Сказания Нешеровых земель

Размер шрифта: - +

Глава 1: мохи, бездарь и сказка

400 лет спустя

Светило прекрасное весеннее солнце, где-то на горизонте темнели тучи, однако ветер понимающе гнал их мимо маленькой деревеньки, находящейся на одном из многочисленных холмов так и называемой холмистой долины. Это было совсем небольшое селение с простым именем «Мохи», но огражденное толстым деревянным забором, сколоченным из цельных бревен аж 4 метра высотой. А что же было внутри? Внутри кипела жизнь, несмотря на то, что роса еще не ушла с утренней поляны мужики, бабы, старухи и визгливые, шумные дети уже вовсю копошились словно муравьи. Все были заняты делом, каждый своим и каждый считал его важным. Бабы выбивали ковер, несли воду, отчитывали сына сорванца или загулявшую дочурку, мужики уже, как и положено подвыпили, получили за это от своих сварливых, но обожаемых жен по уху и теперь соображали, как изладить дряхлую телегу, где нехватка колеса была лишь меньшей из проблем. Ребятня что постарше готовилась к походу на поля, обязательно в сопровождении боевого мага, ученика местного мудреца, обученного всем премудростям сия дела, девчата шли с ними пасти гусей и овец (у кого что было) ох и косо смотрели на девчат ребята, а на них в свою очередь отцы юных пастушек. 
В общем жизнь шла своим чередом и всем в ней было место, всем окромя одного юноши… 
Деревня была круглой, через нее проходил ручей, в центре находилась площадь, где люди торговали, обменивались сплетнями, хохотали и веселились в моменты, когда небыли заняты. На той же площади стоял, вернее и сейчас стоит и еще не одно поколение перестоит царь-дуб – древо исполинских размеров, у которого нижние ветки не поддавались обхвату. Раньше, это был обычный дуб, который посадили вместе с основанием деревни, но проезжавший мимо волшебник дабы впечатлить малышню применил свои чары и теперь это дерево не имеет себе равных во всей холмистой долине, даже листва на нем появляется не в пример раньше чем на всех остальных деревьях. Можно о нем одном рассказывать долгое-долгое время, но думаю то что его потом хотели пустить на дрова, или то что пришлось накладывать чары отводящие молнии, или даже то что там поселился один чудаковатый странник считавший царь-дуб переродившимся богом вам будет неинтересно. Но где же тот о ком пойдет рассказ? О скоро доберемся. А кто я? Я тоже являюсь частью истории, даже больше чем кто-либо считает… но об этом позже. 
Под величественным старым деревом сидели дети… около десятка. Дети такого возраста, что одних их еще не оставишь, но постоянно нянчиться уже не нужно. Они сидели полукругом возле дуба на траве, ибо остальная площадь была изъезженной и исхоженной. Они сидели и слушали как девушка лет шестнадцати рассказывает им старую избитую сказку о грозном боге-мятежнике и кровожадных варварах людоедах, о том, как все объединились перед лицом ужасной опасности и победили… но рассказ внезапным образом оборвали. 
- чушь собачья – раздался лениво, напополам с позевотой, голос с верху.  
Все дети как один задрали головы вверх, все кроме девушки, которая узнала голос и совсем не желала лицезреть его обладателя.  
- Тебе чего тут надо обормот? Разве ты не должен быть в кузне у дядюшки Грэга? – девушка прошипела это сквозь зубы – не видишь я с маленькими вожусь?! 
Малышам пришлось отбежать на некоторое расстояние и изрядно постараться чтоб разглядеть замаскировавшегося среди веток царь-дуба паренька. Его одежда была того же цвета что и кора, а лицо скрывалось за пучком листьев, растущих из ствола, но он поднялся и сел поперек ветки тихонько раскачиваясь. На вид лет 18, у него были черные волосы, лежащие как, попало, в основном торчком, угловатое худощавое лицо и несвойственная для деревенского жителя бледность. Глаза так же были или черными, или темно-темно-карие. Он смотрел на девчушку испытывающе, сощурив глаза, затем неожиданно обратился к детям, проигнорировав все вопросы с ее стороны. 
- а вы знаете что было потом? Знаете, что когда-то в надземном мире было аж 28 богов? Ну и почему мы молимся и почитаем только девятерых?  
- Им рано такое слушать дурья твоя башка! – вспылила «нянька». 
Но поздно. Внимание теперь было приковано к новому рассказчику, ведь эту сказку они слышали много раз. За столетия как это и бывает история превращается в миф, а затем делится на сказку и легенду, для кого как, и даже в летописях половина написанного это лишь пересказ, шедший до писателя из уст в уста.  
- ну хватит – все никак не сдавалась она – да после победы союза произошло еще одно очень важное событие. На землю по неизвестным причинам спустились еще 14 божеств и пантеон резко поредел… они были лишены большей части своих сил и быстро затерялись среди людей… потом они влюблялись и женились и у них рождались дети … - здесь на щеках девушки выступила едва заметная краска. 
- и потом они умерли – коротко закончил юноша 
- Варихо! Иди ты знаешь куда?! Откуда ты знаешь, что с ними стало, история просто о них не упоминает… 
- не упоминает уже 400 лет. Неужели ты думаешь, что они дожили до наших дней, а если дожили, то должен же хоть кто-то о них знать, это же боги! Не могли они… ай! 
Договорить ему не дали. Прямо в лицо прилетела сандаль, дети тут же разразились хохотом, а девушка стояла вся красная от злости, но явно довольная броском, на всякий случай держа в руке вторую. 
- Тида, что б тебя! Больно же – оправившись от моральной травмы Варихо тоже начал хохотать вместе с малышней, которая уже во всю каталась по траве и девушке теперь приходилось их успокаивать чтоб те не сильно запачкались. Ей беззаботный смех всей компании не передался. Наоборот, похоже реакция ее раздосадовала, не оправдав ожиданий юноши. 
- почему ты торчишь здесь, когда все остальные работают или хотя бы заняты чем-то полезным? – крикнула она Варихо через плечо пытаясь поднять очередного ребенка 
- ну это все не для меня – он снова улегся на ту ветку где был, забросив руки за голову. – если хотят, то пусть копошатся и возятся там с утра до вечера день за днем и так каждый месяц всей своей никчёмной жизни, но мне такое мягко говоря не нравится. 
- ой ой посмотрите на него и что ты собираешься делать? Бежать отсюда?! Ты уже запорол оба шанса… да и сбежать пытался, лет этак пять назад.  
- ну так это когда было то, к тому же тогда я не додумался бежать во время охоты, а по дурости полез через стену.  
- ещё и в реку свалился – не упустила шанса вставить свое слово девушка 
- это да, потом еще неделю болел. А вот в легион меня зря не взяли, я бы им пригодился… умственно 
- уж точно не физически. А вот академия берет даже самых дохляков, но тебя забраковала. – хихикнула нянька на пару с несколькими детьми 
- ну-ка возьми свои слова назад! – Тиде удалось задеть парня за живое. Он подскочил на своей ветке. 
Дети разом примолкли, так как Варихо и Тида незаметно для самих себя перешли на крик, они собрались в кружок и стали ждать, когда эта перепалка закончится. 
- и не подумаю! – уперлась она - В рекруты легиона тебя не взяли ведь ты очень хилый, а магическая академия, приезжавшая тогда, несколько лет назад сказала, что у тебя нет искры! Что такие в наше время рождаются до безумия редко и главное, что без искры невозможно использовать магию ни одного вида, что… 
- замолкни! 
Девчушка замолкла, взглянув на Варихо она поняла, что переборщила. Он был мрачнее тучи. Уйти из деревни, увидеть мир за этими проклятущими холмами было его мечтой. Такая вот наивная немного детская мечта идти вперед к приключениям, заявить о себе миру и показать, что крестьянин — это совсем не его уровень, но из таких вот глухих деревень как эта можно уйти либо в легион, который набирает мальчишек рекрутов каждые два года, либо в магическую академию – место где из мага дилетанта делают настоящего чародея… 
- а что… эм что значит нет искры? – послышался тоненький девчачий голосок за спиной у Тиды  
Она смутилась. За спором с Варихо она совсем забыла о детях, хорошо еще что никто не сбежал (это Тида выяснила бегло, пробежав взглядом по головам). Уже собравшись с мыслями она без особого желания собиралась поведать все этой группе любопытных глаз, но Варихо ее опередил. 
- понимаете дети… когда боги спустились на землю они и правда стали жить как люди, ну то есть не только люди, а все альвены, они действительно женились и у них были дети, так вот эти дети получали частичку божьей силы, называемой «искра». От родителей к их детям, а от них к их детям на протяжении целых 400 лет эти искры передавались и множились, так что теперь частички старых богов есть практически в каждом… они есть во всех… вас. 
От слова к слову голос Варихо креп и возвращался к нормальному задиристому тону, сам он так же повеселел и почти забыл о споре и пророненных невзначай словах. Тида так же не спешила его перебивать, а лишь уселась, привалившись головой к стволу громадного древа, так она стала слушать рассказ юноши и шум ранней листвы и мирную привычную канитель вокруг, которая уже не могла в полной мере достучаться до ее сознания. Девушка заснула. 
Тем временем Варихо успел поведать маленьким слушателям историю происхождения магии и возникновения академии, отбирающей особо одаренных даже из таких вот богами забытых мест. Разумеется, все до единого дети стали украдкой пробовать что-то сотворить, делая пасы руками и высунув от напряжения язык, но вскоре устали и разочарованные продолжили слушать. Были еще истории и сказки о драконе что прикидывается одним из холмов в надежде отсидеться от странствующего охотника на драконов, ищущего его по всему миру, или о двух городах где-то на западе, которыми по древнему обычаю правят не короли по праву наследства, а обязательно близнецы, которые раз в поколение точно рождаются и с детства обучаются царскому ремеслу, а так же о ведьмином заболотье – месте в котором обитают самые разные чудища от вредных зубастых светлячков, до самого настоящего лешего, что был на услужении считается, что от туда целиком еще никто не выбирался и что именно из за этого места в холмистую долину не посылают искать сбежавших сюда преступников, которые не веря в это страшное место там свой конец и находят. 
Рассказывая все это Варихо заметил, как девушка провалилась в сон и украдкой не осознанно на нее поглядывал. Это была не высокая особа с густыми русыми волосами, заплетенными в косу, одетая скромно и как-то слишком по летнему – в одну лишь свободную кофту с голубым нехитрым орнаментом и темные, неопределенного цвета штаны, ее лицо, загорелое и гладкое тихо покоилось в тени дуба, на щеках играли выскочившие по случаю веснушки, а курносый нос даже во сне придавал озорной вид, хоть на самом деле она и была озабочена множеством дел и потеряла привычку веселиться. Глаз разумеется не было видно, но Варихо и так помнил, что у Тиды невероятно яркие иссиня голубые глаза. 
Варихо понял, что слишком загляделся только по смешкам детей не без интереса наблюдавшей за этой картиной. Секундное смущение и вот он уже берет себя в руки, но в это время к дереву уверенным шагом направлялась женщина. Юноша юркнул за свою ветку так чтоб с земли его не было видно и показал малышне знак, мол «тихо». Не придумав ничего лучше он кинул в Тиду веточкой, а когда та вздрогнув проснулась повторил жест. 
- А Тида! это ты, я надеялась раз здесь такое сборище, значит не обошлось без моей бестолочи… ты кстати его не видела? 
Женщина была малость растрепана и дышала нервно, учащенно. Тида все еще сонная пыталась собрать мысли в единую, хотя бы кучу, но удавалось не очень. 
- Кто? Вы про вашего сына? Знаете… 
Она призадумалась, Варихо гадал решает ли она его судьбу или сделала вид будто вспоминает 
- вроде проносился с утра, но потом не видала… может ему что-то передать, если повстречаю? 
На сердце у юноши отлегло, да и дети вроде не выдавали - для них это было вроде игры. 
- Да, если встретишь передай что его с нетерпением ждет Грэг и когда дождется… нет этого не говори. Ну все побегу, дел невпроворот, а я все утро на него убила, вот ведь…  
Она начала так же стремительно удаляться и все уставились на Варихо свесившегося с ветви наполовину и пытающегося забраться обратно. Заметив внимание, он показал малышне большой палец, а Тиде просто улыбнулся. 
- вам всем – торжественно начал он – особенно вам, миледи, объявляется моя личная благодарность за такое чудесное и без-ко-рыст-ное спасение… 
Дети, польщенные стали изображать поклон, все же до чего простые они существа. Честные, а если врут, то это почти всегда видно, наивные и до невозможного позитивные… ах если бы все люди были такими же бесхитростными… но мечтать хоть и не вредно, однако так же и ни сколь не полезно, а люди такие какие есть и Тида одной благодарностью была явно неудовлетворена. 
- знаешь – начала она – у тебя не плохо получается выступать нянькой, так что теперь ты будешь за ними следить, а я пока немного вздремну… ничего не переломишься, это тебе не в кузне дяди Грэга корячиться. 
Дополнение понадобилось чтоб убрать кислую мину с лица Варихо, собственно состроена она была лишь для виду, дабы не сдаваться так легко девчонке, которая младше его аж на два года. 
Дальше все было так же. Варихо занимал детей, а Тида мирно спала. И продолжалось бы это весь день, если бы не время обеда… пора было разводить детей по домам, так как все уже начали сворачивать свои дела до состояния, в котором их можно оставить до второй половины дня. 
Но Варихо не мог слезть, на земле его тут же сцапает или Грэг, или мама, а значит надо будить Тиду… ему не хватило каких-то секунд что бы выдернуть девушку из сна, она проснулась сама. Сначала Варихо даже обрадовался, пока до сонной Тиды не дошло – дети до сих пор здесь и не розданы родителям. Одарив юношу испепеляющим взглядом, она отправилась разводить малышей по домам сама. 
Юноша же в свою очередь не стал дожидаться ее возвращения и попросту поудобнее устроившись стал плутать в мыслях в местах за пределами видимости. 
*** 
На холмистую долину, как и на весь Альверон опустилась ночь. Луна, большая и яркая светила своим привычным бирюзовым отливом, освещая дорогу одинокому прохожему, шедшему вдоль главной улицы своей родной и осточертевшей, до скрипа зубов, деревне. «Мохи» спали. Никто больше не имел ни сил, ни желания выходить куда-то на сытый желудок и оставлять пригретое ложе. Никто кроме, конечно же, Варихо – нашего знакомого разгильдяя. Он часто гулял по этой улице ночью и любовался, пожалуй, единственным эстетическим достоянием деревни – живым ковром из маленьких голубых люминесцентных цветов, чьи лепестки, а также пыльца по ночам светились мягким голубым же светом. Это было прекрасно. Во времена повсеместной магии и волшебства эти цветы все равно выглядели как маленькое чудо. 
Откуда они вообще взялись в таком богами забытом месте? О это не долгая история. Еще лет, пожалуй, с десяток назад, а может чуть больше… кто ж считает?!... понравилась Яривею – местному старосте, по совместительству главе (в общем первой шишке на селе) одна девушка и дабы ее впечатлить, что до этого не удавалось ни одному ухажёру, он решил скупить со всех рынков как можно больше вот этих вот цветочков и посадить здесь – на главной улице, от ее дома до своего (к слову хватило рассады для этого ему едва-едва). И ведь сработало, раз та девушка теперь его жена и растит на радость мужу уже третьего сына. История эта многими позабылась, а цветы, что сияют в ночи и соединяют две любящих души до сих пор растут и радуют глаз всех селян.  
Вот так, я же говорил, что история короткая, в отличии от той, что пройдется по судьбе этого юноши, что сейчас гуляет и вспоминает прошедший день. А день после обеда покатился в самый низ. Сначала он лично наткнулся на кузнеца Грэга по глупости – менять место дислокации от Тиды Варихо не стал, но ему пришлось спуститься что б сходить в туалет, там он и попался. После этого юноше пришлось с удвоенной силой вкалывать под непрекращающуюся брань человека, не отличавшегося особым разнообразием в речи, однако способного удивительно неповторимо и изворотливо материться хоть во сне. В результате к вечеру у Варихо ныли мышцы всего тела и гудела голова, до сих пор звенел отголосками молот по наковальне, а также наливались краской пара синяков связанных, должен сказать, исключительно с неосторожностью самого юноши. И вдобавок, когда он уже было направился домой Фарай (богиня, олицетворяющая саму судьбу… крайне неприятная особа) вновь решила продемонстрировать свое чувство юмора – Варихо таки нашла мать… 
И вот теперь он шел, углубившись в себя. Несмотря на все еще весенний ночной холод дышать свежим, сырым воздухом было приятно. Так Варихо проводил почти каждую ночь и не жалел о подобном времяпровождении. Ночью было гораздо спокойней и тише нежели днем, и была в ночи какая-то манящая красота, которую юноша видел буквально во всем: в тишине, опутывающей холмистую долину, в цветах, чья пыльца вскоре начнет развеваться в воздухе как мириады крупинок света, в тумане, отливающем бирюзой благодаря полной луне… да, полнолуние. Луна наконец перестала быть месяцем и показала себя во всей красе и пробудет такой еще несколько дней, в это время она становится невероятно большой и светит не обычным белым светом, а самой настоящей бирюзой, будто отражала глади морских заливов далёких, неведомых местным селянам, чудных земель. 
Внезапный всплеск воды вывел Варихо из состояния созерцания природы и заставил остановиться. Он обнаружил что забрел дальше чем обычно и даже не заметил этого. Ковер сияющих цветов уже даже скрылся из виду, а сам он находился недалеко от ручья, протекавшего по западной стороне деревни. Варихо стал прислушиваться, и тишина сразу куда-то пропала, словно и не было ее. Щебет ночных птиц, шуршание мелкой живности в кустах, стрекотание, должно быть, тысячи сверчков, шелест листвы, совсем тихое потрескивание защитного купола, журчание ручья… и вот он – новый всплеск. Значит у ручья действительно кто, то есть, ведь птицы не могли добиться такого сильного звука, значит это нечто крупнее… Варихо двинулся по тропинке вниз к ручью. В памяти всплыли все страшилки, которые только были в его голове и сердце предательски участило свое биение. Он стал очень медленно и аккуратно пробираться к небольшому кустарнику возле самого берега, чтобы оттуда пронаблюдать за неизвестным ночным гостем.  
Кстати я же не говорил – этот вот обалдуй промышляет охотой. Он с недавнего времени ходит вместе с другом в гориев лог и добывает всяческую дичь для себя и на продажу. Деньги, которых к слову с этой охоты выходит не так много, практически всегда уходят на покрытие долгов. Так что красться Варихо мало-мальски все же умел. Почти удачно добравшись и засев в кустах увидел наименее ожидаемый вариант из всех, что усел надумать – Тиду. Сначала Варихо, разумеется, подумал, что и полагается, но девушка отнюдь не купалась и даже не умывалась, нет, она была одета почти так же, как и днем, за исключением закатанных рукавов, он сам удивился тому, что заметил такую деталь. Но еще одна деталь была важнее – девушка промокла. Не вся, а только руки и ноги по колено. Она что, что-то искала в воде? По крайней мере сейчас она стояла на берегу. Все равно Варихо чувствовал себя крайне неуютно, ведь фактически, если ты наблюдаешь за кем то, а он не знает о твоем присутствии, то это и называется подглядывать. Дальше все стало еще более странным – девушка громко выдохнула и дрожа стала заходить в ручей и остановившись, когда вода достала ей до колен, начала водить перед собой руками. Вода вслед за ее движениями начала медленно и неохотно ездить туда-сюда, создавая маленькие подобия волн. Их было хорошо видно из-за бликов луны застенчиво прятавшейся, словно та была живой, но вот и ей захотелось получше разглядеть что же здесь происходит в такой час. Представление продолжалось ровно до момента, как Тида обернулась и разумеется в свете полностью открывшегося бирюзового диска на небосводе увидела фигуру юноши так позорно прятавшегося за кустом. В эту секунду Варихо бы предпочел куда-нибудь провалиться, нежели быть раскрытым вот так.  
- кто?.. – она прервалась. Вздрогнув, прижала руки к груди и сжала их в кулачки.  
- ты колдуешь!  
- не зачем так орать – Тида тут же замахала руками и поспешила выйти из воды.  
Варихо же так и стоял в исступлении, не зная, что делать и что говорить, но это продолжалось не долго. Как только девушка оказалась на берегу, то вернув самообладание скрестила руки на груди. 
- чего тебе здесь надо? Чего тебя вообще понесло к ручью посреди ночи?! 
- на тебя поглядеть захотел 
- дурак – она махнула рукой и этим жестом Варихо окатило студеной волной, при том что воды Тида не касалась. 
- ладно-ладно просто гулял мимо, услышал всплески, а ты не больно то и пряталась. Поучилась бы у меня. 
Варихо горделиво зыркнул и тоже скрестил руки, видимо для большей уверенности. На что Тида рассмеялась совсем как девчонка – ехидно и звонко. 
- предлагаешь так же прикрываться тремя веточками?! 
Он резко помрачнел, улыбка ушла с лица полностью и вроде надолго, уступив место… кажется лунный свет не может показать как Варихо покраснел, по крайней мере ему хотелось в это верить. 
- кхм! сменим тему. Ты колдовала! 
- допустим училась, к чему такая реакция? Ты прекрасно знаешь - обладатели искры способны к подобному, если постараться. Я не исключение. 
«зато я исключение» - про себя подумалось Варихо. 
- и почему же здесь? Ночью и тайком. И не надо тут – только когда прячутся так пугаются. 
О том, что познал это на собственном опыте юноша целесообразно умолчал. Сработало. Девушка потупила взгляд и еле слышно пробубнила «тебя не касается». При этом направилась от воды, видимо домой. 
- нет постой. Ты никогда не говорила, что сведуща подобным вещам… а что если это тайна и я ее выдам? 
- только посмей! – злобно вскрикнула Тида и резко остановилась 
В аккомпанемент крику по воде за ее спиной пошла волна из шипов высотою с человечий рост. Поднялся шум от сильного всплеска. Кажется, даже Девчушка не ожидала такого. Она тяжело дышала и даже не обернувшись на то что сотворила, схватила вещи с камня, устремилась к тропе, толкнула плечом юношу, быстрым бегом удалилась. Дальше, дальше – к дому. Варихо же остался наедине со своими мыслями и, стуча зубами, глядел на разглаживающуюся поверхность растревоженной речки. Какого было его удивление, когда вода стала потихоньку окрашиваться в багровые тона и на поверхность всплыло с десяток мертвых рыбешек. Все были издырявлены насквозь.  
 



Flimvell

#20300 в Фэнтези

В тексте есть: боги, демоны, приключения

Отредактировано: 28.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться