Синий цвет солнца. На рубеже

Глава 35

Глава 35

 

– Да что тебе далась эта семья? – удивлённо произнёс Владимир и отпил из большого стеклянного кубка. На верхней губе осталась маленькая красная капля. – За всё время они ни разу не дали повода усомниться в честности соблюдения условий соглашения. Пора уже и ослабить контроль.

Они с Шенноном сидели за шахматным столом и только что разыграли партию. Как всегда, это была ничья. Особенности каждого не давали возможности другому сопернику отпраздновать победу. Но их это не смущало. Был важен сам процесс игры, а не победа.

– Я так не думаю, – твёрдо произнес Шеннон. – Эта семья вызывает тревогу и требует дальнейшего наблюдения. Тем более, что у них дочь на рубеже.

– Ну не знаю, – Владимир вертел в руках пустой кубок. – Они выполнили условия договора, за ними пристально наблюдали восемнадцать лет, ритуал проведён. Мне кажется, нет повода сомневаться, что они выполнят всё в соответствии с нашими правилами. А может, ты беспокоишься из-за своего сына? Он ведь тоже в числе претендентов на руку этой девочки.

– Дело совсем не в этом, – Шеннон встал и нервно заходил по комнате.

– А в чём? – удивился Владимир. – Я чего-то не знаю?

«Конечно, не знаешь. Тебе и не нужно знать», – подумал Шеннон, но сказал совсем другое:

– Просто нам до сих пор не известно, куда повернёт её сущность. И не станет ли это угрозой всем нам.

Владимир некоторое время в задумчивости гладил подбородок, а потом пристально глядя на него, подтвердил:

– Да, тут ты прав. Нам ничего не известно.

– А вдруг стая начнёт перетягивать её на свою сторону? – уже более напористо произнёс Шеннон. – А мы в неведении. И что нам тогда делать?

– Но почему ты думаешь, что их старейшины сейчас нарушат соглашение? Ведь столько лет они не предпринимали попыток сблизиться с этой семьей. Да и Тони не был замечен в чём-то подобном. И потом, соглашение было заключено до восемнадцатилетия. И как мы будем объясняться, что оставляем наблюдение? Могут пойти разговоры: почему мы так долго держим наставника в одной семье?

– Ничего не долго, девочка только прошла рубеж. Я считаю, что рано оставлять их без присмотра, – настаивал Шеннон, усаживаясь в кресло напротив. – В последнем отчёте Стефани писала, что проявления начались.

– Да, я его читал, – Владимир подлил из графина себе в кубок и вопросительно посмотрел на Шеннона, предлагая ему напиток. Тот отрицательно покачал головой. – Но там, по отчёту наставницы, все проявления в основном с нашей стороны, и лишь кое-что – от папочки.

– Но это сейчас, – Шеннон понизил голос. – А потом? Мы можем ничего и не узнать.

– Но при ней наш наставник, – Владимир многозначительно посмотрел на Шеннона. – И у неё договор на сопровождение.

– Да, но Стефани в своё время тоже была замечена в связях со стаей.

– Что ты этим хочешь сказать? – насторожился Владимир. – Ты ей не доверяешь?

– Нет, дело не в этом, – Шеннон поджал губы. – Просто всё ли мы знаем? Надо обязать Стефани присылать отчёты чаще и подробнее, а лучше – привозить их лично, чтобы мы могли задать ей интересующие нас вопросы.

– Ты же понимаешь, что для этого у меня должен быть весьма весомый предлог?

Шеннон понял, что битва выиграна и произнёс:

– А никакого предлога не надо. Насколько я знаю, контракт на сопровождение Николь заключён на четыре года. Так что мы можем попросить Стефани время от времени информировать нас о состоянии дел. Я думаю, она нам не откажет.

– Хорошо, – Владимир встал с кресла, давая понять, что разговор окончен. – Скажи Герману, чтобы пригласил ко мне Стефани.

Шеннон встал с кресла и, улыбаясь, направился к выходу.

– Шеннон, – окликнул его Владимир уже в дверях. – Скажи, а не связан ли твой интерес с той историей с Габриель? Не коришь ли ты себя за столь скоропалительно принятое тогда решение?

– Нет, – Шеннон прищурил глаза: – Я об этом вообще не думал. До встречи, – и вышел за дверь.

«Думал, думал, – отметил про себя Владимир, глядя на закрывшуюся дверь. – Что-то ты темнишь, мой старый друг. Уж слишком рьяно взялся ты за эту семейку».

Решив посмотреть, что происходит сейчас в жизни Николь, он представил её и удовлетворённо улыбнулся, услышав молодой радостный голос.

Владимир совсем недавно начал слушать Николь. Это произошло случайно. Получив приглашение на её восемнадцатилетие, он попросил Германа принести фото девушки. Взяв его в руки, он почувствовал, как по рукам пробежали змейки. А взглянув на её изображение, почувствовал такую энергетику, что невольно выронил фото из рук.

Простояв несколько минут в оцепенении, он подобрал снимок с пола. Не решившись снова на него взглянуть, положил в ящик стола и в задумчивости уселся в кресло. Если на него так воздействует всего лишь её изображение, то, что будет при личном знакомстве?



Ольга Иминова

Отредактировано: 25.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться