Сияющий король

Размер шрифта: - +

Глава 24.

Мы оказались в длинном коридоре, увешанном картинами. Эмет стоял у пустого места на стене, где полотна заканчивались, а я был в нескольких метрах от него.

- Это все портреты, написанные после совершения ритуала, - коротко пояснил Эмет, складывая руки на груди. Я обернулся. Картин здесь было очень много. Похоже, история всего их клана. Все портреты были похожи друг на друга, наверное, потому что на них были похожие люди. Светлокрылы все как один стройные, величественные, прекрасные, с длинными волосами и острыми птичьими чертами лица; и их хозяева с ярко-алыми волосами, цвета теплого заката и глазами цвета прозрачной морской воды; все такие живые и теплые. Обилие красно белых картин смешивалось перед глазами. Но все их лица так и светились счастьем. Птицы, что обрели свой дом, и хозяева, что обрели верных соратников.

Я и не заметил, как дошел до Эмета. На одном из портретов рядом с ним, я узнал его брата. Похоже, что эта история закончилась прямо перед ним. Я повернулся к его лицу и понял, что никогда не видел его счастливым. Птица, которая потеряла свой дом, свою семью, своего хозяина и возможность летать. Теперь его поступки становятся более объяснимыми. Я смотрел на него с открытым ртом, мне хотелось сказать о том, какие они все счастливые, но он и так это знал.

- У тебя есть все эти картины? – зачем-то спросил я, вспомнив про его личную коллекцию.

- Я что, похож на мазохиста? – недовольно буркнул Эмет.

- Но ты все их так ясно помнишь… - растерянно заметил я, вспоминая длинный коридор.

- Я очень часто бывал здесь в детстве, - нехотя объяснил Сел.

- Ты хорошо помнишь Алекса? – медленно спросил я. Эмет опустил глаза.

- Не помнить его все равно что не помнить себя, - ровным голос произнес он.

- Стараешься не думать о нем? – предположил я.

- Когда случился переворот, мы как обычно играли в саду после обеда. Они забрали его прямо из моих рук. Я не понимал, что происходит, куда они его уводят. Но Алекс все понимал. Он защищал меня. Последним, что он сказал, было: «Живи, я люблю тебя». Его убили буквально через несколько секунд. Мой отец и мои братья сказали мне тоже самое. Так странно. Старший брат должен был стать военачальником, второй советником, а меня растили, как какую-то драгоценность. Мне всегда казалось, что мне позволяют больше, чем другим, что любят сильнее и целуют нежнее. В результате выжил только я, самый бесполезный и избалованный. Хотя может именно поэтому от меня и не стали избавляться… - Эмет замолчал, и мы вернулись в спальню.



Brigella

Отредактировано: 18.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться