Синий поток

Размер шрифта: - +

Глава 7

Почти все стены каюты капитана, а это была она, занимали полки. Пара полок была отведена под всякие безделушки, вроде большой раковины рапана, коробочки с ювелирными украшениями и прочую мелочевку. На остальных стояли книги. Большие и маленькие фолианты в кожаных обложках с тиснёными корешками. Надписи на некоторых корешках были золотыми и Марьяна понимала, что это самое настоящее золото, а не просто краска. Возле огромного панорамного окна, из которого открывался вид на то, что творится за кормой корабля стоял большой дубовый стол, покрытый сверху зелёным сукном. На столе в специальных гнёздах и зажимах стояли подсвечники, чернильница и стаканчик с перьями. Там же лежало несколько книг, причём у двух из них, как заметила Марьяна, были вызолочены обрезы страниц. В специальном зажиме на краю стола лежала стопка пергамента, подготовленного к письму.

На самом столе были в беспорядке разбросаны рисунки. Судя по тому, что рядом были рассыпаны угольки, их рисовал сам Гийом. На бумаге, словно живое, плескалось море, летали птицы, плавали рыбы.

- Ого...  – девушка подняла листы и стала рассматривать.

- Ой, стой, стой! – Чарли побежал к ней по качающемуся полу, - Не трогай! Мы и так зашли куда не следовало, не стоит еще и брать то, что не разрешали.

Марьяне очень хотелось ответить что-нибудь наглое, но лицо Чарли было таким умилительно-печальным, что она просто выдохнула:

- Хорошо...

Продолжив оглядывать каюту Марьяна обнаружила в углу небольшую кровать, а рядом с ней большой сундук, закрытый на серьёзного вида замок, поблёскивающий синими искорками.

Самым удивительным было то, что даже ничем не закреплённые на столе листы бумаги и угольки совершенно не реагировали на качку и оставались на своём месте несмотря ни на что.

А корабль тем временем качало, всё сильнее с палубы доносились крики. Волны всё сильнее и сильнее бились в окно и в дверь, но, как ни странно, ни одна апля воды не просочилась в каюту, несмотря на наличие щелей. Картина, разворачивающаяся за окном ужасала своей масштабностью и мощью. Огромные валы перекатывались, словно под ними бушевало морское чудовище, серо-стальные волны бросали корабль то вверх то вниз и только сейчас Мрьяна поняла, что она не в компьютерной игре, и огромные волны, размером с девятиэтажный дом могут утопить их корабль в любую минуту.

Но не успела Марьяна как следует испугаться, как вдруг море резко успокоилось, тучи куда-то делись и на волнах, вновь ставших синими, заиграли солнечные блики. Чарли охнул, резко подскочил и выбежал на палубу. Марьяна ринулась за ним.

На до сих пор мокрых от буйства стихии досках, среди водорослей и луж лежал на спине Гийом. Он был совершенно один, и по звенящей тишине на борту стало ясно, что бурю из команды больше не пережил никто.

Старик схватился за голову и побежал к капитану. Тот пошевелился и закашлялся, выплёвывая воду.

- Кажется, я слишком сильно ударился и оглох... – прохрипел он коку. Почему я не слышу матросов?

Чарли затараторил, создавая отвлекающую суету:

- Ох, как я рад, как рад, капитан-то мой любимый жив, слава Богу, а то я думал, что всё, отдал душу богу наш Гийом! Лежишь, не шевелишься! Ох, и напугал же ты меня, а мне на старости лет пугаться вредно! Давай-ка мы тебя с Марьяной поднимем, да к тебе в каюту отнесём, надо тебе поспать, отдохнуть... Сейчас... Вот так!

Девушка помогала, как могла.

Вдвоём с коком они уложили капитана на кровать и закутали в одеяла. Он пытался ворчать, но почти сразу уснул. Видно было, что он очень сильно устал.

Старик отправился исследовать корабль на предмет пробоин и прочих повреждений, и проверить не остался ли кто вживых из команды.

Марьяне, конечно, не очень хотелось сидеть рядом с капитаном. Она все же немного побаивалась Гийома. Вдруг он очнётся, и что тогда? Что ей сказать ему? Как он среагирует?

Из размышлений её вывел стон. Мужчина бормотал во сне. Она наклонилась над его лицом, чтобы прислушаться. Губы едва шевелились и она, убрав волосы, чтобы они ненароком не упали на капитана, почти прижалась к нему щекой.

«Мамочка... Мамочка... – услышала она, - Забери меня, мамочка... Мама...».

Девушка усмехнулась и решила запомнить это на будущее. «Невероятно! Всё-таки он такой же человек, как и мы все...» - подумала она и вернулась назад на свой стул у кровати. Конечно, это не лучшая участь, сидеть во влажном платье рядом с больным пиратом на пустом корабле, но смотря с чем сравнивать. Она привыкла говорить про каждую ситуацию, добавляя «зато». Сейчас «зато» - это «зато не на острове одна», «зато меня тут не найдет Лим», «зато тут не нужно переживать за кредиты, счета и ипотеки».

- Если подумать, - утешила себя Марьяна, - Тут может быть даже лучше, чем дома. Исключая то, что по моим приключениям даже книгу не напишешь по возвращению. Сразу начнётся что-нибудь вроде: «ой, ещё одна туфта про попаданцев, как же она надоела...». И ведь и правда, я самая настоящая попаданка. Где мои драконы, мечи и маги? Ха-ха-ха. Карету мне, свиту поклонников. Почему я особенная, расскажи-ка мне, Гийом?

Она, задумавшись, не заметила как пнула кровать капитана перед последней фразой. Поэтому, в то время как она говорила, Гийом открыл глаза.



Агата Громова

Отредактировано: 29.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться