Синие облака

Font size: - +

Глава VII

Женщины предложила гостям отдохнуть, но Саша изъявила желание выйти на прополку огорода, Станислав тоже вызвался идти с Сашей, но тетя Шура нашла ему другую работу.

—Если хочешь поработать, пойдем Стасик, я покажу, что надо делать.

—Стасик? - Саша засмеялась, игриво покачала головой.

Он в ответ подмигнул.

—Можно и Стасик, но только тете Шуре.

—Я тоже хочу называть тебя Стасик, - шутливо обиделась Саша.

—Пересмотру не подлежит. - Бросил он через плечо и отправился за Александрой Тимофеевной, добавив на ходу, - а я буду называть тебя Шурочка.

—А-а-а, - Саша от удивления только втянула в себя воздух, не успев ответить.

Саша прошла за дом, где сразу начинался огород, уходя далеко от дома. Справа, прижавшись к заборчику Михалыча гордо высилась аккуратная баня. Саша знала, что за огородом тети Шуры начинается чужой огород, дом, а дальше за дорогой начинается лес. Пока Саша ходила по грядкам, выбирая сорняки, Станислав покрасил калитку. Закончив свою работу, он вышел за дом, долго смотрел, как работает Саша. Та, согнувшись, шла вдоль грядок. Когда она увидела, что он смотрит на нее, поднялась, повернувшись в его сторону. Она была в темных очках и широкополой шляпе. Станислав, сжав ладони в единый кулак знаком дружбы, поднял руки и помахал ей. В ответ она показала ему просто кулак.

После обеда решили все отдохнуть. В доме было тихо, только шепотом переговаривались женщины, боясь потревожить гостя. После отдыха Станислав пошел топить баню.

 

Станислав сидел в предбаннике на маленькой скамеечке возле открытой печурки, подбрасывая в нее дрова. Скрипнула дверь, вошла Саша с кружкой в руке.

—Хочешь холодного кваску? - Она протянула ему кружку.

—Ты больше не боишься меня? - Он взял квас, сделал глоток.

Саша уже забыла свой страх и немного удивилась.

—Я и не боялась никогда, - слукавила она.

—Ну, конечно. Вспомни себя в машине, когда мы сюда ехали. Ты сжалась от страха, а когда я потянулся за пакетом, посмотрела на меня затравленным зверьком, попавшим в капкан, мне даже стало жалко себя.

—Почему себя? Логичней было бы пожалеть меня.

—Я пожалел себя, потому что никак не годился на роль маньяка, которым ты меня представляла. Да, я режу людей, но не убиваю. Тем более, таких красивых.

—А мне действительно было непомерно страшно.

—Но кофе ты все-таки выпила и бутерброд затрепала с аппетитом, - он рассмеялся.

Саша тоже не смогла удержаться от смеха. Сейчас это выглядело смешно и карикатурно, как в комиксах, где все предсказуемо.

—Пойду еще на огород, поработаю за компанию. А то неудобно, ты делом занят, а я баклуши бью. - Она быстро вышла.

Станислав остался один. Стал вспоминать события сегодняшнего дня, такого длинного, но еще не законченного. Забылась Москва, больница, где он проводил больше времени, чем дома или где-либо еще. Хотелось сидеть вот так, у огня, никуда не спешить, просто разговаривать с хозяйками, смотреть на Сашу, есть борщ с пирожками и быть, в конце концов, довольным и ничего не хотеть. Ему нравилось каждый день приходить в больницу, вдыхать запах лекарств, радоваться за выздоравливающих пациентов, перебрасываться шутками с молодыми медсестрами. С другой стороны это был тяжелый труд, ответственность за операции, постоянное пребывание в тонусе, в определенном состоянии и напряжении. Приходилось прочитывать массу литературы, учиться, наблюдать, делать, экспериментировать. Но как же хорошо иногда надо выпадать из этого напряженного ритма больницы, города, чтобы ощутить себя не специалистом, не водителем за рулем, а просто счастливым человеком, сидящим на скамеечке у раскаленной печи и подбрасывая чурки в огненный зев!

 

Сначала в баню пошли женщины. Любовь Николаевна вернулась быстро. Сашу тетя Шура не выпустила, заставив залезть на полок повыше, и провела всю процедуру с вениками и паром по полной программе. Когда Саша выползла в предбанник, у нее не было сил одеться. Кое-как замотав голову полотенцем и надев халат, с третьего раза попав в рукав, Саша вернулась в дом, рухнув на кровать.

Станислав покачал головой.

—А я живым вернусь?

—Заново родишься! - Тетя Шура, выдав полотенце и халат, подтолкнула его к выходу.

Отдохнув и приведя себя в порядок, женщины сели за стол выпить чаю. Из открытого окна со стороны бани доносились раздольное “ух!” и безысходное “ох!”.

Станислав вернулся из бани чуточку бодрее Саши и тоже рухнул на кровать.

Когда все собрались за столом, эмоции переполняли всех присутствующих. Смеялись, вспоминали баню, пили чай с пирожками.

—Стасик, расскажи о себе, где живешь, кто твои родные, - вдруг обратилась Александра Матвеевна к гостю.

—Да, вроде бы и рассказывать нечего, - засмущался Станислав.

—Расскажи, пожалуйста, - поддержала ее Саша.



Галина Жадан

Edited: 20.11.2017

Add to Library


Complain