Синие Подсолнухи На Колесах

Размер шрифта: - +

ЦВЕТ СЕРЬЕЗНЫХ РЕШЕНИЙ

Альберт Вар последние несколько лет готовился к такому исходу событий, но и предположить не мог, что это произойдет так рано. Дочь покинула его дом, а он продолжал видеть ее во всем: всему виной количество синего цвета. Стены любили Акварель, и возможно, именно поэтому Альберту на секунду показалось, что они пытаются его раздавить.

Он не мог пошевелиться. Нужно было броситься за ней, силой привести домой и всыпать ремня, но что-то, абсолютно неожиданное и незнакомое останавливало его. В голосе дочери было нечто непоколебимое, и оно стояло здесь, рядом с ним, это нечто, держало его за горло, как верный слуга юной девочки.

Но это было еще не все.

Альберт Вар впервые предположил, нет, не так, впервые допустил мысль о своем возможно, и даже неизбежном поражении. Он бы не смог вернуть Акварель. Точно не сейчас.

Какая бы мистика не удерживала Альберта Вара дома, позволяя его юной, вспыльчивой дочери уйти далеко-далеко от места, где она не могла найти себе покой, все же как строгий отец и властный мужчина, Альберт последовал за девочкой.

На крыльце он словно ударился о что-то. Холмы, такие длинные, незнающие границ, окрасились синевой, молча приняв сторону в их с Акварель конфликте. Он безутешно проиграл.

Подсолнух решил стартовать. Хватит заниматься бесполезным самобичеванием, от этого железо ржавеет. Он медленно покатился с горы и, миновав небольшой подъем, буквально носом, если бы он у него был, уткнулся в заплаканное лицо Акварель.

За ее спиной он заметил синее облако поддержки. Краски тянулись за девочкой, как заботливые родители. Подсолнух потерял дар речи. Каким красивым созданием оказался этот человек.

- Ох, Подсолнух! Как я рада тебя видеть! – проговорила она, скрывая заикания. – Ах да, - девочка повернулась к Стыду, чтобы представить его автомобилю, но тот исчез. Позже Акварель усвоит этот урок судьбы: красивые мальчики часто так поступают, исчезают, не попрощавшись.

- Что произошло? – поинтересовался Фургон.

- Я ушла из дома.

Ого. Такого Подсолнух не ожидал от девочки.

- Из-за чего? – спросил он, но сразу же вспомнил тот властный голос, доносившийся от гаража, то есть, дома художницы.

- Это очень долгая история. Длинною в двенадцать лет. Ты уверен, что у тебя есть столько свободного времени? Если быть максимально краткой – он не верил в существование моего Таланта, и в Музу с Вдохновением тоже. Он не станет помогать мне с их поисками, более того, он будет всячески мешать моим поискам. А что еще хуже, Подсолнух, он будет счастлив, если я больше никогда их не увижу.

Ох уж эти смертные-двуногие, все то у них не как у машин. Подсолнух был образованным автомобилем, поэтому знал достаточно о мире людей. Ему стало жаль девочку, с каждой слезой она словно уменьшалась в размере.

- Ты уже уезжаешь? – Подсолнух почувствовал, что собеседница хочет сменить тему, и с уважением принял ее инициативу.

- Да, я решил, что нужно рискнуть и пойти до конца. Терять мне уже нечего, - он сам поразился, с какой легкостью ему давалась откровенность. – Поэтому, вспомнил, что у меня впереди несколько дней для того, чтобы исправить ситуацию и отыскать синий цвет.

На последних словах автомобиль поперхнулся. Он совсем не собирался настолько откровенничать. Двуногие не знали о его стране, но и разговаривать с автомобилями они тоже не могли...

Девочка, кажется, забыла о своей трагедии, о побеге из дома, она оживилась и вновь вытянулась в свой обычный рост.

- Синий цвет? Так вот что ты потерял? У меня его много – могу отдать!

Подсолнух вновь не нашелся с ответом. Разве такое возможно? Двуногое, почти беспомощное создание предлагает ему единственные вещи, которые у него есть, и все ради спасения чужака, незнакомца.

- К сожалению, это не то цвет. – он немного помолчал и решил все же довериться девочке, так как оставить ее вот так без объяснений – просто неприлично, он ведь ее так разволновал, помимо отца, конечно. – Родом я из Волшебной страны. У нас все совсем не так, как у вас. – он изо всех сил старался звучать беспристрастно, чтобы не обидеть родину девочки, как никак она принадлежала именно этим землям. – Наш король решил, что по определенным причинам стране нужно переехать. Мне, как Фургону, служащему двору, была оказана честь – перевезти синий цвет всей нашей страны из одной страны – в другую. Но по дороге, как ты уже знаешь, меня обокрали. – Акварель кивнула. – Эти мерзкие, наглые вруны...

- Кто они? – с тревогой в голосе спросила Акварель.

- Приключения.

- Приключения? – удивилась девочка.

- Да. Они самые. Их было много. Я не подозревал, что они могут оказаться опасными. Я не думал, что встречу их. И что по их вине стану изгоем, если через несколько дней не прибуду ко двору с синим цветом. Мне страшно представить свою прекрасную родину без синего цвета. Какой уродливой она станет.

Акварель понимающе закивала. Ей стало страшно. Если бы у нее украли синий цвет – то от нее ничего бы не осталось. Так она и сказала растрогавшемуся Фургону.

- Тут не поспоришь. – Подсолнух посмотрел на Акварель, на семьдесят процентов состоящую из синевы.



Дмитрий Говори

Отредактировано: 06.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться