Сиротская ойкумена

Размер шрифта: - +

11 глава

Плечистый Хорхе (по прозвищу Эль Фиделито, как выяснилось еще прошлым вечером), похожий в золотых рассветных лучах на речного нечистого духа, зевая во весь рот, открыл лодочный сарай и вытащил оттуда двигатель. Мотор был сноровисто, за одну минуту, поставлен на корму белой лодки и подключен как полагается.

На берегу слышалось отвратительное нытье и пикировали лобовым тараном удивительно наглые комары. Постников неловко залез в шаткую посудину и прихлопнул упыря на щеке. Лодочный мотор взревел и выпустил облачко синеватого дыма. Речная поверхность в этот час лежала стеклом - не шелохнется, лишь за кормой лодки расступался волновой шлейф и нарушал неподвижность сонного отражения деревьев и облаков. Постников лежал на носу, привалившись к плотно набитому рюкзаку. В середине вместо грот-мачты сидел Лофтус и крепко дремал, втянув голову в плечи. Стрекотание лодки распугивало каких-то мелких птиц, что вспархивали из камышовых зарослей и кружились над рекой еще долго после того, как лодка уходила вниз по течению.

День едва перевалил за середину, когда моторка ткнулась в илистый берег. Лофтус ловко перескочил на твердую землю, за ним прыгнул Постников. Хорхе, не мешкая, оттолкнулся от берега длинной палкой, дал газу, и лодка отдалилась от берега. Сделав полукруг, она лихо развернулась и затарахтела вверх по течению, в то время как поднятая ею волна без остановки плескалась в берег и подкидывала пучки коричневых водорослей. Зудящий стон гудел все тише и через пару минут все стихло, если не считать комаров и птиц.

Постников углубился в карту. Черт знает, где это место – к югу леса все гуще, зеленые луга, зато меньше дорог, а жилья так вообще кот наплакал.

- Мы сделаем хитрый крюк, - пояснял Лофтус. - Эрн течет в южном направлении и в нижнем течении заворачивает на юго-восток в лесистой низине. Те края называются Мерзлый Лес. Ловить вас будут вдоль автотрассы и по железной дороге, что уходят сразу на восток. А мы подадимся от реки на юго-восток - лесами пойдем.

Оставив берег позади, они пересекли небольшую дубовую рощу и оказались на пустынной автотрассе, где притулилась сонная автозаправка. Возле витрины с энергетическими батончиками пошатывался от скуки одинокий сотрудник станции, и он оказался невыразимо рад прохожим.

- Что интересного, приятель? – весело спросил Лофтус.

Станционный в избытке чувств всплеснул руками и выпалил:

- Странные дела завелись, господин хороший! Вон, часу не прошло, - проехал конвой, сплошь военные машины, да еще и не наши!

- Что вы говорите! – воскликнул Лофтус.

 - Точняк! Я же кое-что в технике понимаю. Все запомнил: четыре боевые машины кавалерии, вроде как М3 «Брэдли», потом заправщик и еще чудная колымага черного цвета, будто из Голливуда угнанная. И знаете, что я вам скажу? К одному все идет. Конец света близок!

- Да ну - не так все страшно. Джебхат ан-Нусру натовцы ловить поехали, не иначе, - ответил Лофтус. – А где тут сортир?

Пока Брендан был в отлучке, Постников купил в лавчонке наблюдательного механика кое-что про запас: соль, спички, чай, аспирин.

- Господь всемогущий! Да где же вы взяли деньги? – изумленно спросил вернувшийся Лофтус.

- На карте оказалась кое-какая мелочь - не пропадать же добру.

- Так, - сказал Лофтус. – Не следовало вам светить карту в платежной системе. Надо немедленно убираться.

Собравшись ровно в две минуты, они пересекли дорогу и углубились в тенистые перелески. Постникову подумалось, что, похоже, Лофтус тоже был кое-чем оборудован внутри – встроенной навигационной системой местного GPS. Казалось, он знал все лесные тропы как свои пять пальцев, и по-волчьи уверенно и не зная усталости держался нужного направления. Места и вправду пошли совсем безлюдные, а стежка почти не была видна в тенистой и душноватой дубраве. Шли упорно, долго, до сумерек, пока Постников сослепу не споткнулся о торчащий корень и не растянулся на листьях. Здесь и решили устроить отдых до утра.

- Нет более глупого заблуждения, нежели считать серверный мир чем-то отдельным, а тем более чужеродным старому миру, - говорил проводник, когда они отужинали, напились чаю и лениво лежали по сторонам пляшущего костра. - Вся новая вселенная - не что иное, как один из континентов Земли, хотя некоторые не согласятся это признать ни под каким видом. А я вам говорю: налицо ситуация, весьма похожая на историю колонизации Америки.

Подхваченная золотистым жаром еловая ветка щелкнула и стрельнула пригоршней ярких искр в Лофтуса. Отряхивая светляков с рукава, он проворчал:

- Сгореть на костре мне только не хватало!

- Из-за чего такая облава? – спросил Постников.

- Помните, тот бедолага на автозаправке сказал: конец света. И он, знаете, не так уж неправ, ведь так оно и есть - хотя откуда бы ему знать. Извне в наш мир подсылают вирус, или сказать иначе – программный пакет для загрузки в систему. Этот вирус пробьет брешь в серверной защите, и начнется вторжение. Вирусная программа замаскирована под мужчину или женщину – пока неизвестно под кого. Белого, азиата или афро – тоже бог его знает. Две враждующие столицы охотятся на него – Эфраим и Дубов Град. И от того, кто доберется первым до носителя, зависит судьба нашей вселенной.

- Я вообще мало что знаю. Почему две столицы и что за темные дела происходят в Дубов Граде?

Лофтус издал утробный смешок и сказал:

- Где-то с полвека назад, когда Илья Ефремов только начинал обживаться в новом мире, столицей новой страны он выбрал свой восхитительный город Дубов Град, что на среднем юге Новой Гондваны. В то время сервер еще не был заблокирован, и сюда валом шли волны переселенцев, а будущее мира выглядело подкупающе прекрасным.

Илья Ираклиевич в ту пору еще не оставил свои экспериментаторские замашки. Его сильно увлекала идея копирования человеческой личности – воспроизведение души, как он сам выражался. Так вот, подготовил он прекрасно оборудованную лабораторию, подобрал штат помощников из числа переселенцев. Кстати, на базе той лаборатории позднее открыли первый университет нашей страны.



Игорь Старцев

Отредактировано: 30.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться