Сказание о Хранителях 2

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 40. Ночь на сеновале.

ГЛАВА 40

 

Ночь на сеновале.

 

Существует два способа стать счастливым:

Улучшить реальность или снизить ожидания.

***

КРИС

 

За четыре ночи в лесу мы не натолкнулись ни на одно поселение. Дороги, по которым вела нас брюнетка, были сильно запущены и, скорее всего, уже очень давно не встречались заблудшим путникам.

Весь путь прошел в гробовом молчании, лишь иногда кто-то из нас говорил по делу, предупреждая об овраге или еще какой-то мелочи. Эта тишина была мучительна. Лучше бы наша новая спутница не заткнула рот по просьбе Фила три дня назад – ладно, он так грубо не говорил, просто сослался на головную боль и попросил немного тишины, которая затянулась на несколько суток. Молчание заставляло меня думать, а мысли оказались слишком тяжелыми, чтобы вынести их и не сломаться.

Азазель тоже молчал. Я даже успел забыть о нем, пока прошлым вечером Фил не сказал:

- Он тоскует.

Я не сразу понял, о ком он.

Азазель тоскует? По… Кэс? Этот самолюбивый демон скучает по моей Кэс?

- Он спрятался от меня там, - Фил поднес палец к виску. – Глубоко, я практически не могу его почувствовать. Аз закрылся от меня, но я чувствую, как он плачет. Кажется, он винит себя, что не смог ничего сделать, будучи высшим демоном.

Я потеребил шнурок на руке. Голубая шерсть потемнела, а белая пуговка покрылась царапинами и серыми полосами. Я не снимал этот браслет, с тех пор как Кэс сама повязала мне его на корабле. Тогда она сказала, что он принесёт мне удачу. Вот он и принёс: я выжил, а она нет… такое нельзя назвать удачей. Какая это глупость! Много лет назад я повелся на рассказы одноклассницы о волшебном браслетике, который приносит удачу во всем. Приносил, пока не пропал.

А ведь если задуматься, то я всегда просто завидовал Глазастику. Пускай у меня было все, что я пожелаю: машины, деньги, девочки, жизнь, полная дорогих развлечений. Но ведь и ее жизнь нельзя было назвать бедной. Олег, точнее Оливан, всегда хорошо зарабатывал и приносил деньги в семью и даже смог отдать Кэс в частную школу, в которой учился я.

Но я завидовал другому ее богатству. Хорошие оценки, отношения с ребятами и учителями, брат, любящий всем сердцем, родители, которым не нужно постоянно ездить на светские мероприятия, где большие дядечки то и делают, что мерятся кошельками и размерами груди любовниц.

Все это спровоцировало меня на воровство какого-то дурацкого детского браслетика, который уже не в первый раз спасает мне жизнь. Из-за него ли это? Он не позволяет мне сорваться, когда я нахожусь на волоске от смерти? Мне бы хотелось верить, что да - все это из-за него. Тогда, в каком-тосмесле, можно было бы сказать, что Кэсси спасает меня, не позволяет сдаваться, зарывшись головой в землю. Не позволяет умереть.

Подумав об этом, я накрыл ладонью пуговицу на левой руке. В груди разгоралось желание. Желание бороться. Ради неё. Ради ее мира. Нашего мира.

Что бы подумала Моя Кэсси, если бы увидела меня сейчас? Опустошенного, разбитого, готового сдаться и бросить все.

Нет, я не мог себе позволить, остановиться. Иначе ее смерть оказалась бы бессмысленной.

Я - Вейн. Последний из рода Истинных Хранителей. А значит, судьба целого мира находится в моих руках. Стоит разжать пальцы, и она растворится в густом тумане чужой злобы и жажде власти. Но я этого не сделаю. У меня четыре камня стихий из пяти. Никто за шестьсот лет не мог собрать столько в одном месте.

От победы меня отделял лишь один камень. Камень Огня. Ее камень.

- Эй, мы пришли! - голос девчонки вырвал меня из моих мыслей.

Я поднял взгляд от земли и пригляделся. Уже стемнело, последние лучи солнца еле пробивались сквозь стволы деревьев.

Метрах в ста от нас виднелись первые дома лесной деревушки. Из окон шел золотистый свет.

- Где мы? - спросил Фил.

- Деревня Рарика. Не волнуйтесь, местные - хорошие люди. Нам здесь не грозит опасность. Я знаю, где переночевать и раздобыть лошадей, чтобы идти дальше. Дроу совсем запугали их, поэтому нам они будут рады.

- С каких пор ты входишь в это «нам»? - не удержался я.

- Слушай, а у твоего друга есть какой-нибудь рычажок, чтобы дернуть и он заткнулся? - брюнетка, не разворачиваясь ко мне, шла рядом с Филом, словно я находился не в двух метрах от неё, а в десяти километрах.

- ¡Ahora callaré a alguien más! - выругался я. (Исп. - Сейчас я заткну кого-то другого!)

- ¡Cállate! Estoy harto de ti cuidando niños! – вдруг выдал Фил. (Исп. - Заткнись сам! Мне надоело с тобой нянчиться!) Я споткнулся о корягу и чуть не упал. - Чего? Почему я перестал себя понимать? Меня что, так долго не было? Какой сейчас год? Ан-нет, все то же бледное тело...Слушайте, а эльфы долго живут?

Теперь настала очередь брюнетки спотыкаться. Она уставилась на Фила, как на больного, и, кажется, уже начала сомневаться в выборе союзника. Сделав шаг ко мне, Прилипало подтвердила мои мысли.

- Эй, сосед по мозговым извилинам, а это что за прелестная леди? А, молчи, я сейчас сам узнаю! - Азазель нахмурился. - Аз, какого бурглама, ты делаешь?.. А, вот, нашёл! Пленница, значит! А зовут… - на лице Фила-Азазеля отразилось изумление. Он метнул взгляд на брюнетку, приоткрыв рот и сведя брови вместе. - Кэс?.. Вы не против, если я буду называть Вас Кассандрой?

- Э… нет? - даже интонация девушки передавала немой вопрос.

- Ах да, простите! Забыл представиться! Я - Азазель, высший демон и по совместительству, совладелец этого тела… Никакой ты не совладелец! Это мое тело! А ты… временный гость!.. Ну, знаешь, если я немного напрягусь и разминусь, то с легкостью выкину не гостеприимного «хозяина» вон из этого тела… Если бы мог, сделал бы это раньше!



Диана Даткунайте

Отредактировано: 29.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться