Сказ про великого богатыря, его невесту и огненного змея

Размер шрифта: - +

Сказ про великого богатыря, его невесту и огненного змея

В пустыне жаркой и сухой
Стоит аул под солнцем белым,
Казахи жгут тут саксаул,
И варят плов, и шерсть прядут.
В одной из юрт семья живет
Богатство все — их дочь
Под именем Сорбит-Ханум
Прекрасней нет ее.
Уста малиной налиты
И сахарный их вкус,
Глаза — озера глубины,
Вселенная из темных роз.
От женихов отбоя нет
К шестнадцати в канун,
И даже Арматур-Батыр
Упал к ногам Ханум.
Родители ее сказали —
«Плати калым — и в жены забирай!»
«Где ж денег взять?» — ответил терминатор —
«Придется за море работать уезжать.
В Америке там богатуров нету —
Все привозные, ну, а монстров завались
Побить их надобно —
прислали мне депешу.
Герой по найму — это тоже жизнь.»
Ковер из «Боинга» за ним прислали
И отбыл друг сердечный за моря
Красавица Ханум хоть и скучала
Решила: «Буду ждать. До сентября!»
Пришла весна, в степи цветут тюльпаны
Венок из них Сорбит-Ханум плела
Ей на беду тут выполз из барханов
Зеленый змей — гад Автоген-Гюрза.
И даже змей стал жертвою Амура,
Стрела пробила сердце гада.
Как черный вихрь он налетел на пери
Схватил, унес в преддверье ада.
А время быстренько бежит.
Прошла весна за ней и лето.
Вернулся Арматур-Батыр,
С калымом: «Где ж моя Джульетта?
Я как Ромео к ней спешил
Всех монстров покромсал в капусту,
Я даже Сатану не пощадил,
Тираны же мне были на закуску.
И денег отвалили мне сполна.
Зеленых, не каких-то там „тенге“
Нам хватит их на многие года,
— Да, папа, и на водочку тебе.»
Узнал тут терминатор о Ханум
И крикнул: «Век мне воли не видать —
Коль не найду и не верну ее
Нельзя меня и мужиком считать!»
Но где искать? Кто скажет?
Кто ответит?
Ведь мир большой,
За годы не сыскать…
В унынье впал герой наш светлоокий,
Присел на камень,
Крошит птичкам хлеб
Себе же в рот кладет он анашу.
Вдруг слышит хриплый голос воробья:
«Подай кусочек, про Ханум скажу!»
Изрек Батыр: «Коль правду скажешь мне
Получишь анаши, хоть плана, хоть гашиша,
Держи кусок авансом, но учти
Обманешь — то навек затихнешь!»
И съев кусок тот воробей запел,
Почти как соловей с большой попойки:
«Ханум твоя потеряна навек,
Украл ее Горыныч термостойкий,
Унес ее за тридевять земель
В преддверье ада (рядом с Байконуром)».
«Ну что ж, — сказал Батыр —
Нам не впервой
Шагать вперед, отмеривая мили.»
«А лучше не пешком, — подумал он —
Быстрее на верблюде путь осилю».
« Ну что ж, горбатый мой скакун
Неси меня вокруг Арала,
Хотя, ведь можно напрямик,
Ведь моря вроде уж не стало».
Там в самом центре Казахстана,
Где в небе солнце как напалм,
Гора стоит в виде бархана
На ней жилище, то ли стан!
То юрта Автоген-Гюрзы,
В которой заперта невеста.
В округе же на сотню лиг
Огонь, огонь — нет жизни места.
Надев космический скафандр,
Наш богатырь идет сквозь пламя.
Огнетушитель был как брат,
Как гордо поднятое знамя.
Скафандр сгорел и пены нет,
А впереди огня лавина.
«Без помощи тут не пройти —
Нужна пожарная машина».
Вдруг возглас раздался с небес —
Знакомый воробей приперся:
«Ну что невесел Богатырь?
Тебе пройти не удается?»
И вновь тебе я помогу,
Скажу откуда помощь будет.
Тут недалече, за холмом
Есть тот кто пламище остудит.
В сухой реке, под камнем белым,
Где саксаул завит винтом
Сундук лежит, и все на свете
Исполнит заключенный в нем.«
„Откуда знанье у тебя? —
Спросил Батыр у Воробья —
Украл, как хакер в Интернете?
Иль подставляешь ты меня?“
Но воробей не отвечал,
Взлетел и был таков.
Батыр главою покачал,
Но принял все всерьез.
Зашел за холм, а там река,
Но высохшая вся.
Хоть саксаул еще живой,
Но весь он завился.
Нашел и камень наш Батыр
Откинул — увидал —
Под камнем ящик, то ли гроб,
Внутри был — Аксакал.
„Я Колотун-Бабай-ака
Мне восемь тысяч лет
Зачем —промолвил аксакал —
В мой холодильник влез?“
„Прости, что разбудил тебя
Я в неурочный час.
Но помощь мне нужна твоя
Действительна сей час.“
Узнав про все перипетии
Мороз сказал: „Ну что же —
Подую холодом в огонь
Потом пойду в ‚СТИНОЛ‘“.
Огонь угас, свободен путь
Батыр настроен наш серьёзно.
И обнимает он Ханум,
Но все же было уже поздно.
С небес, как коршун,
Змей упал
И налетел он на Батыра.
И завязался бой, как встарь,
Где не решает пуля-дура.
Из трех голов — одна умна,
И главное не ошибиться
Попасть ведь надо точно так
Чтоб змей на веки с курса сбился.
Наш Терминатор не дурак,
Хотя и одна глава на теле.
Не промахнулся он — попал,
 Не первый раз долбает в темя.
Взмолился Змеи, пощады просит —
„Невинен я, ведь я мутант.
С такой уродливою рожей
Не смог иначе быть женат.“
Я жертва экологии и ядов
Гринпис защиту обещал:
Занес меня он в книгу редких Гадов
 И больше он меня не замечал».
Разжалобил Батыра змей поганый
И Терминатор даже нюни распустил
«Иди, — сказал — живи, мутант проклятый, —
 Но только ты детей не заводи».
А сам Батыр с красавицей Ханум
Отбыл в родной аул для жизни в браке.
 Хотя и приглашали в Голливуд
Уже соскучились все монстры жить без драки.
 А бедный змей наш к Байконуру подползал.
Ведь выхлоп у него, как у ракеты.
 Его ученый из России приглашал
 Сулил работу, почести, монету.
И спутники выводит змей теперь,
Носитель «АНГАРА» его назвали
Ты скажешь вру — не хочешь и не верь —
 Но у ученого того вся грудь в медалях.



Golovan4ik

Отредактировано: 24.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться