Синий цвет солнца. На рубеже

Глава 3

Глава 3

 

Николь проснулась от негромкого постороннего звука, доносившегося из кухни. В окне ярко светило солнце, и, несмотря на открытые шторы, оно уже не вызывало такой реакции, как вчера. «Ты теперь мой враг?» – мысленно обратилась она к нему и, переведя взгляд на часы, оторопела: было почти десять.

– Стеф, – закричала Николь, – ты почему меня не разбудила? Я ведь опоздала на лекции!

В это момент дверь приоткрылась, и она увидела улыбающуюся маму.

– Привет, соня, – Рената поцеловала её и, присев на край кровати, принялась оценивающе разглядывать. – Ты как?

Николь помнила этот взгляд. Она не раз замечала его раньше и каждый раз порывалась спросить у мамы, что её тревожит. Но это всё было настолько мимолётно, что она тут же об этом забывала.

Николь пожала плечами. Что она могла ответить? В её голове всплыли события вчерашнего дня, которые вызывали смущение и неуверенность.

– Ты давно приехала?

– Да мы уже час как болтаем со Стефани. Ждём, когда ты проснешься.

– Как я рада, что ты здесь. Я так по тебе соскучилась! – она обняла маму, а потом взяла её руки в свои.

– Ты что, замёрзла? – спросила Николь.

– Нет, – удивилась Рената, – почему ты так решила?

– У тебя такие холодные руки.

Рената положила руку на её лоб.

– Как приятно, – Николь закрыла глаза. Прохлада маминой руки ей очень нравилась.

– Как ты себя чувствуешь? – с беспокойством спросила Рената.

– Да вроде ничего. Горло только болит и глаза.… И трудно смотреть на свет.

– Что-то ты горячая. Давай-ка измерим температуру. Где у тебя градусник?

– Да нет у меня никакой температуры, а градусника и в помине никогда не было, – раздражённо произнесла Николь. Она вдруг почувствовала в руках мелкую дрожь, а следом – ритмичное постукивание зубов. Это продолжалось недолго и закончилось так же быстро, как и началось.

– Стефани, – крикнула Рената в коридор, – нам нужен градусник.

Через некоторое время появилась Стеф.

– Держи, – протянула она градусник. – Еле нашла. На меня смотрели как на полоумную.

Рената протянула Николь градусник, но она демонстративно отвернулась к окну:

– Да не нужен он мне.

– Николь, – вступила в бой Стеф, – давай не будем расстраивать маму. Тебе что, трудно?

– Ладно, давайте, – смиренно произнесла та и, поставив градусник, легла, закрыв глаза.

– Я принесу тебе чаю, – Рената с тревогой посмотрела на дочь и вышла из комнаты.

– Эй, великомученица, – с усмешкой произнесла Стеф, – ты что, как неживая?

– Да что вы со мной так носитесь, – раздражённо произнесла Николь. – Я же сказала: у меня всё в порядке.

Раздался писк прибора. Стеф протянула руку, и Николь передала ей градусник, даже на него не взглянув.

– Ого, ничего себе порядок, сорок градусов.

– Сколько?! – Николь привстала в постели и тут же легла, безапелляционно добавив: – Такого не может быть. Ты принесла сломанный градусник.

– К сожалению, дело не в градуснике, – произнесла вернувшаяся Рената. – Это проявления другой стороны.

– Какой другой стороны? – Николь стало нехорошо. – Я что, как хамелеон, буду каждый день другой? И сколько у меня таких сторон?

– Только две, и хамелеоном ты точно не будешь, – Рената вымученно улыбнулась и погладила её по руке.

– Это радует. И когда вы планируете посвятить меня во все тайны нашей семьи?

– Как только тебе будет легче, – слова давались Ренате с трудом, – и ты сможешь адекватно воспринимать информацию.

– Да со мной всё в порядке, – уверенно произнесла Николь. – И температуру я практически не чувствую. Только чуть-чуть режет глаза и жжёт в горле.

– Это всё? Больше ничего? – с сомнением в голосе спросила Рената.

Николь прислушалась к себе.

– Похоже, да.

– Точно? – снова переспросила Рената.

– Если что-то появится, вы узнаете об этом первые, – ехидно добавила Николь и оскалила зубы.

Рената со Стеф переглянулись

– Ну, хорошо, приводи себя в порядок. Надо позавтракать. Все разговоры потом.

Когда Рената вышла из комнаты, Николь попросила подругу задержаться.



Ольга Иминова

Отредактировано: 25.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться