Синие крылышки Буррунджи

Размер шрифта: - +

Глава 4

Глава 4

 

Вы оба то ли ужасно милые, то ли просто ужасные...

Касл (Castle)

Ничего нельзя планировать. Ничегошеньки. Особенно подробно и по минутам. Чем конкретней всё расписываешь заранее, тем больше вероятность, что задуманное полетит к чертям собачьим.

Вот в таком примерно настроении, то есть в остервенении, Регина рылась в собственном гардеробе, стараясь отыскать хоть что-то, более-менее подходящее для юной девушки, субтильней её размера на три-четыре. Впрочем, только ли в размере было дело? Попробуй-ка, подбери среди одежды, пошитой на стыке современного земного и местного викторианского стиля нечто, годное для ношения в жаркой пустыне! Она вспоминала просторное платье-бурнус новой знакомой, наглухо закрывающее плечи и грудь, оставляющее открытым только кисти рук и нежную девчоночью шею и ругалась сквозь зубы, отбрасывая чересчур открытые сарафаны и летние блузки. Вот несколько длинных юбок с запахом можно оставить, их она отложила сразу, а верх никак не удавалось подобрать. Или чересчур открыто, или слишком непрактично, или марко, или непрочно… Отчаявшись, она, наконец, извлекла несколько водолазок; ну, почти водолазок, очень напоминающих земные, только в местном исполнении более декоративных, обычно подбирающихся в пару к особо прозрачным нарядам; по наитию присовокупила пару плотных жилетов – без всяких стимпанковских штучек, как у Тересии, но вполне функциональных, с множеством кармашков для полезных вещей – и несколько лёгких шарфов и шалей. Почему-то пустынная девушка так и представлялась ей в арабском наряде – не в виде бесстыдной танцовщицы, разумеется, а наподобие тех самых скромнейших и добродетельных дев, что тщательно кутаются в километры тканей, охраняя свою скромность.

Всё это время она старательно давила в себе нервный смех, грозящий перейти в истерический.

Бред. Она ломает голову над одеждой, годной для пустынного климата; а за окном – кажется, начинающим подёргиваться дымкой первых морозных узоров, кружатся в ночи, подсвеченные фонарём на крылечке, снежные хлопья… Но в Тиларийской пустыне разгорается день, скоро накалятся пески, девочка Лю станет париться в обносках; ей даже нечем прикрыть голову… Надо торопиться. Снести всё, напиханное в сумки, уточнить у Реджи, сколько ему ещё торчать в пустынной Башне, рассказать, что здесь творится, что сьер Лохли его ждёт, но только «в полной форме, без всяких жертв для новой ипостаси»… Да что же это такое! Ей вообще не следовало задерживаться, тем не менее, всегда такая предусмотрительная, чётко планирующая и выполняющая задуманное, она торчит здесь третий час подряд.

А ведь хотела лишь провести «папу Алана», как мысленно успела его окрестить, через портальный выход, и вернуться… успев по-быстрому обежать лекарские домики – так здесь называли аптеки – в ближайшем квартале. Бутылочки и соски – вот и всё, что ей было нужно на случай, если Детёныш проснётся и запросит кушать. Когда ещё «папа Алан» вернётся и заберёт его в новую семью! Может, он и влиятелен, и пользуется авторитетом и уважением у столичных жителей, но не так-то просто с лёту найти подходящее семейство, переговорить с возможными будущими родителями, заручиться твёрдым согласием… Когда вам нежданно-негаданно предлагают усыновить детёны… ребёнка, да ещё такого необычного – ещё подумаешь, что ответить.

Что он там говорил? Дескать, каждая семья сочтёт за честь?.. Возможно. Но с бухты-барахты подобное решение не принимается, нужно время. А малыш Цербер, как и все здоровые дети, скорее всего, будет просить кушать часто и помногу, и в тройном объёме. Повторять же фокусы с чудо-кормлением у Регины не было никакой охоты. Слишком много концентрации они требовали. А для должного уровня сосредоточенности нужно спокойствие, коим нынче и не пахло.

…Как он смотрел на Регину при прощании, этот, вдруг показавшийся страшным, сьер альбинос, как смотрел! Просто уничтожающе…

Тогда, часа три назад, она оперативно озвучила Дому разрешение на допуск сьера Алана Роу в тиларийский портал (если на то не будет дополнительных распоряжений, добавила мысленно, и Дворецкий понимающе хмыкнул). Они со сьером успели уже церемонно раскланяться и попрощаться у входной двери, и Рина мысленно прикидывала, стоит ли брать мобиль для похода по местным аптекам, или быстрее обежать их, дабы не тратить времени на выезд-парковку, как дзынькнул звонок. Дом с некоей ноткой сочувствия объявил, причём вслух:

– Сьер Лоуренс Лохли, Великий Магистр Ордена Равновесия, милейди, с визитом! Прикажете принять?

Она настолько растерялась, что едва не брякнула: «А что, есть варианты?» Но вовремя спохватилась. Великие Магистры зазря в гости не наведываются. Особенно будущие работодатели.

– Проси.

Хороша же из неё светская дама... Ещё пару дней в пустыне – и она вообще забудет про этикет, а в этом мире с ним, похоже, строго.

– А, очень кстати! – оживился Алан Роу и двинулся навстречу гостю. – Лоуренс, вы мне нужны, как никогда!

– Похоже, это взаимно…

Сьер Лохли быстро взглянул на Регину.

– … сьер Роу. Но не менее чем в разговоре с вами… – Он бросил испытующий взгляд на Регину. – … я нуждаюсь… крайне, сказал бы, нуждаюсь в общении с нашей прекрасной лейди.

По ногам вдруг потянуло неожиданной стылостью.

Подбирая подходящую случаю светскую фразу, Регина случайно покосилась на Алан Роу – и остолбенела. Эти двое – гость уходящий и гость, явившийся ему на смену – обменялись рукопожатьями да так и застыли, не разъединяя рук. Лица их, одинаково сосредоточенные, окаменели.

Около минуты, пока они пребывали в полной неподвижности, Рина не знала, куда себя деть. Нехорошее подозрение заставило её всмотреться не в лица – в ауры. Едва заметные встречные потоки шли от одного сьера к другому, стремительно меняя окрас, перебирая все цвета спектра. По застывшим, казалось, лицам, пробегали тени эмоций. Они переговариваются! – осенило Рину. На каком-то немыслимом уровне: может, это телепатия, может, мыслеразговор вроде того, как мы беседуем с Домом и Башней… Только ей ни хрена не слышно. А вот «папа Алан»…



Вероника Горбачёва

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться