Сказание о Хранителях 2

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 16. У Фила случается раздвоение личности.

Чтобы открыть новые части света,

нужно иметь смелость потерять

из виду старые берега.

Андре Жид

***

КРИС

 

Автобусы… Ненавижу общественный транспорт! Раньше мне практически не доводилось на нем ездить, зачем же тогда нужен личный водитель? А в апреле, будучи десятиклассником, я благодаря связям достал собственные права. Это было не так сложно. Особенно, когда никто не смеет тебе перечить из-за высокого положения отца, который, кстати, не был против и сам учил меня водить.

Город гудел жизнью, от которой я уже успел отвыкнуть в тихих каменных стенах замка. Москву я знал, как свои пять пальцев. Отцовская сеть отелей разрослась по всему миру, как зараза, и столица не осталась в стороне. Теперь я понимаю, почему отец предпочел тихую жизнь загородом бурной столичной.

К счастью, Глазастику удалось провести нас «зайцами», отведя от нас ненужные взгляды пассажиров и водителя. Несмотря на яркое солнце, оставляющее легкий шоколадный цвет на коже, девушка выглядела неестественно бледной. Сам не понял, когда я перестроился на магическое зрение и, будто точно зная, что искать, увидел плетение ярких красных нитей Огненной Стихии и блеклых желтых - метаморфоз. Работая в паре, я часто видел ее магический резерв, полный и яркий. Красный и желтый идеально сочетались, дополняя друг друга. Но сейчас алые всполохи поглощали свет второй столь необычной магии.

Кэс устала, ее резерв был использован под чистую, а я ничего не мог с этим сделать.

За покрытым слоем пыли окна менялся обычный городской пейзаж, на который ни Глазастик, ни я, пожалуй, чуть больше года назад и не обратили бы внимание, но сейчас каждый кирпичный дом цеплял взгляд и откликался в душе воспоминаниями, чужими и забытыми.

- Расслабься, всем наплевать на нас. Не трать оставшиеся силы, они могут еще пригодиться, - шепнул я так, чтобы услышала только Кэс.

Автоматические двери снова закрылись, оставив очередную остановку позади.

Удивительно, но меня послушали. Я заметил, как тонкая рука, крепко сжимающая металлический поручень, расслабилась. Легкий сквозняк, ворвавшийся в приоткрытую форточку, взметнул в воздух несколько выбившихся из кички светлых прядей.

Мне никогда раньше не доводилось бывать на вокзалах, тем более, ездить на поезде. С родителями мы летали на самолетах, но мне всегда больше нравились корабли. Бороздить морские просторы на огромном круизном лайнере… Когда-то это было моим любимым способом путешествовать. В детстве мы с мамой любили выходить вечерами на верхнюю палубу и любоваться закатным солнцем, скрывающемся за морским горизонтом.

Поезд же был для меня чем-то новым и неопробованным.

На душном вокзале оказалось очень много народу. Кто-то спешил куда-то с тяжелыми сумками в руках, другие высматривали знакомых с цветами в руках, были и спящие на твердых скамейках. Последние вызвали у меня искреннее отвращение. Возникло такое чувство, что они не сходили с одного места несколько дней. Растрепанные волосы, несвежая одежда и грязные лица оставляли желать лучшего.

У стойки ожидания собралась группа детей, эмоционально обсуждавших грядущую поездку. Скорее всего, в лагерь куда-нибудь на море.

- Поезд в Питер уходит через тридцать минут. Кась, ты сможешь сделать так, чтобы нас не заметили проводники? – спросил Фил. Я готов был его ударить – он, что, не видел, в каком состояние его дорогая «сестренка»?

- Прости, но резерв почти опустел. Я не смогу удерживать иллюзию еще восемь часов, - девушка подтвердила мои мысли, виновато опустив глаза. – Придется покупать билет. Я могу сделать так, чтобы кассир увидел купюру вместо простой бумажки, именно так я заплатила за еду. Змей, на смотри на меня так.

Эльф несколько секунд молчал, смотря в сторону касс. Вскоре я и сам понял, что так заинтересовало его.

- Не получится, - вынес вердикт. – Кассиры проверяют подлинность купюр инфракрасным детекторам. Если ты и можешь обмануть глаз человека, то аппарат не сможешь. Он запиликает прежде, чем мы успеем отойти от кассы.

- И что теперь? – в девичьем голосе послышалось легкое отчаяние.

- Мы можем снять денег с моей кредитки, - пожал плечами я. – Для этого не обязательно иметь ее с собой.

- Что?! И ты молчал?! Молчал, пока я грабила магазины?!

- Ух, какие мы плохие, Глазастик!

- Я не плохая. И не хорошая… Я добрая в злую полосочку!

- О, боги… - закатил глаза Фил.

 

Снять деньги с карты оказалось не так то и просто, поэтому в поезд мы вскакивали чуть ли не на бегу. Проводник проверял наши билеты уже внутри вагона, так как состав тронулся, а я еле успел вскочить на ступеньку.

Стоило нам попасть в наше купе, как Кася залезла на верхнюю полку и отвернулась от нас спиной, а через несколько секунд послышалось мирное сопение. Филипп тоже решил, что сейчас самое лучшее время для отдыха. Живя в таком непостоянном режиме, когда в любую секунду может что-нибудь произойти, приходится пользоваться любой возможностью. Но у меня сон не шел.

За окном громоздкие городские постройки сменились на просторные поля полные еще совсем молодых подсолнухов, тихие деревушки, спокойные речушки и густые хвойные леса. В голове впервые за долгое время не было совершенно никаких мыслей. Все осталось там, позади, на вокзале.

Чтобы не потревожить ребят, я постарался как можно тише покинуть купе с одолженной у проводника сразу при входе железной чашкой в руках, так чтобы дверь не хлопнула. Пока я наливал горячую воду, поезд остановился, заставив меня вернуться обратно. Не хотелось толпиться в проходе, пока заходят новые пассажиры с чемоданами. Но прежде чем я успел скрыться в купе, до меня донеслись чья-то ругань с улицы, кажется, это был голос нашего проводника, но я не стал обращать внимание на это.



Диана Даткунайте

Отредактировано: 29.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться