Синтраж Том 1

Размер шрифта: - +

Глава 9. Подготовка и вмешательство

Девушка вошла в номер отеля. Скинув пальто, привычным движением бросила его в угол, где за работу принялся грав-луч, схвативший гардероб дамы и переместивший его в надлежащее место.

С каждым шагом брюнетка погружалась в атмосферу номера «люкс». Проходя мимо бара «опрокинула» бокал «пустынного» сидра, взмахом руки приглушила свет и включила музыку. Возле окна пробежала рукой по густой шевелюре своего двухметрового друга Вэйлоса, что до невозможности сосредоточенно читал какую-то книгу. Повести плечом — музыка стихает, и девушка направляется в комнату-транслятор, где невысокий рыжеволосый мужчина не может найти себе места. Человек снуёт из стороны в сторону, дожидаясь ответа от включенного ретранслятора.

— Кристо, что ты никак не успокоишься? — устало выдавливает из себя брюнетка.

— Не лезь, женщина, я наконец-то смог связаться с председателем, — в противовес собеседнице, мужчина пылает энтузиазмом.

— Правда? — и в вопросе проскакивает лёгкое удивление.

— Д не с тем, — отмахивается невысокий человек, — с бывшим председателем.

— Ааааа, — потеряв всякий интерес, протянула девушка.

— Ну и чего ты пришла вообще? Эми, пожалуйста, только не мешай. Я уже несколько недель пытаюсь связаться с учителем, и сегодня у меня получилось. Я прям пылаю…

— Да я заметила, — Эмили падает в кресло и закрывает глаза.

Ретранслятор начинает трещать, пытаясь стабилизировать канал, пока из динамиков не доноситься более или менее внятный голос. Визуальному каналу повезло меньше, и вместо фигуры человека перед судьями предстала подёргивающаяся чёрная тень сидящего, источающего физическую мощь человека.

— Есть кто? Чакки, это ты? — скрипучий насмешливый голос старого человека бесцеремонно врывается в комнату.

— Это Кристо, учитель! — и мужчина за секунду превращается в ребёнка, забывая, что он один из официальных представителей ассоциации, взрослый человек, которому не пристало так себя вести.

— Кристо, Кристо… Аааааа! Малыш Кри! Я-то думал, это твой отец таки согласился работать над моими мемуарами. Знал бы, что это ты — не отвлекался бы на такую мелочь. Ты там хоть подрос немного? Я же тебя и в ученики-то взял, насколько помню, только из-за твоего папани.

— Ваши шутки не изменились, учитель: всё такие же злые, могли бы придумать что-нибудь новое, за столько-то лет…

— Мог бы, будь это шутки. Надеюсь, ты меня не просто так отвлекаешь, я тут только вышел из периферической комы.

— Не отвлекаю, учитель, я уже выслал вам одну очень интересную сьёмку! Вы должны это увидеть! Я сейчас представляю «нобилити» на турнире «Ню Нова», тут такое твориться! Есть один паренёк, думаю: вы бы хотели увидеть его в рядах СБИ.

— А ты, я смотрю, ничуть не изменился, ну же, рассказывай…

***

С момента окончания отбора прошёл почти месяц, фестиваль, проведённый в честь данного события, каждый воспринял с наиблагоприятнейшим расположением духа. Поэтому, разразившиеся на станции пьянство и дебош были сравнимы с революцией «вакха».

Ума Алактум, пролежавший все эти дни в реге-капсуле, проклинал идиота-врача, который, отправившись на фестиваль, забыл активировать шумоизоляцию в палате. Также, он проклинал высокородного урийца, который не удосужился навестить больного. Особенно в столь безумно скучный и шумный час. Поэтому, первым делом после недельного лечения юноша направился в номер Иолы, с явным намерением сломать тому нос, попутно придумывая резонную причину своему желанию. Что ж, времени на раздумья у него оказалось предостаточно: система безопасности отеля заключила монаха в гравитационную ловушку прямо в гостевой комнате его жертвы. Больше часа проболтавшись в невесомости, Ума даже обрадовался своему потенциальному противнику, а ныне спасителю.

Иола, при виде парящего идиота, не выказал удивления и, отключая защиту номера, вообще не удосужился выказать никакой эмоции. Глядя в окно и не обращая внимания на развалившегося на полу гостя, наследник семейства Григ сказал:

— На третий день фестиваля ко мне также ворвался один мягкотелый рахдиец. На его несчастье: меня не было в номере, и он всю ночь продрых, кувыркаясь в воздухе. Правда, он был настолько пьян, что ему это даже понравилось. Сейчас Дурий наверняка опять что-то празднует на нижних уровнях станции, поэтому ответить мне можешь только ты. Откуда вы узнали, где я снимаю комнату, и почему решили, что можете ко мне врываться?

— Ооооох, ненавижу невесомость…

И после этих слов, оба участника окончательно осознали, что их сотрудничество ещё не закончено, и они могут быть друг другу полезны. Иола, в очередной раз, сделавший выигрышную ставку на монаха, намеревался если не заполучить юношу себе в команду, то хотя бы стравить сорвиголову с самым опасным участником турнира — Фином Лехцем. Ума, в свою очередь, планировал вытянуть из аристократа всю возможную информацию, или, по крайней мере, заставить это надменное создание страдать…

***

«Доброе утро, уважаемые аудио-слушатели потока «Ребел»! В эфире ваш покорный слуга Энтони, и этим утром, как и любым другим, я постараюсь снабдить ваш пик бодрствования хорошим настроением!

На повестке дня новости о прошедшем карнавале-фестивале в честь окончания отбора на турнир «Ню Нова»! Полагаю: каждому есть, что рассказать после столь бурных празднеств, ахах! Тем не менее, сосредоточимся на самых ярких моментах и постараемся усвоить урок, чтобы в следующий раз не стать причиной этих самых ярких моментов, граничащих с нарушением законов…»

«Простите за задержку, но мне только что сообщили, что фестиваль закончился больше двух недель назад. Как быстро летит время, видимо, мне следовало воздержаться от нейросаматических… не важно…



Гарсия Икиру Сет

Отредактировано: 27.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться