Синий поток

Размер шрифта: - +

Глава 32

- Не знаю, но зато знаю Долорес. Скорее всего, ты страшная французская дева-воительница, убивающая врагов направо и налево десятками. Поэтому ты носишь мужское платье, а за голенищем сапога у тебя кинжал и пистолет.

С этими словами Чарли встал с дивана, помахал на прощанье рукой трактирщику и пошел по направлению к порту. Котёнок на его плече слегка покачивался на каждом шагу, но перебираться в местечко поудобнее упорно не хотел.

- Не забудь, после вечерней пушки мы собираемся у шлюпки! – прокричал напоследок старик.

- Хорошо! – крикнула Марьяна. Вставать с дивана совершенно не хотелось, но желание прошвырнуться по настоящему пиратскому острову пересиливало лень, особенно учитывая, так вовремя подвернувшуюся охрану.

Выпив еще воды с вином, по другому назвать этот напиток не поворачивался язык, Марьяна оторвалась-таки от дивана и, помахав на прощанье сеньору Гарсии, направилась туда же, куда и Чарли.

Пройдя сквозь порт, девушка направилась вглубь городских кварталов, ближе к середине острова.

Определить направление было очень легко, так как остров представлял из себя гору и все постройки находились на её склоне, дорога ведущая под уклоном вверх – вела в город, вниз – в порт, параллельные улочки были прямыми, зато дома на них стояли с одной стороны выше, а с другой ниже дороги.

Поднявшись на пару кварталов выше порта, девушка обнаружила, что попала в торговые кварталы. Здесь шла неспешная жизнь, вместо дурацких вывесок в виде сапогов и прочих глупостей на фасадах лавок висели большие медные буквы, складывающиеся в названия заведений. «Цирюльник», «Аптека», «Скобяная лавка», «Ювелир», у некоторых лавок были даже витрины из дорогого стекла, забранного в решетчатые переплеты. У некоторых напротив, отсутствовала одна стена, на ночь они запирались воротами-гармошкой, похожими на японские ширмы.

Внезапно внимание Марьяны привлекла большая надпись «Амулеты». «Надо бы зайти и поинтересоваться, что у них есть в продаже» - подумала девушка, а ноги уже сами несли её в сторону магазина.

Внутри помещения царил полумрак, разгоняемый светом из небольших окон, и синим сиянием разложенных в витринах амулетов. Продавец, внешне похожий на приснопамятного Жабу, с подозрением смотрел на посетительницу из-за конторки, стоящей в дальнем углу. Марьяна нисколько не расстроенная этим фактом, с интересом разглядывала лежащие на полках подвески, браслеты, кольца и прочие ювелирные изделия. На отдельном стенде лежали кинжалы из синей стали, ценник на них, насколько Марьяна понимала, был просто заоблачный. Через некоторое время хозяин лавки соизволил слезть со своего стула, подошёл к девушке и максимально угодливо спросил: «Чего изволите?».

Растерявшаяся от внезапного вопроса Марьяна не нашла ничего лучшего, как промямлить: «Мне что-нибудь для любви». Продавец засуетился и начал выкладывать на прилавок кольца, браслеты, цепочки и прочую дребедень приговаривая:

-Это вот, если у вашего супруга пропало желание, этот вот, если оно не такое долгое, как бы вам хотелось. Вот это колечко, будучи надетым на средний палец кавалера, обещает фантастические ощущения даме и наоборот, будучи надетым даме…

- Нет-нет, я не это имела в виду, - растерянно захлопала ресницами девушка, слегка ошалев от ассортимента этого магического секс-шопа.

- Ах вот как? Да-да, я понял! Вам нужно что-то посерьезнее, - с этими словами продавец исчез в подсобке и появился оттуда спустя несколько минут кряхтя и волоча за собой покрытый пылью чемодан. Оглядевшись вокруг и убедившись. Что никто не заглядывает в окна, он распахнул его, и Марьяна едва не сгорела со стыда, увидев пару десятков разномастных деревянных и металлических фаллоимитаторов.

Приняв покрасневшие щёки девушки за признак крайнего возбуждения, продавец слащаво-медовым голосом продолжил:

- Вот этот может вибрировать и одновременно…

- Стоп! Это всё не то! – крикнула Марьяна, желая остановить шоу, - Мне чего-нибудь для любви! Ну, вы понимаете, чтобы парень влюбился в девушку! Любовь! – она сложила из ладошек сердце и помахала перед лицом мужчины.

Поскучневший продавец захлопнул крышку чемодана и уже обычным голосом заявил:

- Любистоками не торгуем.

- А почему?

- Потому что настоящее волшебство не способно заставить кого-либо полюбить. Насильно мил не будешь. А та подкрашенная водица, которую местные «знахарки» выдают за любовное зелье – бред для маленьких девочек. Бред! Невозможно. Волшебство так не действует, иначе бы короли и прочие не боялись покушений и не держали стражу, а просто бы заколдовывали всех, кто заходит во дворец. Влюблённый убийца не тронет жертву.

Внезапно на столе у продавца часто-часто заморгала колба с синей жидкостью. Продавец бегло глянул на неё и резко накрыл ладошкой, после чего повернулся к девушке.

- Вы знаете, возможно, я вам солгал. Уже к вечеру я смогу доставить к вам такой амулет. Где вы живёте?

- Нигде… То есть на «Антуанетте», - на автомате ответила Марьяна, в её голове продолжали роиться мысли:

- Это корабль, я вас правильно понял?

- Да…

- Он сейчас стоит в порту?

- Да…

- А куда вы сейчас идёте?

- Гулять…

- Получается, никто из команды не знает где вы сейчас?

- Нет. А какое вам вообще дело? – возмутилась девушка, поняв, что разговор перешёл в странное русло.

- А такое! – внезапно затрясся продавец, став ещё больше похожим на Луи Жабу. Он схватил с полки кинжал и мелкими шажками начал приближаться к Марьяне, одновременно сдвигаясь в сторону и отрезая её от входа.



Агата Громова

Отредактировано: 29.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться