Система Эпилегата

Отшельник

Глава 7  
 
Отшельник 
 
— Эй, чудики, быстрей сюда! Я не смогу держать люк так долго, скорей передвигайтесь! Я не буду долго ждать, — кричал старик, приподняв крышку люка, из которого высовывалась его голова в тюбетейке. Открытый люк и старик, еле удерживающий тяжелую крышку, пробудили надежду на спасение группы. Вадим принял мгновенно неожиданную помощь незнакомца и приказал спускаться вниз по ветхой лестнице. Он не знал, что их ждет там, но выхода у них не было. По очереди они спускались, держась за прутья лестницы. Кобаль, не чувствуя боли в ноге, отстреливался, целясь в тварей. Он оставался на поверхности, прикрывая товарищей, спускавшихся вниз. Жук вцепился ему в конечность, протыкая острыми лапами ногу, нанося множественные порезы своими острыми металлическими лезвиями. Ему пришлось отбиваться прикладом со всей силой, что скопилась в руке, ударяя мелкое железное создание. И наконец, смог отбросить его резкими ударами приклада и, теряя кровь, спуститься вниз. Старик истерически кричал последнему, требуя немедленного закрыть люк и заблокировать крышку рычагом. Кобаль, захлопнув люк, поворачивал задвижку по часовой стрелке, но не довертев до конца, сорвался и полетел вниз, цепляясь руками за прутья лестницы. Уронив автомат, он сползал, еле удерживаясь, чтобы совсем не рухнуть вниз на каменный пол. Схватившись рукой за ногу, Кобаль зажимал рану, постанывая и покачиваясь от боли, сбросив с себя вещмешок. Маршал и Вадим подхватили его и перетащили к стене. Вадим осмотрел рану, 

 
59 
а потом, разорвав штанину, затянул куском ткани, таким образом наложив жгут, чтобы остановить кровь. Тем временем старик рванул вверх по лестнице к люку, докрутил рычаг до полного блокирования и, скатившись, спрыгнул к тем, кого только что спас. — Ну вот и все, — вытер он со лба испарину, — оставайтесь тут, я быстро, мне нужно выключить питание города. — Так это вы врубили свет? — спросил Маршал. — Да. Ха, — саркастически заметил старик, — ну если ты видишь здесь кого-то еще, то я за тебя рад, — и помчался, оставив их в полуосвещенном проходе. «Странный старик, небось, ещё и сумасшедший», — подумал Маршал. Старик вернулся быстро, они даже не успели перемолвиться между собой, как он появился из-за угла в другой накидке и без тюбетейки. У него не было оружия и других причиндалов, только фонарик торчал из кармана накидки. Махнув рукой, он крикнул: «Ха, за мной. Идите уже быстрей». Они следовали за спасителем, поддерживая, буквально неся на руках раненого товарища, прыгающего на одной ноге. Илья тащил собранные им вещмешки и автомат. — Куда мы идем? Что это за сооружение? — вежливо спросил у старика Вадим — Это место раньше производило большое количество энергии, а сейчас выдает лишь малую часть и в разных местах. Включать весь город бесполезно. Нет деталей, чтобы полностью починить все магнитные генераторы. Приходится пользоваться той энергией, которая накопилась. Извините, — спохватился старик,— меня зовут Борис. А вы кто такие и откуда? Ха. Вадим все так же вместе с Маршалом несли Кобаля, а Илья — вещи. Они представились и кратко пояснили, кто они: — Мы из Западного отдаления, — рассказывал Вадим, когда старик перебил его. — Ха, а тут чего забыли? — Домой шли. — Мало вам основного туннеля? Искатели приключений, блин. Не так давно видел еще таких же, заходивших в шахту. На них маски, значит, Центра или их приверженцев. Ходили, светили фонариками, думали, их здесь никто не видел. А я все вижу, это моя основная работа. Сесть, встать, смотреть, есть, спать. — Вход к нашему отдалению почему-то заблокирован. Вот мы и решили пойти через Поющий город, минуя шахты, ко второму входу. — Ясненько все с вами. — А вы что тут типа смотрителя? — Маршал тут же получил предупреждение от Вадима легким ударом в ногу. — Ха, шутить вздумал? Ух, какой. — Да не! — протянул Маршал, — интересно. — А, смотрю, мы с тобой поладим, — улыбнулся старик, — у меня был один знакомый, вроде тебя. Шутить любил, а теперь лежит и ждет лучшие времена, пока его разбудят. — Не понял, где ждет? — озадачился Маршал, получив еще раз от Вадима удар коленом. — Надеюсь, что там, — показывая пальцем вниз, в неизвестность, издевался старик, — что показать? — Да нет, спасибо, — видя, что Вадим не на шутку разозлился, перестал дерзить Маршал. Старик шел впереди по проходу, запах пота, исходивший от него, усилился до такой степени, что это весьма способствовало ускорению продвижения — всем хотелось быстрей от него избавиться. Туннель освещали тусклые лампочки, которые, еле-еле 

 
60 
мерцая, приветствовали чужаков. По стенам прохода извивались непонятные надписи, а трубы, тянувшиеся вдоль туннеля вместе с проводами, гудели, воспроизводя синхронный звук электрического потока, замыкающего всю цепь соединения. — Ха, опять Клава шутит. А говорила, что оставит меня в покое, — сокрушался старик, проводя рукой по рябой стене прохода. — Опять она меня мучает, стерва, сука. Ничего, сейчас приду, налажу схему. Маршал терпел выходки сумасшедшего старика, бормотавшего что-то себе под нос, а Вадим тихо говорил ему: — Не обращай внимания, мы должны быть ему благодарны, если бы не он, то я не знаю… — Так, стоять, мы пришли, — вполголоса рыкнул старик. В проходе располагалось множество дверей без номеров и обозначений. Старик остановился у одной из них и замер, прислушиваясь к чему-то, что его смущало. Оглянувшись по сторонам, он задержал взгляд на группе Вадима и посмотрел в сторону прохода, который вел неизвестно куда. — Мы должны быть очень осторожны, здесь опасней, чем снаружи, — потянув за веревку, серьёзно заметил старик. Никто не пытался молвить слово, все внимательно прислушивались к обитателю этих мест. Дверь открылась, и яркий свет озарил лицо хозяина жилища. — Заходите, а этого положите, пусть отдохнет. Вот сюда, — показал старик. — Нужно подстелить ему что-нибудь под ногу, а то запачкает мне кровать, — и протянул непромокаемую ткань. Маршал и Вадим с трудом дотащили Кобаля и с облегчением скинули с себя его тяжелое тело. Кобаль терял кровь, его нога немела, превращаясь в холодную и неподвижную колоду. Вошел Илья, бросил тяжелые вещмешки в угол, сдвинул их ногой и, примяв затем руками, расслабившись, выдохнул. — Вот вам стулья, присаживайтесь и ни о чем не беспокойтесь, — гостеприимно трещал старик. Маленькая комната была украшена цепочками, фольгой, значками, а на полке стояли детские фотографии Бориса. Стол был завален бумагами и журналами, тут же стояли чашки с засохшей на дне едой. Напротив кровати мерцал большой монитор, разделенный на несколько частей квадратами, в которых отображалась часть города в ночном видении. На другом столе, в глубине стены — установочное оборудование на штативах с пробирками, банки и еще какое-то металлическое оснащение, похожее на перегонное устройство. В углу прямо на полу стояли закрытые стеклянные сосуды, канистры и банки. Старик взял одну из банок со стола, перелил часть содержимого в другую банку, добавил еще какой-то раствор. Все перемешав, подошел к лежащему на кровати Кобалю и вылил раствор ему на рану. Все наблюдали за манипуляциями старика, от которых Кобаль даже не пикнул. — Все понятно.  — Что понятно? — встревоженно спросил у старика Вадим. — Нужны антибиотики или в дальнейшем он крякнет от заражения. И рану зашить не мешало бы... глубокая. Артерия задета. — Ну, так давайте антибиотики. Они у вас есть? — У меня все есть. И зашить смогу, а кровь перелить вы уж меня извините. Нет, аппарат для переливания не проблема. А определить группу крови я просто не смогу. 



Евгений Абл

Отредактировано: 31.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться