Сказание о Хранителях 2

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 42. Не на трезвую голову.

ГЛАВА 42

Not all classrooms have four walls.

 

Завтрак в постель – вот чего мне не хватало!

Гостиница располагалась над таверной, поэтому весь вечер здание наполняли звуки музыки. Стихли они только к утру. Мне было наплевать. После длинной дороги я отрубился практически моментально и проспал до обеда, который мне принесли прямо в комнату, так что для меня это был «завтрак в постель».

Мы сняли три соседние комнаты на третьем этаже. На четвертом должна была снять та самая невеста.

Делать ничего не хотелось. Было очень необычное чувство – никуда идти не надо, ничего делать не надо… просто сидишь на большой кровати, зарывшись в пушистое одеяло, и пьешь кофе… красота!

Вот только от отсутствия дел, появились мысли. Много и не очень хороших. Я поставил чашку на тумбочку и зарылся под одеяло с головой.

- Тук, тук, тук! Нет никого голого? – раздалось от двери примерно через час.

Я никак не отреагировал. Но отставать от меня не собирались. Кровать в ногах резко прогнулась.

- Уходи. Я не хочу никого видеть.

- Так, ясно. Здравствуй, депрессия. А ну, вылезай!

Кассандра вцепилась в нижний край одеяла и потянула на себя.

- Да, что тебе нужно?! – я сам откинул одеяло и сел на кровати.

Повисла тишина.

- Тебе так больно? – вдруг спросила она.

Отвернувшись, я встал и быстро пошел к окну. В легких снова не хватало воздуха. Я облокотился одним локтем на оконную раму и прислонился лбом к холодному стеклу. Зачем она это делает? Разве не понимает, что мучает меня?

- Она была тебе больше, чем напарником, - констатировала она, все еще сидя на кровати.

- Да… да, мне больно! Больно не видеть ее улыбку, не чувствовать ее аромат, не прикасаться к ее золотым волосам! Это сводит меня с ума. Я ненавижу его! Ненавижу Валлемора! Он убил ее, не моргнув глазом… а я ведь даже не признался Кэс в своих чувствах по-настоящему.

- Кэс? – я не видел ее, но чувствовал удивление в голосе.

- Кассиопея, Кэс, Кэсси, Кася… как ее только не называют… называли…

- Терять любимых больно. Я это на своей шкуре испытала, - Кассандра встала, и ее шаги эхом отразились о стены. – Но время лечит. Знаешь… моя мама всегда так радостно улыбалась. Она каждый день заплетала мне косу, напевая детскую песенку. У нее был очень красивый голос. Мы с папой и братом любили сидеть вечерами и слушать ее рассказы. Она умела сочинять такие сказки, что душа замирала. А папа… он был очень красивым, сильным и добрым. Если у соседей что-нибудь ломалось, он всегда был готов помочь. А брат… старший брат готовился к свадьбе. Они с невестой очень любили друг друга и ждали ребенка… Я так ждала, когда у меня появится племянник, ведь это я всегда была самой маленькой, а теперь бы появился новый карапуз… мы жили все вместе, - снова тишина. - Теперь мне кажется, что это просто сказка, сон… Дроу пришли неожиданно, глубокой ночью. Я, брат и его невеста жили в задней части дома, а родители в передней… они умерли первые. Дроу разнесли половину дома. Брат сказал мне и Лизе убегать и прятаться. Мы выбежали через заднюю дверь и побежали к лесу. Брат отвлек дроу, и нам удалось добежать до леса. Оттуда мы увидели, как догорает наш дом… неожиданно, Лиза рванула меня в сторону, прижав к груди. Я не сразу поняла, что она спасла меня… заслонила собой. Стрела попала прямо в сердце… Мне удалось затеряться между деревьями. Воспоминания, как в тумане, размытые и потерянные… - Кассандра положила руку мне на плечо, заставив вздрогнуть. – А ведь тоже любила их. Очень сильно. И поверь, время помогает. Нужно пройти годам, чтобы раны покрылись коркой и превратились в еле заметные шрамы.

Я не знал, что сказать. В голове встали ужасные картинки. Закрыв глаза, я накрыл ее руку, лежавшую на моем плече.

- Мне очень жаль.

- Забудь.

Я усмехнулся.

- Как мы докатились до жизни такой? Еще чуть больше года назад я был капитаном футбольной команды, разъезжал на крутой тачке и тусил с пацанами в клубах. А сейчас? Стою в номере средневековой гостиницы, только что сбежав с собственной казни и строя планы, как убить главного злодея тысячелетия, а рядом со мной сумасшедшая мстительница, вырубившая двух дроу «одним ударом».

- Сделаю вид, что поняла, о чем ты, - рассмеялась она.

Обстановка резко разрядилась. Кажется, даже воздух стал легче.

- А я знаю, что нам поможет!

- И что же? – я развернулся и вздрогнул. Когда я стоял спиной, не думал, что она так близко.

- Нам нужно напиться!

Я поднял бровь.

- А ты не мелкая для этого, Прилипало?

- Мне двадцать, Избранный, так что это ты здесь мелкий.

Брови поднялись еще выше.

- Откуда ты знаешь, что я младше?

- Все знают, что тебе и остальным восемнадцать.

- А Фил где? – спросил я.

- А, он еще утром сказал, что ему прогуляться нужно, развеяться и уяснить какие-то вопросы вместе с его «вторым я». Так что идем? Таверна всего на два этажа ниже, - ее глаза загорелись.

- А что, пошли!

Несмотря на ранний час, в таверне было уже многолюдно. Мы нашли свободный столик подальше от посторонних глаз. Через минуты две к нам подошла официантка.

На самом деле я никогда не любил алкоголь. В школьные годы, как и у большей части подростков, у меня был грешок за душой. Бывало, что мы зависали с друзьями в клубах по поддельным документам или устраивали вечеринки, когда предки уезжали на конференции. Но алкоголь я невзлюбил сразу. В основном оставался тем трезвенником на вечеринке, который потом отвозит всех по домам.



Диана Даткунайте

Отредактировано: 29.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться