Синий цвет солнца. На рубеже

Глава 36

Глава 36

 

С утра Николь чувствовала себя неважно. Голова была тяжёлой, перед глазами плавали чёрные мушки, в животе пробегали волны. И наваливалась такая усталость, что хотелось прилечь, что было для неё совсем не характерно. Она ничего не сказала Стеф и отправилась на занятия. Но на лекции ей снова стало нехорошо, и она пожаловалась Стеф.

– А почему сразу ничего не сказала? – насторожилась та.

– Я не думала, что это серьёзно.

– Это очень серьёзно, – голос Стеф был полон тревоги. – А раньше у тебя были такие ощущения?

– Чтобы так явно – не было, – пожала та плечами. – Что-то иногда накатывало, но быстро проходило. А сегодня как-то совсем плохо.

– А не было ощущения, что ты как будто в другом месте?

– Нет, – испуганно произнесла Николь. – Стеф, что происходит?

– Если это то, о чём я думаю, то тебя поставили на прослушку, – она задумалась. – Теперь бы узнать, кто тебя слушает.

Николь ничего не понимала, а Стеф молчала и не торопилась ей что-то объяснять.

– Мне нужно научить тебя ставить блок, – наконец произнесла она. – Но для этого нужно полное сосредоточение. Здесь это невозможно, – она обвела взглядом аудиторию, полную студентов. – Пойдём-ка на твоё тайное место.

– А как же лекция?

– Лекция подождёт. Сейчас это важнее.

В парке на тайном месте Николь никого не было. Они уселись прямо на траву, друг напротив друга.

– Ты как? – Стеф вглядывалась в её лицо, пытаясь уловить какие-нибудь изменения.

– Да вроде отпустило, – облегчённо вздохнула Николь.

– Тогда смотри прямо в центр моей ладони, – Стеф подняла руку на уровень глаз Николь. – Не отрывай взгляд, что бы ни происходило.

Она принялась водить рукой в разные стороны, то приближая ее к лицу Николь, то отдаляя. Так продолжалось какое-то время, и наконец, Николь взмолилась:

– Стеф, я устала. Глаза слезятся.

– Чувство усталости такое же, как было, или другое?

– Совсем не такое.

– Значит, всё-таки прослушка, – утвердительно сказала Стеф. – Ладно, посмотрим, кто кого.

– Так это ещё был не урок? – разочарованно произнесла Николь. – А я думала, что страдаю для дела.

– Конечно для дела! Должна же я была убедиться, что это было не кишечное расстройство и не перенапряжение глаз от компа. А вот теперь начнём учебу. Закрой глаза и мысленно сосредоточься на моём образе.

Николь представила лицо подруги и тут же услышала её команду:

– Глаза не открывай. Растушуй меня.

– Это как? – спросила Николь, но глаз не открыла.

– Мой образ должен тускнеть, а потом исчезнуть совсем.

Николь попробовала, но у неё ничего не получилось.

– Не могу, – разочарованно произнесла она и открыла глаза. Стеф рядом не было.

– Стеф, ты где? – испуганно произнесла Николь, оглядываясь по сторонам. И тут же увидела невдалеке идущую в её сторону подругу. Ничего не понимая, она тряхнула головой.

Подойдя к ней, Стеф молча села рядом. Николь в растерянности смотрела на неё. А та опять приказала ей закрыть глаза, представить её образ и растушевать. И снова у Николь ничего не получилось, и она, открыв глаза, опять не увидела Стеф рядом.

– Стеф, что происходит? – спросила она, когда та вернулась и села с ней рядом.

– Когда ты, закрыв глаза, слышишь мои команды, меня уже рядом нет. Ты их получаешь мысленно, потому что настроилась на мой образ. А вот сделать пока ничего не можешь. И я тебя тоже вижу и слышу. То же происходит, когда тебе становится плохо. Кто-то следит за тобой. Ты его не видишь и не знаешь, а он за тобой смотрит и слушает. Вот это и есть прослушка.

– Неужели так можно? – ужаснулась Николь.

– Как видишь, можно. И этот кто-то очень сильный.

– Ты знаешь, кто это?

– Пока нет. Но я думаю, что он себя проявит. Давай придумаем какой-нибудь знак, чтобы я знала, что ты его чувствуешь.

Николь задумалась. Действие должно было быть простым и не вызывать подозрений.

– Давай я сцеплю руки в замок и буду пристально на тебя смотреть, – предложила она.

– Хорошо. Руки в замке, пристальный взгляд, – повторила Стеф. – А пока нам нужно научить тебя закрываться, ставить блок. В последний раз ты что-то смогла сделать с моим образом?

– Нет, не смогла, но мне было тебя плохо слышно. Как будто издалека.



Ольга Иминова

Отредактировано: 25.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться