Синий цвет солнца - 2. Перевёрнутый мир.

Размер шрифта: - +

Глава 6

Всю следующую неделю Алекс отказывался от встреч с девушками, ссылаясь на неотложные дела. А когда неожиданно столкнулся с Николь в парке, то понял, что ничего не изменилось, и он зря избегал этих встреч. Её образ, как паутина, окутал его с ног до головы. В мыслях была только она, её лицо, улыбка. Хотелось каждую секунду быть рядом с ней, чувствовать её дыхание, ощущать её запах.

И пахла она по-другому. И он никак не мог определить, что это был за запах, который безудержно манил его и не давал покоя.

 

Это было как наваждение. Он плохо спал, толком не ел, через раз посещал тренировки.


Его начало раздражать, что в те несколько раз, когда они встречались, ему хотелось броситься защищать её от всего мира, хотя никакой угрозы не предвиделось.

Он пытался переключаться на свои увлечения, но через некоторое время опять думал о ней. И когда засыпал – во сне снова была она: улыбающаяся, тревожащая его сердце и душу.

Алекс понимал, что всё больше вязнет в будоражащих его чувствах. Раньше на него временами накатывало одиночество, но он умел с ним договариваться, и в целом был доволен своей жизнью. Но сейчас всё изменилось.

Его съедало чувство неизвестности, неопределённости и невозможности с кем-то об этом поговорить.

Вскоре Богдан стал замечать, что с Алексом что-то творится. Связав это с их встречей с девушками, он расстроился и подумал о возврате у Алекса былых чувств к Стеф. Он не стал тянуть и напрямую спросил об этом у Алекса.

– Нет, даже не думай, – рассмеялся тот. – Второй раз я в эту реку не войду.


– Тогда что? – Богдан удивленно смотрел на него, всё еще полный сомнений.

И тут только Алекс догадался, что того съедает элементарная ревность, ревность к его давно ушедшим отношениям со Стеф. А это чувство, как известно, может выкидывать такие коленца, что лучше с ним не шутить.

Решив, что молчать больше нельзя, он признался ему о своем увлечении Николь. Но только как об увлечении.

Услышав это, Богдан облегчённо вздохнул. Его радовало, что наконец-то его наставник, после стольких лет одиночества, нашёл себе подругу.

– Это же здорово! Николь хорошая девушка. Милая, общительная, веселая. Только, – он скривился, – не слишком ли она молода для тебя?

– Да, ты прав, молода, – подтвердил Алекс. – Но это не самое страшное. Есть вещи похуже: её сущность, семья, старейшины. Не хочется, чтобы повторилась история со Стефани.

– Ты меня пугаешь, – Богдан действительно выглядел испуганным, потому что сам находится в такой же ситуации. – Как повторится? Ты же говорил, что времена уже не те.


– Да говорил, времена не те, – вздохнул Алекс, – а нравы и правила в их клане наверняка остались те же. В этом-то и проблема.

Прошла ещё одна неделя. С каждым днем Алекс становился всё мрачнее. Он с неохотой ходил с Богданом на тренировки, был там рассеян. Начал пропускать лекции, неопределённо отвечая на вопросы, где пропадает.

А когда наступил день рождения Богдана, он облегчённо вздохнул. Свобода. Контракт выполнен, и он волен поступать, как ему вздумается.

Нет, он не собирался бросать Богдана. Их отношения уже давно переросли контрактные. Но, чтобы разобраться во всем этом водовороте чувств, которые роились в его душе, ему была нужно прежнее состояние независимости.

Решение пришло неожиданно. В какой-то момент ясности ума, к нему пришла мысль, что нужно бежать. Бежать подальше, быстро и до изнеможения, чтобы усталость перебивала всё: мысли, чувства и эмоции. Так когда –то советовал великий мыслитель Сервантес.

– Богдан, мне нужно уехать, – Алекс в задумчивости смотрел в окно.

Богдан отвлекся от компьютера и повернулся к нему.


– Надолго?


– Не знаю. Мне нужно во всём разобраться.

– А что не так? – удивился Богдан


– Николь, – не поворачиваясь, ответил Алекс.

– Неужели всё так плохо?


– Нет, не плохо, только хорошего мало. Меня к ней тянет, и я пока могу сопротивляться этому.


– А зачем сопротивляться? – ещё больше удивился Богдан. – Вдруг это твоя судьба?


– Я ещё не решил,– вздохнул Алекс. – Я не чувствую уверенности. Моя жизнь разваливается на части и меня это беспокоит. Я не могу понять, что со мной происходит. В общем, я отлучусь на неделю. Пожалуйста, не вляпайся без меня в какую-нибудь историю.

– Есть, командир, – приставил руку к голове Богдан. – А вообще-то уже 4 часа, как ты мне не наставник.


– И что это меняет? – пожал плечами Алекс. – Если что случится, спрос всё равно с меня. Кстати, с днём рождения. Подарок за мной.

– Я весь в ожидании, – театрально закатил глаза Богдан. – Ладно, я буду хорошо себя вести. И куда рванешь?


– В обсерваторию. Давно уже пора начинать дипломную работу. Вот и будет повод всё обдумать. Да и девушкам будет объяснение.

– Всё будет нормально, – уверил его Богдан. – Спокойно решай свои проблемы. А когда вернёшься – отпразднуем.

И Алекс побежал. Долго и без оглядки. Но что для него расстояние? Он мог бежать без отдыха весь день. Вот и сейчас он бежал и не чувствовал усталости. Стремительный бег был ему в радость. Он готов был бежать ещё быстрее и еще дальше, лишь бы выбросить из головы навязчивый образ и мысли, которые его пугали. Его, прожившего 148 лет и ничего раньше не боящегося.

Вскоре за спиной остались знакомые места, и начались предгорья. Солнце спряталось за пиками гор, ненадолго осветив их переливами красок.

А затем наступили сумерки, время борьбы ночи и дня, исход которой был один во все времена: ночь вступила в свои права, укрыв всё темным покрывалом.

Местность заметно изменилась, он всё больше поднимался ввысь в горы. Изредка поглядывая на небо, Алекс отметил, как ярко здесь светят звёзды. Этот звездный узор был ему знаком и понятен. Он изучал эти созвездия очень давно, учась на факультете астрофизики. Они были для него уже как родные.

И каждый раз, когда он поднимал глаза к небу, появлялась она, её лицо, её глаза. Не останавливаясь, он тряс головой, пытаясь отогнать этот образ.

Сколько прошло времени, он не знал. Наконец он очутился на вершине обрыва, спускающегося в океан. Волны с шумом бились о каменную стену. Стоял невероятный грохот. А он, заворожённый красотой этот места, упал на живот, и, положив морду на лапы, смотрел, как горят звезды в тёмном безмолвии ночи. К нему пришла долгожданная усталость, и он заснул.

Проснувшись от пригревающего солнца, он открыл глаза и невольно залюбовался величественной далью океана. В животе послышалось урчание, и он почувствовал, что голоден. Потянувшись, он схватил зубами рюкзак с одеждой и, повернув на юг, стал спускаться в долину, где между холмами виднелись купола обсерватории. По пути он поймал зазевавшегося кролика и, насытившись, продолжил свой бег.

Спускаясь с очередного холма, он увидел петляющую внизу дорогу. Обернувшись в человеческую сущность, Алекс достал из рюкзака одежду и, переодевшись, спустился вниз к подножию холма. Медленно передвигаясь по обочине, он услышал за спиной шум подъезжающей машины и поднял руку.

Его подвезла молодая веселая пара, которая направлялась в свадебное путешествие в горный кемпинг. Попросив остановится возле центральных ворот, Алекс поблагодарил их и пригласил посетить демонстрационный зал.

Ребята с радостью согласились, но с оговоркой, что заедут сюда на обратном пути. Алекс пожелал им хорошей дороги и направился к проходной.

Поднявшись на административный этаж и переговорив со своим куратором, которого ему определили на факультете, он направился в столовую. Там он вызвал настоящий ажиотаж, заказав себе пару стейков с жареной картошкой, две порции сосисок в тесте и большой кусок яблочного пирога.



Ольга Иминова

Отредактировано: 26.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться