Сияющий король

Размер шрифта: - +

Глава 7.

На следующий день во дворец прибыла молодая девушка. Она была высокой и стройной. У нее были длинные волнистые волосы и добрые глаза. Как бы хороша она ни была, Фаусту она все равно вряд ли придется по вкусу.

Принц выглядел мрачнее тучи, постоянно таская за собой везде Льва. Он всеми силами старался избегать своей невесты, что делать было весьма легко, хорошо зная замок. Как же он собирается жить дальше?

Мне снова хотелось поговорить с ним, поэтому я вновь слонялся по коридорам после того, как стемнело. Меня привлекли необычные звуки, и я решил проверить, что там происходит. По мере приближения, я различал тихие женские стоны. Заглянув за угол, я увидел его. Лев стоял у стены, прижимая к ней невесту принца. В темноте я различал его длинные пальцы, ровно скользящие по ее бедрам. Так он выполняет приказ?

Прошла пара секунд прежде, чем я заметил, что он смотрит на меня. Смотрит без страха или злобы. Он поднял указательный палец и приложил его к губам. Я снова видел его улыбку.

Всю следующую неделю я пытался поговорить с ним, но днем его держал Фауст, а ночью его невеста. Я никак не мог понять, зачем они оба его используют. Я смотрел на спокойные лица новобрачных, сидящих рядом за завтраком, и мне не верилось в то, что может скрываться за их доброжелательными улыбками. Я переводил взгляд на Льва, сидящего неподалеку. Он выглядел отрешенным. Я знал, что вместо того, чтобы развлекать эту странную парочку день и ночь, он хочет искать свою потерянную возлюбленную.

Мне было жаль всех их. Фауста, запертого в своем собственном замке и скованного своими собственными законами. Амаранту, проданную своей собственной страной, преданную своим собственным мужем, пожираемую похотью, которой Фауст откупается от нее. Кто же из них троих страдает больше всего?

Фауст, хоть и заперт, проводит большую часть времени с человеком, которого любит, как и Амаранта, но Лев другой. Он будто кормит их своим телом, сам при этом голодая.

В один из дней мне, наконец, удалось застать его в одиночестве. Он дремал в большом светлом кресле. На нем были серые брюки и черная кофта с закатанными рукавами. Его руки лежали на коленях, а голова была откинута на спинку. Казалось, будто он сейчас встанет и его бег продолжится.

Я приблизился к нему, рассматривая кожу на его запястье. Почему-то в моем сознании возникла картина, в которой рука отрывается от ткани брюк, появляется чужая рука, и их пальцы переплетаются. Я сморгнул это наваждение. Его кожа по-прежнему касалась ткани брюк. Наверное, моей руки там никогда не будет. На языке появился горьковатый привкус.

Я протянул к нему пальцы и коснулся его кожи. Я сделал это неосознанно. Просто хотелось. Хотелось коснуться его.

Как ни странно, он никак не отреагировал на мое прикосновение. Немного успокоившись, я прислушался к своим ощущениям, сосредоточив всего себя на кончиках пальцев. Теплая бархатная кожа Льва казалось мне чем-то неестественно притягательным. Мои пальцы двинулись вдоль его руки, проскользили по ткани кофты и остановились на его челюсти. Он по-прежнему никак не реагировал на мои действия и выглядел мирно спящим.

Я приблизился к его лицу. Меня привлекли его длинные ресницы. Они тоже казались неестественными. Я опустил взгляд вдоль его носа до приоткрытых губ. Интересно, что Фауст чувствует, когда целует его? Интересно, его губы мягкие? Фаусту доставляет удовольствие целовать его, а что почувствую я?



Brigella

Отредактировано: 18.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться