Сказание о Хранителях 2

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 14. Во всех проблемах виноваты порталы, и понимайте, как хотите.

ГЛАВА 14

Никто еще не заблудился,

следуя своему внутреннему голосу.

Я еле успела увернуться от огромного летящего на меня демона. Да, это был именно демон. Я не слишком увлекалась религией в школе, но прекрасно слышала о Лилит и Азазеле. Кто бы мог подумать, что древние религиозные помышления окажутся реальностью, которая все это время существовала, но только в другом мире. Получается, люди это все не выдумали сами, и возможно есть миры, чьё население включает в себя и вампиров, и водяных, и гномов, а может даже и богов!

Лилит - мать демонов, таких как Азазель. На лекциях в замке

нам не рассказывали об их мире, как и о многих других, особенно, погибших. Возможно, именно так люди на Земле и узнали о демонах. Когда последний спасшийся кусочек Велорна попал на нашу планету…

Азазель наступал. В руках у него был нож, которым Лилит отрезала косу Фила.

Я могла бы призвать лук, но пальцы не могли нарисовать нужную руну. Я не могла поднять руку на Филиппа, пусть это был и не совсем он.

Прежде чем он нанес удар, руки сплели огненный щит из чистой магической энергии. Соприкоснувшись с ним, нож расплавился. Капли жидкого металла дождем пролились на ноги демона, вызвав у него утробный крик. Или не у него… Могу поклясться, что это кричал Фил. Мой Фил. С которым я вместе росла и которого знаю, как свои пять пальцев. Значит, не все потеряно!

- Филипп, услышь меня! Это я – Твоя маленькая сестренка Кася! – отчаяние вырвалось наружу, но взгляд оставался трезвым.

- Он тебя не слышит! Азазель, хватит медлить! Убей ее!

Он ударил меня крылом с такой силой, что мое тело, как тряпичная кукла, влетела в стену. На этот раз я не смогла встать. Где-то вдалеке закричал Кристиан, все еще пытаясь разорвать волосы, не дающие ему пошевелиться.

- Филипп, услышь меня, пожалуйста! Помнишь, как в третьем классе, я так обиделась на тебя, что сбежала из дома и вернулась поздно вечером? Ты тогда отказался оставлять меня ночью одну, и я заснула у тебя на руках, - я вжалась в стенку с такой силой, что заболел затылок. Азазель был близко. Ему стоило только взмахнуть своим крылом, и от меня и места мокрого бы не осталось. – А как над тобой смеялись девчонки, когда у тебя ломался голос? Они называли темя писклявым гномом. Я никогда тебя таким не считала! Потому что у тебя самый прекрасный голос. Он отгонял от меня обидчиков, рассказывал сказки перед сном и веселил, когда было грустно!

- Замолкни, дура!

Но я не собиралась останавливаться. Мои слова работали. Азазель остановился в нескольких сантиметрах от меня и не мог расцепить зрительный контакт. Он дышал, как бешенный зверь. Казалось, что столько воздуха не может поместиться в небольших эльфийских легких, и грудная клетка была готова вот-вот разорваться на части.

- Филипп, если ты меня слышишь, знай, что ты всегда был, есть и будешь самым дорогим для меня человеком, - глаза защипали от соленых слез. - Я прощаю тебя, даже если ты меня сейчас убьешь – я прощаю тебя! Потому что люблю! Я люблю тебя, Филипп! Ты лучший старший брат во всех мирах!

Демон пошатнулся. Черный туман в его взгляде испарился, и голубые глаза непонимающе оглядели меня. Я, ликуя, наблюдала, как огромные крылья складываются вместе, а среди коротких черных кудряшек появляются столь родные мне светлые.

- Нет! Азазель, я сказала, убей ее! Сейчас же! Или вернешься в ад к остальным, и больше никогда…

Что никогда, мы так и не узнали. За долю секунды Филипп – да, это был именно он - преодолел половину комнаты и проткнул мать демонов своим мечом, который еще несколько мгновений назад нависал надо мной. Сотни, тысячи стонов оглушили помещение прежде, чем тело женщины рассыпалось в прах. Со смертью хозяйки пропала и магия, пропитавшая старые деревянные стены дома, о чем оповестил грохот от упавшего на пол Кристиана. Волосы, как им и положено, повисли неодушевленными паклями.

- Эй, дружище, ты как? – спросил он, поднявшись. – Э, и почему у тебя до сих пор за спиной эта хрень?

Кристиан был прав. Если бы я стояла позади Фила, я бы не узнала его. Крылья, пусть и сложились, но до сих пор занимали половину помещения, а светлые кудряшки с черным мелированием смотрелись крайне необычно. Но глаза… они стали прежними.

- Демоны не умирают просто так, Кристиан. Он все еще внутри, - сказал Филипп, убрав меч в ножны. –Я чувствую его. Азазель в моей голове, слабый и поверженный. Сейчас я могу его контролировать, но нам нужно найти способ достать его отсюда. – Он легонько похлопал себя пальцами по виску и повернулся ко мне. – Спасибо. Кась, ты тоже самая лучшая сестренка во всех мирах.

Мы крепко-крепко обнялись, а на душе так легко стало, что на секунду все беды остались далеко позади.

- Думаю, нам пора убираться из этого места подальше.

Тогда мы еще не подразумевали, насколько далеко.

Дверь открыл Кристиан и застыл на пороге, как и мы за ним.

Справа тянулась длинная красная стена, завершающаяся башней с красной звездой на верхушке. Вокруг гуляли туристы, но никто нас не замечал, проходя мимо. А зря. Кто еще сможет похвастаться, что видел старую, прогнившую насквозь избушку посреди Красной Площади.

- Вот это мы попали…

***

ЭЛИЗА

Дни шли, а ничего не происходило. Рина, как ничто ни бывало, бегала к Аларику «делиться знаниями». Ага, знала я, какими знаниями они там обменивались. Лишь бы только глупостей не наделали. Но теперь Рина взрослая и сама может за себя отвечать. И проблему с новым цветом глаз Гайрафе решил – приготовил зелье, придающее им естественный голубой оттенок.



Диана Даткунайте

Отредактировано: 29.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться