Сияющий король

Размер шрифта: - +

Глава 47.

Лев раскурил сигарету и дал ее мне. Пока я с сомнением смотрел на нее, он раскурил для себя. Я помнил, что курить с ним было моей платой, но все же… я всегда старался соблюдать здоровый образ жизни. Лев выпустил длинную белую струю дыма и откинулся назад.

Мы сидели на траве за пределами замка, откуда недавно сбежали. Я затянулся. Дым был приятного освежающего вкуса, запах дыма тоже был вкусным. Я посмотрел на белую сигарету без каких-либо опознавательных знаков. Даже не знаю, откуда он их берет.

- Лев, тебя не напрягает это? – спросил я, желая поддерживать связь с ним.

- Что? – он обернулся. Я сидел немного поодаль от него.

- Фауст, - коротко пояснил я. Лев протянул: «Мм», как будто я напомнил ему о чем-то неприятном.

- Он достает меня почти каждый день, как ревнивая жена прямо, - ответил Лев с неохотой. Он усмехнулся и замолчал. – Я бы предпочел, чтобы моя жена хотя бы обращала на меня внимание… Знаешь, я тут вспомнил, зачем приходил к тебе ночью, - внезапно сменил он тему.

- Зачем же? – заинтересовался я.

- Помнишь, я постоянно кричал по ночам, когда меня только привезли сюда? – спросил Лев спокойным голосом, как будто в пустоту. Я поежился. Это были ужасные крики, как будто с него сдирали кожу или еще чего похуже.

- Помню, - нехотя ответил я.

- Если я засыпаю, мне все время снится один и тот же кошмар… Самое ужасное воспоминание из моей жизни. Говорят, о чем больше всего сожалеешь, то и преследует тебя, - тихо произнес Лев. – Но теперь я думаю, что для тебя это слишком…

Он замолчал. Сигарета медленно тлела в его руке. Взгляд Льва опустел, он снова мысленно погружался в свой кошмар. Я перевел взгляд на сигарету в своей руке. Он просто дал ее мне и отвернулся. Как будто он позволяет мне нарушить условия оплаты, нарочно делает вид, что не смотрит. Я снова затянулся. Нет смысла думать об этом. Я должен выполнить его условия, какими бы странными они не были.

Внезапно в моем воображении проснулся голос Льва. «Что бы ты делал, если бы я сказал, что ты смертельно болен, а эти сигареты единственное лекарство?» - спросил он меня насмешливо. Из сумрака луч прожектора выхватил губы Льва, растягивающиеся в кровожадной улыбке. Я помотал головой и наваждение исчезло.

Лев хотел показать мне что-то, связанное с его прошлым. Что-то, что мучает его. Должен ли я спросить его об этом или лучше промолчать? Я открыл рот, облака дыма медленно поплыли передо мной.

- На что это было похоже? – спросил я тихо, обращаясь в пустоту. Я не надеялся особо на то, что Лев, погруженный в свои мысли, услышит меня. Но мне очень хотелось что-то сказать, как-то помочь, как-то облегчить его ношу.

- Представь, что я потерял рассудок и пытаюсь убить тебя, ты знаешь, что мой рассудок не вернуть, даже если ты позволишь мне убить себя, твоя жертва будет бессмысленной, потому что вскоре я сам убью себя. Ты принимаешь решение убить меня, того, кто даже не понимает, что делает, и кто ты, - внезапно попросил Лев. Я сглотнул. Слишком много условий, слишком сложные условия. Сложно так вот сходу представить подобное. Я честно попробовал представить, как Лев пытается убить меня. Как он валит меня на пол и душит. Рядом со мной лежит пистолет, я могу его убить… Глаза защипало. Не могу убить его. Даже если я смогу выстрелить. Сколько боли мне придется при этом пережить… - А теперь умножь это в сотни раз.

- Что? – сотню раз прокрутить в голове это. Мне и одного вполне достаточно. Лев затянулся и медленно выпустил клуб дыма.

- Когда моя жена умерла, я попытался воскресить ее. Я не знал, насколько ее разум будет стабилен, так как я собирал его наобум. Я поместил ее в пустую комнату с белыми стенами без каких-либо вещей, чтобы не было никаких раздражителей. Но одну вещь я не мог снять с нее. Обручальное кольцо не снималось ни при каких условиях. Если бы я попытался снять его, умер бы. Если бы попытался снять свое, умерла бы она. Так была устроена связь. Для бессмертных клятва любить до смерти не пустые слова…

- Когда она проснулась, попыталась снять кольцо, да? – тихо спросил я, когда Лев замолчал. Это было так очевидно, сколь и печально. Нестабильный рассудок находил единственную вещь, за которую мог зацепиться.

- Моя жизнь превратилась в сущий ад. Комбинации для воскрешения были бесконечны, а я не знал, какая из них всех верная. Каждый день я воскрешал и убивал ее. Я постепенно сходил с ума. Каждый день я слышал ее крики, каждый день почти позволял ей убить себя. Каждый раз я думал, что вот сейчас она вспомнит меня и остановится. Казалось, что этому не будет конца. Будто я застрял на каком-то круге ада и никак не мог выбраться, - Лев закрыл глаза руками и замолчал. Я пытался представить, какого ему было.



Brigella

Отредактировано: 18.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться