Сияющий король

Размер шрифта: - +

Глава 19.

Темноту зала пронзил мягкий звук фортепиано. Я поднял взгляд на дверь. Кто-то играет?

Ноты лились в мои уши одна за другой. Я закрыл глаза. Мои ноги понесли меня на звуки музыки.

Почему я снова вижу его силуэт?

Лев сидел за фортепиано, на нем была светлая рубашка. Его кисти медленно парили над белоснежными клавишами, длинные пальцы опускались и поднимались, заставляя струны дрожать.

Прежде, чем я это осознал, я уже стоял рядом с темной деревянной поверхностью крышки. Лев играл с закрытыми глазами. Он выглядел спокойным. Совсем не похож на себя за завтраком. Кажется, это было совсем недавно.

- Тебе уже лучше? – тихо спросил я, на секунду забыв о том, что он занят игрой. Лев открыл глаза и нашел меня взглядом.

- Я быстро восстанавливаюсь, - спокойно ответил он, не переставая играть. Мелодия успокаивает меня. Не хочу мешать ему. – Вчера я напугал тебя, извини, - внезапно произнес он после долгого молчания. Так значит, он все же знал, что это был я. Хотя возможно, он понял это по моему внешнему состоянию. Теперь он будет успокаивать мою бдительность?

- Для тебя я всего лишь еда? – прямо задал я вопрос, вертящийся все это время у меня на языке. На секунду мягкий взгляд Льва изменился. Он прошил меня насквозь, словно лезвие, и вернулся в прежнее состояние.

- Откуда такие мысли? – так же спокойно ушел от ответа Лев.

- Фауст сказал мне, что для тебя моя жизнь бессмысленна, - тихо ответил я, пытаясь сказать это мягче.

- Вы люди, привыкли все идеализировать. Вы пытаетесь оттянуть неизбежное, пытаетесь придать значение тому, что ничего не значит, пытаетесь искать смысл там, где его нет, - холодно ответил он, продолжая играть. Я уже начал жалеть о том, что завел этот разговор.

- Ты уходишь от ответа, я еда для тебя? – повторил вопрос я, так и получив прямого ответа.

- Нет, - хоть голос Льва и вернулся к прежней температуре, я все равно не чувствовал обычного спокойствия в его голосе.

- Тогда зачем ты пьешь кровь? – начал допытываться я. Возможно, ему не нравился этот разговор, но я не мог не спросить об этом. Сложившееся между напряжения не устраивало меня.

- Я так развлекаюсь, расслабляюсь, снимаю стресс… Не знаю, какие еще слова подобрать, чтобы ты понял, - подумав, все же ответил Лев. Я замер. Развлечение?

- Но ведь люди могут умереть от потери крови! – выкрикнул я, ожидая увидеть хоть какие-то эмоции на его лице. Пока что я видел лишь досаду. Почему же ты такой черствый? Да, мы смертны, да, все мы умрем рано или поздно, но это не значит, что наши жизни ничего не стоят!

- И что с того? – спокойно спросил Лев, прерывая мой внутренний монолог. Как ты можешь так говорить? Я смотрел на его ровную спину, гладкую кожу, спокойное лицо. Его пальцы равномерно опускались на клавиши, будто внутри них был метроном. Ты точно не человек. Люди не могут быть такими идеальными.

- Ты вообще понимаешь, что значит смерть?! – выпалил я, и тут же пожалел об этом. Я оперся на край фортепиано, чтобы устоять на ногах. Только теперь я заметил, как громко стучит мое сердце, и как тяжело я дышу. Он поднял на меня взгляд. В нем не было ни злости, ни презрения, ни страха, ни волнения, только холод и пустота.

- Я знаю о смерти больше, чем ты можешь себе представить, - спокойно ответил Лев. Я очнулся, осознав, что он уже не смотрит на меня. Что же я творю? Почему я обижаю его?

- Прости, просто мне… так сложно понять тебя, - тихо извинился я. Он ничего не сказал мне и не подал виду, но я все равно чувствовал себя виноватым за такие слова.

- Люди всегда ненавидели меня, боялись, желали моей смерти. Пытались убить меня множество раз с самого моего рождения в этом мире. Я не знаю в какой из жизней осталась моя жалость к людям, но я ее давно не чувствую, - медленно произнес Лев. Его слова лились словно тихий ручей. Они успокаивали, согревали, убаюкивали. С каждым его откровением, с каждым словом я чувствовал, как делаю маленький шаг к тому, чтобы понять его. – Единственные чувства, что у меня остались – чувства к моей жене.

- Ты простил ее за то, что она убила тебя? – осторожно спросил я то, что не давало мне покоя некоторое время.

- Какая-то часть меня не простила, но я не хочу выпускать эту часть наружу. Однако, как бы я ни старался быть хорошим мужем, порой я замечаю, что с удовольствием причиняю боль. Я не хочу позволять мести взять надо мной верх, но не могу удержать ее. Она просачивается сквозь мои пальцы и душит ее.

Лев замолчал. Я чувствовал, как напряжение повисло в воздухе. Оно было не между нами, а внутри него. Почему-то теперь я чувствовал, как звуки, что издают струны, давят на меня. Я продолжал смотреть на его спокойные глаза. Неужели, мне никогда не понять того, что за ними скрыто?



Brigella

Отредактировано: 07.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться