Сирень для счастья или Проклятие под маской

Размер шрифта: - +

37

 

В это же мгновение лезвие сверкнуло и столп света бирюзового с перламутром вырвался между Арком и Кризой, окутывая их своим свечением.

— Вы выполнили мое условие, и я снимаю с вас, ваших подданных и ваших потомков свое проклятье. Любите, уважайте, понимайте и прощайте... — прозвучало в сознании молодых людей и все исчезло.

Исчезло все и дом Найи, и она сама, кинжал рассыпался в прах, выполнив предназначение. Они все так же сидели, прижавшись друг к другу...

— Ты слышал, пора вставать...— Криза первой пришла в себя, не открывая глаз.

— Ммм... — послышался рык.

— Мы собаку завели, что ли...

— … мм...

— Тогда кто рычит...

— Я...

— Кто, я?

— Я, это я...блохастый коврик, домашний волк, лохматый шарф, меховая грелка во весь рост... – Аркезион, обнимал хрупкое тело девушки, не желая открывать глаз.

— А-а... Арк, ты что ли... – Кризиона, тоже блаженно потерлась о теплое тело ворлона, не желая открывать глаз.

— Ага... – прозвучало у неё над ухом и Криза улыбнулась.

— Здорово умереть в один день, правда... – в голосе Кризионы промелькнула несказанная радость, словно она не о смерти говорит, а об отдыхе на природе. — Ага, а почему такое чувство, что мы спим... – ворлон зевнул.

— Не знаю, может тогда проснуться... – Арк и сам не понимал отчего такое чувство словно они просто отдыхают, а не умирают.

— Давай... А-а-а... А на том свете, ты тоже остался таким... стр-рашно меховым…

— А-а-а... Похоже... Ррррр... Кто это меня... – ворлон вздрогнул от колючего удара в спину и еще одного, и еще.

— Ой... и меня... — воскликнула девушка, одновременно с ворлоном открывая глаза. На обоих сыпались шишки с деревьев, которые находились в знакомом лесу.

— Хорошо хоть белкам весело... Больно... — Арк погрозил белкам мохнатым кулаком, и они скрылись.

— Больно… – потерла ушибленную голову Криза, а затем обернулась и радостно воскликнула: Вот именно больно! Ты хоть понимаешь, нам больно-о-о!..

— И чего орать, больно-о-о... – передразнил её ничего непонимающий Аркезион.

— Идиот блохастый, мы живы! Посмотри, что это?!

На груди, в области сердца у обоих был выжженный волнистый след от кинжала и на спинах они обнаружили тоже. Правда у Арка выжженной оказалась еще и шерсть возле татуировки.

— Ты слышал?

— Ты слышала?.. Она что-то говорила?

— Про проклятье... Арк оно снято!

— Что-то я не заметил...

— М-да… А что же делать?

— Что делать со мной не знаю, а тебя я провожу до границы и… уходи… Не стоит здесь задерживаться, а то я могу и передумать…

— Ты идиот!

— Ты уже второй раз меня так называешь, не надоело обзываться, то монстр, то чудище, то идиот….

— Извини … Но я уже говорила, что никуда от тебя не пойду!

— А я сказал, что пойдешь! –Арк вскочил.

— А…А… – страх, который растаял мгновенно, теперь только рассмешил Кризиону. Вот теперь девушка видела в нем того Князя Доволдора, то чудище от которого и сбежала

— Что молчишь, нечего сказать, вот и не надо вставай… — схватив Кризу за локоть, рывком поставил её на ноги.

— Отпусти меня ты… Я обещала больше не обзываться, но и ты обещал себя так больше не вести…. Ты … Ты… — О, столько проснулось эмоций, что Криза не знала за какую сейчас ухватиться. — Нет, ты не мохнатый коврик и не домашний волк, ты… ты козел, да, да, самый натуральный рогатый тупой бодливый козел!

— Что… Что-о-о… Я ничего не понимаю, зачем тебе здесь оставаться, мои глаза больше не испепеляют, кого попало, но и я…. Послушай, Криза, тебя дома ждет семья, отец, мать, сестры…

— Но ты же слышал Найю. Кольцо я сама тебе подарила, значит согласилась, да и татуировки эти всегда будут напоминать о тебе. Я ни хочу потом жалеть, что уехала и бросила тебя….

— Но я ужасен…

— Только когда орешь и глазами так злобно сверкаешь, а так в общем ничего особенного, собачка, только о-очень большая… Ха-ха-ха… – девушка на всякий случай отошла.

— А-а-а….Хррррр..— захрипел ворлон, сделав попытку наброситься на девушку, но решил выпустить пар по другому.

На это было смешно смотреть Огромный ворлон метался по поляне как загнанный кролик, потом сел на пенек, с которого свалился, чертыхнулся, пнул его ногой, взвыл от боли, попрыгал на здоровой ноге, оступился на кочке, взлетев вверх, приземлился спиной на разбросанные шишки…



Елена Влатова

Отредактировано: 09.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться