Сказание о Хранителях 2

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 36. Клятву сдержи на краю могилы...

 

ГЛАВА 36

Не бойтесь лишний раз обнять близкого человека,

сказать, как вы его любите.

пусть лучше будет этот раз лишним,

чем недостающим.

***
КРИС

Со всей силы я ударил по ржавой решетке, не обращая внимания, что по костяшкам тонкими струйками стекала кровь. Фил, закрыв лицо, руками сидел у стены. Сомневаюсь, что он плакал, скорее, мысленно ругал самого себя, ведь он ответственный за наш поиск. Если Валлемор убьет Глазастика…

Решетку сотряс новый удар. Нет, она не может умереть. Я не смогу жить и не видеть ярко-голубых глаз, не дергать длинную золотую косу, не смеяться над тем, как она хмурит брови, когда я выигрываю в наших спорах. Споры… отличный способ привлечь внимание несносной девчонки из школы.

Как бы я ненавидел тренировки фигурного катания, – маме слишком понравился этот земной вид спорта, и она не могла не отдать меня в эту дурацкую секцию, - я понял, что потерял столько времени впустую. Нет, тренировки неплохо прокачали мои физические навыки, намного лучше футбола, который я когда-то любил больше всего на свете. Только попав на поле боя, я осознал всю пользу долгих годов занятий ненавистным сказанием по люду в коньках. Эти тренировки выработали у меня идеальное равновесие и координацию, научили чувствовать баланс, который теперь так важен при работе с мечом. Кто-то скажет бред, но хоть кто-то из вас становился воином-убийцей после «карьеры» фигуриста?

Но я говорю о другом. Я потерял время с Кэсси. Она всю жизнь была рядом, но дурацкие принципы богатенького, избалованного мальчишки не позволяли мне смотреть на нее не иначе как на грушу для битья.

А ведь она мне давно нравилась, и это глупо отрицать.

- Эй, слышь, успокойся, парень, или я тебе сейчас морду набью, - выкрикнул стражник с бутылкой в руках. Валлемор оставил своих нянек, и лучше бы это были дроу, они хотя бы свою пасть не открывают без дела.

- Давай! Открой эту бургламову дверь, и посмотрим, кто кого, придурок! – я снова ударил по решетке. Если бы не магия, не дающая использовать Стихию, я бы уже здесь не сидел.

- Что ты сказал?!

- Крис, это бессмысленно… - прошептал Фил, не убираю руки от лица.

- Это говоришь ты, чертов гений?! Включи свой мозг, пока я сам не заставил его работать! Или тебе плевать на Кэс, на нас, на твою любимую Миди?

- Не смей о ней говорить! – эльф вскочил с места.

- А что ты мне сделаешь? Твоя ненаглядная сейчас умирает в руках Лукаллиана, мучается и думает о тебе, когда ты за ней придешь, надеясь на тебя, на всех нас! – я схватил его за рубашку и потянул на себя – мы были практически одного роста. – Ты сдался? Тогда знай, что она обречена!

Кулак прошелся по моей челюсти. Во рту появился привкус крови, но я не обратил внимание. Эмоции глушили все.

- А твою любимую сестричку увели неизвестно куда. Думаешь, ей не нужна наша помощь?

- Да она, похоже, не только моя любимая! Не ожидал, что ты когда-нибудь признаешься в своих чувствах, герой-любовник.

Следующий удар прошелся уже по челюсти Филиппа, но и он лишь сплюнул и повернулся ко мне.

За спиной кто-то медленно захлопал в ладоши. И я уже знал, кто.

- Брат повернулся против брата. Обожаю это, - под ногами Валлемора глухо затрещала солома. – Вы только не поубивайте друг друга раньше времени, а то ваши висильницы уже готовы, не хочу расстраивать палача.

Его ледяное спокойствие еще больше вывело меня из себя. Я сжал кулаки так сильно, что почувствовал, как ногти впились в ладони.

- Где она?! Отвечай! – заорал я, со всей силы рванув железную решетку.

- Боюсь, уже не здесь. Можешь успокоиться, ей не было больно… разве только чуть-чуть, - на губах Валлемора расплылась довольная улыбка.

- Что ты с ней сделал?! – мой голос был полон отчаяния.

- Лишь то, о чем она меня попросила. Признаюсь, девочка меня удивила. Она приняла смерть достойно, как настоящий воин, что не могу сказать о вас. Своим поведением вы меня очень расстраиваете. В чем же провинилась эта решетка, Кристиан?

- Повторяю вопрос! Где Кассиопея?!

На плечо легла рука Филиппа, но я одним резким движением оттолкнул его в сторону. Блонди не удержался на подкосившихся ногах и упал на соломенный пол.

- У тебя что-то плохо со слухом? Твоя подружка мертва! И вы скоро присоединитесь к ней.

- Я не верю тебе, грязный ты ублюдок! Не верю!

- Тогда я тебе докажу, - Валлемор пожал плечами и поманил дроу, стоявшего за его спиной с большим свертком в руках. – Покажи ему.

Дроу вышел из тени и развернул черную ткань.

Ноги подкосились, и я упал на колени, не смея отвести глаза. Как не старался, я не мог этого сделать. К горлу подступ рвотный рефлекс. Все, что я съел за последние двадцать четыре, грозило вырваться наружу.

- Нет… - голос Филиппа был словно в тумане.

То, что я увидел, причинило мне боль намного хуже физической. Мне показалось, я умер, потому что это не могло происходить на самом деле. Мысли спутались, а эмоции готовы были разорвать меня изнутри. Ярость, гнев, отчаяние разъедали мозг, ножом впивались в сердце.

Она была мертва. Мертва, как Бил, как тритоны, убитые сиренами, как король Дорма, как проводник поезда. Их всех больше нет.

Я умер вместе с ней. Между нами было лишь одно отличие. Ее сердце больше не билось, а мое разрывало грудную клетку.

- Теперь веришь? – флегматично спросил Валлемор и кивнул дроу. – Брось это собакам, пусть полакомятся.



Диана Даткунайте

Отредактировано: 29.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться