Синие облака

Font size: - +

Глава XIV

Она перестала капризничать, но теперь у нее появилось маленькое пристрастие: если она не работала, то старалась сидеть дома. Ее никуда не тянуло, ей не хотелось идти в гости, не тянуло ни в кино, ни в театр. Она ложилась на диван, брала книгу и могла часами лежать, не поднимаясь, отказываясь даже выйти просто прогуляться. Теперь Стасу приходилось прикладывать немало усилий, чтобы поднять жену с дивана и выйти с ней из дому.

Стас действовал волевыми методами. Он буквально брал ее за руку, заставлял одеться и выйти с ним на прогулку.

—Ты же умная женщина, должна понимать, что тебе, а также нашей малышке, нужны движения, прогулки на свежем воздухе, - увещевал он ее и вел в Сокольники.

 

Когда родилась малышка, счастье накрыло молодых родителей, как ватным одеялом. Они даже оглохли, настолько перестали слышать внешние шумы, сосредоточившись на крохе. Малютка стала центром вселенной, все мысли, все дела, все устремления родителей принадлежали ей. Прекратились увеселительные выходы из дому, не ходили и к ним гости. Изредка приходили Марианна с семьей и Недайводины.

Стас и Саша были довольны. Их жизнь была настолько наполнена, что они не замечали отсутствия друзей - малышка заменила всех. Первая улыбка, первый прикорм, первый зуб, первый шаг - родители умилялись и восторгались, делали фотографии почти каждый день и уже не могли думать о другом.

—Смотри, смотри, Аленушка повернулась на животик! - Светился отец.

—Смотри, Аленка сама села! - Смеялась мать.

Все разговоры были о малышке. Да что разговоры, вся жизнь была в ребенке.

Саша крутилась в доме, все успевая, как будто в ней кипел вулкан - источник энергии. Ей нравилась такая жизнь, когда у нее в планах была куча дел, и не было свободной минутки. Она втянулась в этот ритм, не представляя для себя другой жизни. И главное для нее была красавица-дочка. Саша научилась командовать. Стас подчинялся беспрекословно, понимая, что жена заботится и все делает во имя дочери. Он тоже с удовольствием втягивался в домашний повседневный труд. Он мог делать все: помыть полы, приготовить обед, надеть подгузник ребенку. Часто гулял с крохой. Правда, он пытался позвать и Сашу, чтобы идти гулять втроем, но у нее находилось тридцать три отговорки и семьдесят семь дел - и, конечно, папе приходилось идти с малюткой вдвоем. Сначала Стас уговаривал жену, потом сердился и требовал, чтобы они шли все вместе, потом вдруг стал уходить с коляской молча. А Саша, с головой уйдя в быт, даже не заметила перемен.

Заметил друг.

—Что случилось, Стас? - Не выдержал однажды Юрий.

—Все нормально. А почему ты спрашиваешь? - Опустил глаза Стас.

—Да какой-то ты невеселый стал. Раньше шутил, смеялся, а теперь, можно сказать, думу думаешь.

—Нет. Все по-прежнему.

—Не сказал бы. Ты здорово изменился.

—Ты же знаешь, у меня все хорошо. Жена, дочка. Просто устал. В отпуск нужно уйти.

—Да, работы много. Я тоже не успеваю отдыхать. Приходите к нам в воскресенье!

—Спасибо! Я передам Саше. - Без энтузиазма ответил приглашенный.

Он знал, что Саша вряд ли согласится пойти. Ее невозможно было отвлечь от домашних дел. Ей было дома комфортно. Выйти для нее к друзьям в гости из дома представлялось таким заурядным событием, что появлялась масса дел, гораздо важнее. Время неслось так, что некогда было остановиться и оглянуться, отдышаться и осмотреться. Для Саши все, кроме дома, было несущественным, а Стаса она видела лишь через призму домашних дел.

Малышка подрастала. Вот она уже бегает так, что на детской площадке за ней не угонишься, хотя и падает частенько. Саша все радостней занимается домом, не замечая, что муж становится все более замкнутым. Он тоже радуется достижениям малышки, также гуляет с ней, также выполняет мелкие домашние дела. Но грусть на лице все больше затуманивает счастливые глаза.

Единственное, что осталось у молодой мамы, не связанное с домом, это Светлана. Саша часто по вечерам, сделав все дела и уложив малышку, общалась с подругой по Скайпу. Она закрывала дверь на кухню, усаживалась на диване, открывала ноутбук и вся уходила в разговор.

Им было интересно общаться: они рассказывали друг другу о своих делах, о детях, о мужьях, о своих чувствах. О детях они могли говорить часами. Что малыши делают, что говорят, как говорят, что любят есть, а что наоборот. Об их успехах, о проблемах, которые возникают периодически. Они понимали друг друга, уважали, и ни одна не могла и помыслить о том, чтобы обидеть подругу.

—Мы с Костей, совместно с его сестрами, - рассказывала Светлана, - купили участок между нашим домом и домом его младшей сестры Полины и будем строить частную гостиницу. Его старшая сестра Ольга живет тоже на нашей улице.

—Здорово. А как же работа?

—Костя так и будет работать врачом в санатории, я тоже работаю там, в “Радужном”, ты же знаешь, что я главный спец по компьютерам, так что он меня не бросит. Приезжайте, пока поживете у нас, а позже мы сможем выделить вам отдельный номер. Но это, как захотите, лучше, конечно, чтобы вы жили у нас с Костей.

—Так хочется приехать к тебе, Света, просто сил нет.



Галина Жадан

Edited: 20.11.2017

Add to Library


Complain