Сказание о Бессмертном

Размер шрифта: - +

Глава 11. Перевоплощение

Тихо и темно было в Кощеевых покоях; ночь прилетела откуда-то из-за горизонта на своих огромных чёрных крыльях и поселилась в тёмных непроходимых лесах, а заодно – и в мрачном замке одинокого, нелюдимого чудовища. Сам хозяин этого замка, скрючившись, как мертвец, лежал в прохладной постели, забывшись тревожным, чутким сном, готовым развеяться от малейшего шороха.

В полуночный час, когда полная луна заплыла за тучи, Кощей проснулся от острого осознания того, что в его покоях присутствует кто-то посторонний. Он сел в кровати, нервно дрожащими руками сжимая одеяло и испуганно пялясь в темноту, но ночь была тиха – ни одного звука не доносилось из окружавшей его тьмы, а если бы в его покоях и правда кто-то был, он непременно выдал бы себя шорохом. Успокоив себя этой разумной мыслью, Кощей снова лёг, с облегчением отвернувшись к стене и чувствуя себя в абсолютной безопасности, но заснуть ему так и не удалось.

Не более того, чем через секунду произошло то, чего монстр боялся больше всего: особенную, торжественную тишину ночи разорвал в клочья тихий, но настойчивый звук. Шорох! Причём шуршали не чем-то, а одеялом, которым Кощей был укрыт, а следовательно, неизвестный и потому пугающий гость был рядом с ним, Карием, и мог беспрепятственно задушить его, или как там ещё убивают наивных людей ночные чудовища?

То, что он, Кощей, давно уже перестал быть обыкновенным юношей Карием и сам причислился к числу чудовищ, он забыл от страха, как и о данном ему Тёмными Господами могуществе.

- Кто здесь? – выдохнул Кощей дрожащим и срывающимся от ужаса голосом, натягивая на нос одеяло.

Шорох прекратился, а в следующий миг чья-то холодная, если не сказать ледяная рука с длинными, как у музыканта, пальцами, коснулась его лица, зажимая Кощею рот.

- Тс-с!

Ему показалось, что когда-то давно он слышал этот высокий, похожий одновременно на шипение змеи и на детский, голос. Теперь Кощей понял, что у него в покоях находится девушка, судя по голосу, наверняка всего на год-два старше, чем он сам, но это обстоятельство не убавило его страха.

На уровне его глаз вспыхнули и загорелись два ярких зелёных огоньках, и изуродованный юноша вскрикнул от радости, забыв про свой испуг:

- Тёмная Госпожа!

- Ты угадал, Карий, - нежный голос Госпожи прозвучал ещё более тепло и дружелюбно, чем во время их первой встречи, - Я не испугала тебя?

- О, моя Госпожа! – воскликнул Карий, захлебнувшись радостным криком и от этого смутившись ещё больше, - Я так счастлив тебя видеть! Если бы ты знала…

- Тише, тише. Я знаю, - улыбка Госпожи была подобна весеннему солнечному лучу – такая же нежная и согревающая. Девушка коснулась своей нежной рукой лица изуродованного юноши; прикосновение пронзило его ледяным холодом, но Карий не дрогнул. Его уже захватили в плен нескромные мечты, в которых Кощей грезил о вкусе губ Госпожи на своих губах, о холоде её рук на своей шее.

- Я так горжусь тобой, мой Карий! –  он долгие часы слушал и слушал бы этот  мелодичный голосок, звучащий для него подобно сладостной музыке, - Ты всё делаешь правильно. И ты поступил верно, когда обрёк эту глупую женщину на мучительную смерть. Разве твоя драгоценная Василиса может сравниться в красоте с таким совершенным созданием, как я?

Кощей не успел ничего сказать в ответ, когда гладкие и холодные, точно лёд, руки обвили его шею, а пахнущие свежестью девичьи губы коснулись его иссохших губ.

- Моя Госпожа…, - Кария захлестнула волна всепоглощающей страсти, он стиснул плечо этого странного ночного существа, принявшего облик прекрасной девушки, и вскрикнул от страха, когда увидел, как его пальцы прошли сквозь полупрозрачную плоть, - Что происходит? Кто ты?

- Не пугайся, Карий, не надо, - ласковый голос девушки вывел Кощея из паники, - Разве такое могущественное существо, как ты, может бояться призраков? Да, я мертва. Меня убил обычный человек стрелой в сердце, но до этого я не знала, что смертна. Точнее, знала, но не хотела в это верить, так как мой брат-близнец бессмертен. Но не совсем: как-то раз я слышала, как наш отец Вассар ругал Толли за то, что тот был неосторожен в общении со мной – помнится, в тот день мы с братом поругались из-за какого-то пустяка. Так вот, я слышала, как отец в ярости крикнул ему, что Толли бессмертен только до тех пор, пока не разозлит меня. Лишь я могу убить моего брата, поэтому Толли немного побаивается меня, хотя и любит. Я же была смертной с самого рождения, кажется, из-за ссоры нашей матери с божеством Иномирья, Лютингом. Таким образом, он отомстил Моанне за какое-то оскорбление в свой адрес, а впрочем, подробностей я не знаю.

Кощей сидел, вжавшись в шероховатую стену спиной и обхватив себя болезненно-худыми руками: от рассказа Тёмной Госпожи его бил озноб, как при высокой температуре, но дело было вовсе не в болезни, а в животном ужасе.

- Ты не ответила на мой вопрос: кто ты?

- Я – Тьма, - был странный ответ, от которого монстра затрясло ещё больше, - Многие века подряд Я была рассеяна по миллионам миров в виде обычной темноты, вроде ночных сумерек, но была разумной и имела живую душу.  Восемнадцать лет назад в моё Озеро попала девочка, отец которой хотел отдать её Мне в жертву. Я оценила этот великодушный дар и приняла её. Теперь меня зовут не иначе, как Роксана.

- Роксана, - Кощей повторил это чудесное имя, точно пробуя на вкус старое, полусладкое вино. Да оно и впрямь походило на благородный напиток богов – так волшебно звучало это имя, что его хотелось проговаривать про себя вновь и вновь. Юноша не понял и половины из того, что говорила про себя эта странная девушка, называя себя какой-то живой темнотой, жившей в каких-то мирах вроде бы много лет. Не важно, кем она себя считает – самое главное, как эта Роксана выглядит и то, что она, единственная во всей Вселенной, любит его, Кария.



Миловзора Апрельская

Отредактировано: 18.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться