Сияющее знамя. Рыцари.

Размер шрифта: - +

2.То, что задумано, не всегда сбывается, зато случается незапланированная судьбоносная встреча.

Комья сырой земли веером разлетались из-под копыт.  Кони неслись на бешеной скорости. И  старушка Буланая тяжело дышала под своим лёгким седоком, уводя табун на земли барона Готлиба Отважного. Сзади на приличном отдалении неслись ещё три всадника в лёгком вооружении. Позади остались полыхающие конюшни  и залитый кровью двор поместья  маркиза.

Месть отряда молодых рыцарей-разбойников вполне удалась. И хотя в сам укреплённый дом соседа они не сунулись, но и того, что натворили в поместье, разорив дворы, было достаточно, как сказал Джон, останавливая своих разгорячённых вылазкой, товарищей.

  Сердце Рика, самого младшего из когорты, бешено стучало от смеси непередаваемого восторга и ужаса. Азарт от гонки, и неистовый трепет от пережитого. Горячность от того, что старший брат впервые взял его с собой на дело, заставляло двигаться сквозь хаос разбуженных улиц, крики, вопли и плачь, с восторгом вседозволенности. Даже сейчас, когда до ленных владений барона-отца было уже рукой подать, перед мысленным взором мелькали обрывки событий. Слишком мало прошло времени, чтобы он мог немного прийти в себя.

Первыми жертвами были просто слуги и жители предместья, защищающие имущество своё, хозяина и просто собственную жизнь. Они были вооружены только тем, что попалось под руку: вилы, жерди, только у двоих топоры. Но противостоять маленькому отряду молодых рыцарей они не могли. Запели стрелы, калеча смельчаков и обрывая жизни самых отчаянных защитников. Кто-то полез, не разбирая дороги вперёд прямо на всадников, очумев от страха. Сверкнули мечи в первых всполохах, занимающихся огнём от брошенных запалов, построек. И в колышущемся дыму метались женщины и дети. На серой брусчатке кровь казалась неестественно чёрной, и сам воздух пропитался её тошнотворным  запахом.

  Какая-то деваха с распущенными волосами в одной полотняной рубахе неожиданно выскочила прямо под ноги Буланой. Старая кобыла прянула в сторону. Мальчишка едва удержался в седле. Через мгновение её тело со странно вывернутой головой лежало на земле. А Джон убирал меч в ножны.

Мальчишка судорожно сглотнул тягучую слюну, стараясь сдержать подкативший комок, не в силах отвести взгляд от кровавых пузырей, расцветавших на полотне.

- И долго будешь на неё таращиться? – одёрнул Рика брат, - У тебя дело есть, или забыл?!

  Метались выгнанные в загон кони, ржали, вставали на дыбы, чувствуя дым пожара. Затрещали разламываемые под их напором жерди изгороди. Животные вырвались наружу.

- Уводи лошадей, Рик! – крикнул Джон, брату, - Сток, Аццо подгоняйте. Они наконец-то проснулись, сейчас выпустят стражников, и станет не до вас.

- А как же ты? – выкрикнул мальчишка.

- Что, сосунок, страшно? – отозвался предводитель, перебрасывая щит со спины на грудь, - Вали отсюда! У меня с хозяином свои счёты. Скоро догоним…

  Всадники пронеслись вниз с холма, сбивая коней в табун. В стороне осталось растревоженное селение: громкие выкрики, вопли, мелькание факелов, дымные всполохи разгорающегося пожара.

На одном дыхании загонщики преодолели скошенный луг, пронеслись по мелководью на другую сторону речки.  Через непаханое поле по стерне, через овраги. Только топот и храп постепенно успокаивающихся животных. Тёмная полоса леса обозначила  владения отца.

И всё бы хорошо, но Рик отчего-то сильно волновался за брата. Ему казалось, что может произойти непоправимое. Он даже мысленно твердил слова молитвы, умоляя Бога смилостивиться и защитить Джона.

Рик понимал, что рыцари не смогут нагнать их стремительный бег, что они увязли в бою.  Брат поклялся, что на этот раз сделает всё, чтобы выманить барона Мольти на поединок или хотя бы бросить вызов. Всё это буйство было направлено на то, чтобы разозлить коварного соседа. Ну, и пощипать его собственность в отместку за отказ выдать замуж Хельгу за одного из друзей.

«Получится или нет, - думал Рик, силясь услышать приближающийся топот, увидеть чёрные силуэты конников, понять, что всё  завершилось благополучно! - Как жалко, что я ещё мал и слаб. Как славно было бы биться в одном ряду с Джоном! Уж я-то не подведу его никогда. Обязательно докажу свою преданность и отвагу». Он, то и дело, оглядывался, ища в предрассветной мгле, признаки погони…

 

  Парень с трудом разлепил глаза и обвёл мутным от сна взглядом свою комнату. Яркий солнечный луч пробивался сквозь неплотно закрытые ставни. Его золотое лезвие рассекло надвое унылое пространство каменных стен, легло на вытоптанный до дыр ковёр, презрительно разломилось на стопке знатно припорошенных пылью книг на столе, отразилось от щита, начищенного до зеркального блеска, и утонуло в старой плотной паучьей сети в углу.

  Рик прищурился и потряс головой, чтобы окончательно прийти в себя. Светло-русые, влажные от пота волосы, сбившиеся в пряди, скользнули по щекам. От накалившейся за день крыши исходил жар, как от раскалённой жаровни. Душно. Дышать тяжело.

Вновь тот же самый сон. Он опять заставил его оглянуться и увидеть всё до мелочей. В момент расставания, Джон, как легендарный герой, привстал на стременах, вскинув меч. На лезвии оружия и пластинах доспехов отразился огонь, окрасив их в богряное с золотом. Чёрные кудри по плечам оттенили, сделав мертвенно бледным, чеканный профиль. Алым светом вспыхнули глаза его коня, рассыпались искрами зарева по чёрной шкуре.

Почему старший брат запомнился ему именно таким?

Рик всегда восхищался старшим братом: его силой, властным характером, упорством и даже наглостью с которой он добивался своего. И всегда сравнивал себя с ним, и всегда не в свою пользу. Младший и в подмётки не годился старшему Джону. То время минуло, но память упорно подсовывала ему картинки прошлого, словно сыпало соль на незаживающую рану.

Зачем опять вспоминать прошлое?



Елена Владленова

Отредактировано: 26.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться