Синий цвет солнца. На рубеже

Размер шрифта: - +

Глава 18

Глава 18

 

Первая его встреча с Алексом произошла в студенческом кампусе, где того представили ему как простого студента, поселившегося рядом. Тогда он ещё и понятия не имел, кто его сосед на самом деле.

Всё случилось, когда ему исполнилось восемнадцать лет, и они окончили первый курс университета. Этот год их сдружил. Они оба играли в университетской команде по водному поло, вместе кадрили девчонок на студенческих вечеринках.

Собираясь домой на каникулы, он пригласил Алекса поехать с ним. Тем более что на этом настаивала Нина. Путь был неблизкий, но Алекс согласился.

Родители очень обрадовались, узнав, что Алекс принял приглашение. В первый же день их приезда, мама тут же озвучила им культурную программу, а отец, чуть позже, планы совместных посещений менее окультуренных мест.

И вот, в один из вечеров, когда они сидели в гостиной, наслаждаясь только что приготовленным шашлыком, родители завели разговор о его сущности.

Сначала он слушал всё с улыбкой, думая, что это розыгрыш. Но когда понял, что это не шутка, буквально потерял дар речи. Так обычно пишут в книгах. В голове сразу же возникли воспоминания о множестве необъяснимых фактов из его жизни. Тогда необъяснимых. А теперь, после рассказа родителей, всё встало на свои места. Он был в растерянности. И судя по такому же растерянному виду мамы, она тоже не испытывала удовольствия от процедуры введения его в курс истории семьи.

Но больше всего он злился из-за того, что его друг, его лучший друг Алекс, на самом деле приставлен к нему в качестве няньки, чтобы он не наделал глупостей до вступления в свою сущность.

В потрясении он метался по комнате, выкрикивая обвинения в адрес родителей и Алекса. Его никто не останавливал, все молча выслушивали его бессвязную речь. Наконец он выскочил из дома и в каком-то полубредовом состоянии долго шатался по городу, заходя по пути в бары. Когда его, он принял уже изрядную дозу алкоголя, к нему подошел Алекс.

– Ну, ты и красавчик, – тот оглядел его с головы до ног, – пойдём-ка домой. Нина там с ума сходит.

Но он был обижен, ему было всё равно, кто там и куда ходит, и возвращаться домой он не собирался.

– Не дури. Ты пьян, а это ни к чему хорошему не приведёт, – Алекс взял его за куртку.

Он с силой выдернул рукав из его руки и принялся выкрикивать ему обвинения в том, что он был ему мне не просто друг, а нянькой и всё докладывал Нине.

– Если будет нужно, я тебя скручу и на руках принесу домой, – металл в голосе, прищуренные глаза и сжатые кулаки показывали, что Алекс зол. Но он быстро успокоился и уже совершенно другим голосом продолжил:

– Богдан, всё не так, – он тяжело вздохнул, – я был рядом не нянькой, а наставником. И я уже в таком статусе, что не обязан докладывать обо всех поступках моих подопечных их родителям. Я всё решаю сам. И моя задача – чтобы эти поступки не выходили за рамки приличия. Иначе грош цена мне, как наставнику.

Алекс говорил так уверенно, что в какой-то момент стала понятна вся несуразность обвинений в его адрес. Но подростковое нежелание принимать истину в сочетании с чувством обмана и обиды, сдобренное изрядной порцией алкоголя, подавило тогда в нём возможность мыслить реально. Он повернулся и пошёл прочь.

– Ты куда? – крикнул ему вслед Алекс.

Не оборачиваясь, он махнул рукой в сторону и пробормотал:

– Какая разница куда, если там, где до этого всё было хорошо, сейчас всё перевёрнуто вверх дном.

Он зашёл в первый подвернувшийся бар и заказал выпивку. В голове носилось множество мыслей, и одна не давала ему покоя: «Кто же я на самом деле?». Он бесконечное количество раз задавал этот вопрос самому себе и не находил ответа. Да и как тут найдёшь, когда в висках стучит, мысли путаются и на ум приходят версии одна ужаснее другой. Взяв в руки стакан, он повертел его и поставил на стойку бара. Его мутило. То ли от количества выпитого, то ли от чувства неопределённости, а может, и от того, и от другого.

Тогда он и понял, что пора закругляться.

Выложив бармену деньги, он вышел на улицу и увидел, что Алекс стоит на том же самом месте, где он его оставил.

– Ты что, так и будешь здесь стоять? – крикнул он. – Пошли уже, наставник.

Вернувшись домой, он не произнёс ни слова. Нина пыталась что-то сказать, но Алекс жестом её остановил.

С трудом поднявшись в свою комнату, он повалился на кровать. «Ладно, завтра я что-нибудь придумаю. Хотя, наверное, за меня уже всё придумали мои родители и мой друг-нянька-наставник», – с этими мыслями он провалился в сон.

Когда он проснулся, солнце уже заполнило светом всю комнату. «Значит, уже далеко не утро», – решил он и снова закрыл глаза. Голова раскалывалась, во рту пересохло, но на душе, как ни странно, было легко. Пить хотелось страшно.

Жадно опустошив кувшин с водой, кем-то заботливо поставленный на стол, он умылся и спустился в столовую. В доме было тихо. Интересно, где все?



Ольга Иминова

Отредактировано: 25.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться