но шпионом сейчас может быть каждый, вы же понимаете, почтеннейший?



Алекс Реут

Отредактировано: 21.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: