Синичка в небе

Размер шрифта: - +

Часть 2. Лона - Глава 1

Следующие недели прошли для меня как в тумане. Когда Гордеев сказал, что после испытательного периода станет сложнее, я подумала, что это ерунда, но, оказалось, начальник не умеет преувеличивать. Первый месяц был цветочками, а вот потом все стало серьезно. Мне, как в сверхсекретной организации, повысили уровень допуска, и теперь я знакомилось с партнерами Гордеева, углубленно изучала рабочий процесс и устройство суда изнутри, у меня даже было право принимать вместо Гордеева некоторые документы, лишь бы главный не отвлекался. А потом я приходила домой и умирала. Не интересовали ни разговоры, ни домашние дела: я падала и засыпала.

Основные события, которые некогда казались ужасно важными, на этот раз пролетали мимо моих трудовых будней кометами. Ванька расстался со своей Олесей Александровной даже раньше, чем предсказывала Рита — спустя неделю. Иришка с Егором тоже разбежались, причем очень некрасиво: некоторое время после этого не разговаривали. Новийский залег на дно, занятый разработкой тактики развода. Лона с Романом активно обсуждали дату свадьбы, но никак не могли прийти к единому мнению на этот счет. Мы же с Риткой смотрели на них и радовались, что у нас с ней было по одной новости: она разбила мобильный, и теперь ходила с неубиваемой допотопной нокией, а у меня сломался обогреватель, и так как отопление до сих пор не включили, мой нос превратился в огромный красный шнобель с неиссякаемым потоком соплей.

— Шла бы ты домой. Жутко выглядишь.

Катерина прицельно бросила в меня новенькой упаковкой бумажных носовых платков, и я подумала, что люблю эту женщину. У меня закончились чистые платки, потому что прошлые не высохли из-за отсутствия отопления и сломанного обогревателя. Нет, я понимала, что можно и не париться — все равно вмиг станут мокрыми слова, но противно же. Плюс, стирать при таком холоде было, честно говоря, противно. Мокрые руки замерзали в два счета.

Кстати о «домой». Не хотелось разочаровывать Катерину, но больше шансов было вылечиться за рабочим столом, нежели дома. И не так давно я схитрила: когда Лона осталась ночевать у своего Романа, я решила расположиться на диванчике в приемной. Впервые за долгое время проспала всю ночь, не просыпаясь. И так хорошо стало, что после этого я в очередной раз решила поругаться с ЖКХ. Ничего не изменилось: мне ответили, что все еще не могут включить отопление, потому что у кого-то из соседей так и течет труба, и запчасти они не покупают. Когда я попыталась уточнить, уверена ли девушка в информации (я, например, не запомнила бы все поломки района), но была вежливо проинформирована о занятости сантехников, которые не намерены попусту ходить по десять раз в один и тот же дом. Ну что тут было сказать? Я попросила у мамы на новый год новый обогреватель, а в ответ получила тираду о том, что я девушка, мне положено думать о другом. К тому же, она уже купила мне красивый свитер. Я, в свою очередь, выразила надежду, что он еще и теплый, потому как собиралась в нем спать. Мы повесили трубки, в очередной раз разочаровавшись друг в друге.

Неприятное положение дел привело к тому, что я начала считать финансы. Для покупки нового жилья все еще не хватало пятисот тысяч и закралась малодушная мысль: раз Лона выходит замуж и уезжает, может, лучше подумать о приобретении комнаты, а не квартиры? Почему нет? Опыт жизни с соседями имелся. Но только я вспомнила о потенциальных оргиях за стенкой и отсутствии личного пространства, как поняла, что путь наименьшего сопротивления не для меня. Это не улучшило бы качество моей жизни: шило на мыло.

Тогда у меня в голове родилась новая идея, и я открыла окошко excel, чтобы посчитать деньги и определиться с вариантами. Мне было страшно — даже очень страшно делать то, что задумывалось, но лучшего варианта в такой ситуации не существовало.

После того, как Катерина ушла домой тем вечером, я постучала в дверь кабинета начальника, чтобы осуществить задуманное. Он был занят, что я почти растеряла всю собранную по крупицам решимость, но спросил, что мне нужно, и пришлось отвечать.

— Николай Давыдович, — проговорила я «в нос», после чего начальник поднял голову и скривился.

— Вы всегда так долго болеете? — поинтересовался.

— У нас дома нет отопления.

Я понимала, что придется пройти акт унижения от начала и до конца, а потому решила ничего не скрывать. Это был тот самый редкий случай, когда честность могла сыграть на руку.

— Сходите в ЖКХ, — легко отсоветовал начальник.

— Уже ходила, но у нас очень старые батареи, и соседи не имеют возможности их починить. Если включат отопление, то случится потоп. — После этого Гордеев взглянул на меня куда пристальнее и даже откинулся на спинку кресла. — Я все это говорю не для этого, чтобы пожалели или что-то в этом духе. Я со смежным вопросом. Дело в том, что мой переезд — вопрос времени. Я давно коплю деньги и имею на руках некоторую сумму, но даже с учетом того, что мне удастся продать комнаты, где мы живем сейчас, на студию-малометражку не хватает примерно полмиллиона. Насколько я знаю, некоторые компании предоставляют кредит своим сотрудникам для приобретения жилья под процент меньший, чем банки, и решила уточнить, является ли «ГорЭншуранс» одной из них.

Сказав все это, я мысленно погладила себя по голове. Прозвучало спокойно и сдержанно, но внутри, конечно, я чувствовала совсем другое. Злость, обида и непонимание причин, по которым никто из моих близких не делал попыток что-то изменить к лучшему, я унесла бы в могилу. Меня просто дико раздражало, что я одна копила деньги, боролась с соседями и органами власти, а теперь еще просила у начальника милостыню. Никто меня в этом не поддерживал, ни единая душа! Как могли мама с Лоной просто полагаться на мужчин, забывая о том, что есть только один человек на свете, который не бросит тебя никогда и ни при каких обстоятельствах, и это ты сам? Как могли они верить чужакам больше, чем самим себе?



Александра Гейл

Отредактировано: 10.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться