Синий цвет солнца - 2. Перевёрнутый мир.

Размер шрифта: - +

Глава 4

«Мир перевернулся», – Герман положил трубку телефона, и в задумчивости уставился в стену. Сообщение, которое он только что получил, поставило его в некое состояние замешательства.

За много лет, находясь в секретарях у Владимира, этот красивый шатен повидал всякое. И сейчас на его бледном, как будто вылепленном античным скульптором, лице с тёмными, почти чёрными зрачками не отражалось ничего: ни волнения, ни сомнения. Но в голове был только один вопрос: «Как я ему об этом скажу?».

Наконец он решился, и толкнул дверь в кабинет Владимира.

В полутёмной комнате, освещаемой несколькими бра, расположенными по кругу на стенах, всё дышало аристократизмом.

Диван с изогнутыми подлокотниками, оббитый персидской тканью. Кресло, обтянутое тёмной кожей в каретном стиле. Журнальный столик округлой формы на ножках в виде фигурок львов, в центре которого стояла ваза необычной формы, обвитая коваными цветами.

Над диваном висели настенные часы, оправа которых была выполнена в той же технике, что и у вазы. Эти два предмета составляли превосходный ансамбль, и обладали какой-то магической энергией, всегда притягивая к себе взгляд Германа.

Люстра венецианского стекла с множественными хрустальными подвесами и вставленными в неё восковыми свечами, была лишь предметом антуража. Она включалась крайне редко, а свечи так и вообще не зажигались.

Единственное окно, выходящее в парк, закрывали бархатные шторы стального цвета, спадающие на пол и создающие видимость волн. В небольшой промежуток между шторами, прикрытый легкой тканью светло-серого оттенка, робко пробивался дневной свет.

Все эта обстановка прекрасно гармонировала со стенами цвета мокрого асфальта с неброскими фактурными узорами в тон.

Владимир сидел в глубоком кресле с высокой спинкой за массивным письменным столом. За его спиной находился книжный шкаф с многочисленной собственной библиотекой и потайными местами, которые знал только он, для хранения документов личного характера.

– Ну что там ещё? – раздражённо бросил Владимир, оторвав взгляд от книги. Ему очень не нравилось, когда его отрывали от любимого занятия – вспоминать свое прошлое по историческим событиям, зафиксированным историками и добавлять на полях собственную оценку происходящего в то время.

– У нас проблема, – Герман зафиксировал свой взгляд под глазами Владимира. Об этом приёме он прочитал в статье известного психотерапевта. И он его нередко выручал, особенно когда глава клана был не в очень хорошем расположении духа, что в последнее время было не редкость. – В нашем клане пополнение.

– И в чём проблема? – Владимир с удивлением смотрел на своего секретаря.

– Даже не знаю, как сказать, – Герман пытался скрыть волнение в голосе.

– Герман, не томи. Откуда эта нерешительность? Раньше за тобой такого не водилось.

– У нас в клане теперь жена волка, – быстро проговорил тот.

– Что-о-о? – Владимира поднялся из-за стола. Изумлённое выражение на лице говорило само за себя.

– Наши сородичи обратили жену волка,- пояснил Герман.

После этих слов в кабинете воцарилась тишина. И только часы на стене мерно отстукивали уходящие в никуда минуты.

Владимир упал в кресло и застывшим взглядом смотрел на секретаря. Его цепкий ум тут же выбрасывал перед глазами картинки из прошлого, когда между двумя кланами была вражда. «Война, война», – билось в его голове.

Герман терпеливо ждал, внимательно разглядывая вазу и её причудливый узор, который опять притягивал его внимание.

– Шеннон знает? – наконец произнес Владимир.


– Нет, ему ещё не сообщали.

– Так сообщи, – взревел Владимир, – и немедленно ко мне. И кто у нас такой прыткий?

– Кэрол Майер.

– Майер?– Владимир был в ярости. – Опять эти Майеры. Они что, с ума посходили? Быстро ко мне для объяснений!

Когда Герман вышел, он тяжело опустился в кресло. Отшвырнув в сторону книгу, он обхватил голову руками.

«Недолго мы жили в мире. Что же теперь будет? Как это обращение отразится на нашем договоре?»- мысли путались, не давая возможности найти какое – нибудь объяснение произошедшего.

Когда в дверь постучали, он уже понял, что это Шеннон.

– Заходи, – произнёс он, не вставая из-за стола.

Шеннон вошёл, как всегда – гордо и величаво, опираясь на трость. Ни тени волнения не было на его бледном лице.

– Ты в курсе? – спросил его Владимир.

– Да, Герман мне всё рассказал. Но информации мало. Нужно выслушать виновных.

– Ты думаешь, они виноваты? – удивился Владимир. – У тебя есть другие сведения?

– Нет, мне так кажется. Я же тебе говорил, что за этой семейкой нужен глаз да глаз. И вот, пожалуйста, они уже обращают волков.

– Жену волка, – поправил его Владимир, – и она человек.

– Да, какая разница, – скривился Шеннон, – это ничего не меняет. У нас проблема. Очень серьёзная проблема.

– Да, ситуация крайне неприятная, – согласился с ним Владимир. – Будем ждать Майеров. Пусть объясняются. Присаживайся, друг мой.

«Недавно ты не был со мной так любезен, – подумал Шеннон, усаживаясь в кожаное кресло рядом со столом. – А как запахло жаренным, сразу «друг мой». Надо же, как всё складывается. Ох, уж эти Майеры».

Он ухмыльнулся. Эта ухмылка не ускользнула от Владимира.

– И что тебя так развеселило?

– Я всё думаю о Майерах. Как они умудряются вляпываться в истории? У дочери – муж волк, наставница дочери в своё время была связана с волком. А теперь ещё и сами.

– Да, очень странно. Кэрол и Андре всегда были законопослушными, – задумчиво проговорил Владимир. – И надо же сейчас такое вытворить.



Ольга Иминова

Отредактировано: 26.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться