Синие крылышки Буррунджи

Размер шрифта: - +

Глава 6

Глава 6

 

Всегда лучше сохраняется в тайне то, о чем все догадываются.

Джордж Бернард Шоу

 

Успев за последние двое суток несколько раз проскочить по ту и другую сторону секретной двери, Регина воспринимала, как должное, что за время её отсутствия ничего не менялось. Дом верно стоял на страже тишины и покоя, и если бы не нежданный визит Лоуренса Лохли, она и не догадалась бы, что за надёжными каменными стенами разыгрывается нешуточная погодная драма. К тому же, во время прошлых налётов, по-быстрому собирая кое-что из съестного и кое-какие необходимые в повседневности мелочи, Рина даже в окна не заглядывала. Смена освещения для неё стала уже привычной: в Тиларике ночь – в Артисе день. Артис спит - пустыня просыпается. Да и по ту сторону двери мир, казалось, застыл навеки: пески оставались на месте, море – тем более, Башня вообще превратилась в ось здешней реальности: незыблемую, воткнутую в землю с момента её сотворения… И вдруг за какой-то час с лишним всё переменилось, причём не только в Артисе, но и по ту сторону портальной двери.

Будто своим вторжением «папа Алан» скинул невидимый стопор, наброшенный было на безмятежное бытие… и всё закрутилось. Эдем растревожен. Адаму и Еве пора убираться; нет, не в изгнание, но в Настоящую Жизнь… Добро пожаловать в реал!

…Картина что предстала перед глазами Регины, стоило ей ступить за порог, была просто сюрреалистична, иных слов для краткой характеристики не нашлось. Неподалёку от Башни-Кошки прочно вросла в песок, будто всю жизнь здесь торчала, ещё одна Башня, почти такая же, только… с виду явно постарше: поросль мха, окольцовывающая основание, была гораздо гуще Кошкиной, да и мелких трещин в плитах полно... От её подножья, словно след огромной сохи, тянулась, разрывая монолитность ближайшего бархана и уходя к песчаному горизонту, глубокая и широкая борозда.

Значит, они действительно двигаются, эти Башни! А Рина-то думала, что «блуждающие в песках» и «поющие», как упоминал о них Реджи, всего лишь метафоры, отголоски легенд и мифов… Ей и в голову не могло прийти, что…

И ведь Лю в своём рассказе что-то подобное говорила, просто Регина тогда была слишком вымотана, чтобы вдуматься…

Между Гостьей и Кошкой на уровне верхних оконец, прорезанных в стенах и постепенно разрастающихся в дверные проёмы, строилось нечто, напоминавшее перекидной мост, призрачное основание которого вкупе с перильцами, воздушной галереей и даже чем-то, похожим на цепной подъёмный механизм, наливалось красками, уплотнялось, становилось всё более материальным. За этим фантастическим процессом заинтересованно наблюдал, сунув руки в карманы стильного костюма, очаровательный молодой джентльмен, словно только что заглянувший сюда со светского раута, абсолютно инородный со своим лоском и блеском ботинок, насколько может быть инороден птеродактиль в салоне авиалайнера. С трудом оторвавшись от увлекательного зрелища, молодой человек, которому неоткуда здесь было взяться, повернул голову на звук хлопнувшей двери, белозубо улыбнулся и шагнул к Регине. Мало того: освободив её, опешившую от неожиданности, от сумки и корзины, притянул к себе с недвусмысленным намерением обнять.

Она едва не отшатнулась, но вовремя опознала в нахале своего разлюбезного оборотня. Пришлось целоваться. И выяснить опытным путём, что стиль одежды на качество поцелуев не влияет.

– Реджи! – только и выдохнула она, освободившись какое-то время спустя из его объятий. – Ничего себе!

Он с неудовольствием оглядел свой костюм.

– Представляю, прекрасный вид: посреди пустыни – и я весь в белом… Приходится страдать. Не стану же я при девчонке бегать в одном пледе! А больше здесь ничего не оказалось, отец привёз только это.

– Да ладно, не жеманничай. – Не удержавшись, Регина фыркнула. – Ты и в джинсах красавец, а уж так-то… Конечно, не совсем по погоде и климату, но, знаешь, дарёному коню в зубы не смотрят.

– Может, и не смотрят, но удивиться-то я могу! Да и не люблю я так рядиться…

Он скосил глаза на продолжавшееся без его присмотра удивительное строительство.

– Пойдём, кстати, посмотришь ближе. Отлично эти двое работают вместе.

– Они что, сговорились?

– Ну да, это ведь Сестринство Башен, они отлично друг друга понимают, если на переговоры хватает магии; главное – подобраться друг к другу ближе. Эта старушка, похоже, всю Силу угробила на то, чтобы разыскать хозяйку; а уж тут, на месте, я её подсоединил к здешней жиле, вот она и взбодрилась. Не удивительно, здесь силовые линии мощнейшие. Мурхох умел выбирать Места Силы.

С минуту Регина восхищённо наблюдала за исчезновением цепного механизма и прорастанием в воздухе ажурных опор. Потом спохватилась:

– А где Лю?

– Спит. Я их обустроил здесь, в цокольном этаже, там прохладно, а главное –настоящая жилая комната. Простенько, но отдохнуть можно. А эти двое, – кивнул на Башни, – быстро подружились. Смотри, как слаженно работают… Что интересно: сначала призрачными линиями разметили контуры, сменили несколько вариантов, а потом уже стали уплотнять последний. И всё это время они пели, представляешь? Это они так общаются. Изумительно.

– Эх, жаль, не застала!

Не сдержавшись, она обняла своего мужчину за талию. Успела соскучиться. Трудно в таких условиях взять и выложить, что заскочила на минуту проверить, как дела, и вот-вот ускачет прочь. Но Реджинальд, кажется, что-то почувствовал.

– Что-то случилось? Ты напряжена.

– Да так… Сейчас расскажу.

Уткнулась носом ему в плечо. Ещё немного поболтает о несущественном, побудет с ним – и тогда уже выложит главное... Спохватилась:



Вероника Горбачёва

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться