Сказания Нешеровых земель

Размер шрифта: - +

Глава 2: Совсем не птичья стая, седовласый хозяин и неожиданная Вия.

На утро только продравшему глаза Варихо представился обшарпанный, старый, затянутый в углах паутиной потолок его родной маленькой комнаты. Он лежал в своей кровати своей комнаты своего дома и думал о том, как же хочет проспать всю неделю, а еще лучше год и так всю свою жизнь. Разумеется, если проваляться хотя бы до рассвета, то на пороге может возникнуть устрашающий силуэт женщины – седой и темнокожей, но еще более ли менее молодой. Его матери от роду было 43 года, а звали ее Анида (в честь прапрабабушки. Как банально). Оставшись без мужа, она не раскисла, а принялась в одиночку содержать дом и воспитывать единственного сына. И вот уже 16 лет как отец Варихо бесследно пропал на иссохшем болоте к югу от деревни которое народ именовал «ведьминым» ввиду своего скудного воображения. Много старых и страшных историй ходит о том месте, но об этом потом.  
Варихо всегда тяготил тот факт, что матери приходится одной нести такое бремя. Сначала юноша всячески помогал по хозяйству, затем, когда подрос и кровь ударила в голову пошел к одному охотнику в ученики. Эта работенка пришлась ему по душе, со временем он стал думать, что перерос все эти крестьянские хлопоты, после чего и стал считать себя главным добытчиком и умелым самостоятельным мужчиной. Перестал помогать по дому, участвовать в жизни деревни и всячески избегал чьих-то просьб. Многие люди его раздражали, раздражали своим образом жизни, своими мечтами… какие же у них были скучные мечты: завести семью, да чтоб детей побольше; дома новую веранду отстроить и не абы какую, а не хуже соседской это как минимум; чтоб год урожайным был и все в таком духе.  
«люди здесь мелкие и стремления у них мелкие. Такие и себя в рамки загоняют и другим взлетать не дают» - подобные мысли одолевали Варихо все чаще. Его пытались загнать в старую пыльную прокопченную насквозь кузню и закидывали упреками при любом удобном случае. Что же мать? Мать была вся в работе с утра и до вечера. Трудилась прачкой. У замужних женщин либо же женщин зажиточных не было сил, времени или желания заниматься таким. Однако чуть ли не каждый божий день она помимо работы носилась по всей деревне и извинялась за своего бездаря. Варихо это было известно и по тому он не мог лишний раз взглянуть матери в глаза, а остальных селян ненавидел еще больше.  
Сегодня вновь нужно было собираться на охоту. Он и его друг собирались добить стадо еще на той неделе, но Варихо внезапно заболел и пришлось все переносить и надеяться что тураны  (зверьки такие) не уйдут из освоенных территорий. Они всегда охотились в Окрайном лесу, что по эту сторону Гориева лога. Этот лес с противоположной от ведьмина болота стороны, а потому считается менее опасным… настолько насколько это возможно в холмистой долине. Такое уж это место, но дом не выбирают, так ведь говорят люди? Когда-то очень давно несколько беженцев построили здесь первые дома. Нарочно ближе к болоту, ведь оного боятся даже разбойники. И как-то так случилось что выжили, обустроились, принимать начали к себе других таких же обиженных судьбою. Нечисть тогда про наглость людей еще не знавала, а потому сидела в своих владениях, а гориев лог был обычным, туда, говорят, по грибы ходили. 
Варихо уже начал вставать, предвкушая отличную прогулку и любимое занятие, ведь оно так походило на, пусть и маленькое, а все же приключение, как вдруг вспомнил о Тиде и том что произошло ночью. Вспомнил потому, что одежда так и не высохла. Когда он пришел среди ночи домой, то сразу же попал под гневный шквал добрых слов своей матушки и вальнулся на кровать совсем убитый прямо в чем был. Но даже такое событие не может испортить его настроение, когда близится охота.  
- нужно собираться, а то что было ночью лучше отложить на потом – нехитрым манером решил он. 
Собирать в принципе было всего ничего, учитывая, что снаряжения у Варихо немного. Нож, что он выиграл в споре у одного мальчишки, веревка, лук, сделанный самим юношей да с десяток стрел, так же самодельных и не сказать, что уж сильно искусных. Варихо оглядел свою комнату в поисках нужных вещей и разумеется вот так с ходу ничего не нашел (даже лук, хотя, казалось бы, в такой комнатушке ему затеряться просто нереально).  
Комната его находилась на чердаке, то есть под самой крышей, которая вечно протекала. Ради шутки можно было бы сказать, что протекала она по злому року всегда над кроватью, где спал Варихо, но это была бы неправда, он же не вбирает в себя все проклятья мира в самом деле. И так о комнате. Совсем не большая, большую часть занимала кровать, а в остатки втиснулся весь изрезанный, отполированный временем письменный столик, табурет и древний сундучок, в котором Варихо хранил всякие вещи, еще над самой крышей был подвешен железный короб с горсткой тускло светящихся грязно-желтых кристаллов (света от них было как от лучины). Помимо такого скудного состава мебели комната вмещала на удивление много разного рода барахла, как например: одежда, наваленная то тут, то там, шаткие стопки книг и пергаментов взятые у Агафеи на время, просто обрывки бумаг, карты (большинство из которых были местными и рисовались Варихо и Дарином на досуге, не без помощи Яривея) и прочее, что так старательно затрудняло поиски. 
Какое-то время спустя нашлись лук, стрелы, веревка и только нож все никак не удавалось отыскать. На восемнадцатый день рождения Варихо получил от Старосты этот нож в знак уважения к будущему охотнику и надежды на его перевоспитание. Вообще Яривей был мужиком что надо. Почти все его любили, а быть любимым абсолютно всеми и невозможно. По-настоящему добрый, толстоватый и со своей барской густой бородой, часто пылил, но всегда по делу. Водился за ним грех, но за кем же не водится? По пьяни любил за чужими девками ухлестывать, но честной народ всегда успокаивал, порой мордобитием кончалось, но потом Яривей всегда отшучивался и говорил мол «вон какие у вас, бабы, защитники, самого главу не боятся, хахахах, с такими не пропадете!» и жена с детьми лояльно относились к таким причудам, привыкли уже, да и не бросает он их, всем чем надо одаривает… эх заговорился малость. Я и сам помню, как говорил, что нож Варихо выиграл в споре. Так это было после того как нож украли и продали, а раз мальчишка его купил, то и нельзя просто так отбирать. Пришлось устраивать пари, чудное пари где мухлевали аж обе стороны сразу, однако Варихо оказался все же смекалистее и хитрее. Потом расскажу подробнее, если не запамятую. 
Нож все-таки нашелся. Причем на гвозде за единственным окном, которое не имело ни стекла ни створок, а закрывалось доской. Юноша как ни ломал голову, так и не смог вспомнить как же оно туда попало. Сборы закончились. Настала пора отправляться и отправляться желательно по тише, ведь матушка еще спала, а впереди у нее был очень длинный, тяжёлый день.  
Варихо аккуратно прикрыл входную дверь, стараясь приложить все усилия, дабы та меньше скрипела, вдохнул полной грудью чудесный упаивающий запах предрассветной тайны. Это было время, когда улицы покрывает туман, на траве лежит роса, в небе виднеется размытое несмелое зарево – предвестник солнца, спешащий уведомить всех и вся что день вот-вот придет в сей наземный мир. в такое время уже не так спокойно, как ночью и не так тихо или красиво. Цветы не сияют, света извечной бирюзовой луны не видно, а звезд осталось столько что можно по пальцам пересчитать. То тут то там слышны то кашель, то мычание, то напевы Айре – богине солнца, богине жизни, почитаемой всеми, кто имеет дело с созданием жизни, а значит с земледелием и скотоводством в том числе. 
Одинокий юноша с луком, заплечным мешком, ножом на поясе и одетый в темные, землистые одежды шел вдоль улицы радуясь про себя, что не ловит косые взгляды жителей. В запах утренней сырости вмешались привычные деревенские ароматы – запахло сеном, свежей древесиной, повеяло копотью из кузни, где уже по-видимому разжигалась печь, еще в воздухе летали почти не уловимые следы ночных цветов, в этой части деревни их можно было учуять разве что при попутном ветре. 
- стой!  
Варихо слишком замечтался и не заметил, как подошел к воротам, выводящим из деревни. Разумеется, на вышке возле этих самых ворот стоял на посту стражник – в холмистой долине такая предосторожность залог выживания. 
Юноша уже собирался ответить стандартной фразой, однако взглянув на грубую чисто выбритую рожу понял, что не знает этого человека. Среднего роста, но крепкий и коренастый, в обычной кожаной броне, в какой ходит вся стража. Голос был прокуренным и низким. 
- да отстань от мальчонка, это местный «охотничек». Пропусти и все – вмешался полусонный напарник бритого. Которого Варихо знавал. 
-не велено! Положено всех выходящих опрашивать и инструктировать! Я первую неделю на посту и хочу делать все как следует. – то как брезгливо он посмотрел на своего напарника придавало его последним словам особый оттенок. 
Юноша решил все же обратиться к знакомому, похоже, что этот суровый дядька не такой важный каким пытается казаться. 
- эй Брун, кто это и куда задевался Зарик? Опять в запой ушел?  
- с Зариком нехорошая история приключилась. Уже второй день нет его, ровно, как и пастушки, что он отправился беречь на пастбище. А этот – он указал на мордоворота (другое слово тяжело подобрать) – этот к нам из Авансора пожаловал пару недель назад, вроде как сослан за… как его… несоблюдение устава?  
- какое к лешему несоблюдение?! – вмешался бритый – Двинул по морде паре пьяниц на улице… а эти мрази, понимаете ли, голубой крови! Тьфу  
Брун загоготал, Варихо грустно улыбнулся. Он неплохо знал Зарика, а пропасть на два дня все равно что помереть. Одно дело уйти до города или на охоту, но не вернуться с такого задания… было бы неплохо если бы Зарик просто сбежал с той пастушкой и сейчас попивает свое любимое питие, кое на хмелю варится в каком-нибудь кабаке подальше отсюда. От таких мыслей улыбка нашего героя стала чуть более искренней. Зарик часто говорил захмелевшим голосом, что украдет красавицу какую и отправится с ней на коне в закат. А ведь у этого выпивохи даже ишака не было куда уж до лошади. Ну что ж поделать. Этот мир пережил потерю почти всех богов. Потерю души компании - задорного, вечно ухмыляющегося стражника восточных ворот мир уж точно переживет… 
- как бы там ни было – продолжил мордоворот – это штатная процедура и этот парень должен меня выслушать. 
- ладно-ладно. Варихо, ты уж задержись, а то он еще забацает отчет начальству такой, что я до вечера домой не попаду, все-таки конец смены, спать до смерти охота.  
И уже громким шепотом Брун добавил, наиграно наклонившись к юноше «я сам его уже вторую смену терплю» 
- и так. Выходишь за пределы деревни, стены и охранного барьера – словно бы не услышав, начал вещать грубый прокуренный голос -  Все полученные увечья, травмы и раны за пределами прямой видимости стражей не являются их упущением и не рассматриваются судом. В случае возвращения после заката будешь ожидать в специальной будке подле ворот по ту сторону барьера, до восхода. В случае если окажешься поражен проклятием, заклятием, порчей, приворотом, сглазом, ядом, хворьбой какой приставучей и прочей ересью в деревню допущен не будешь… 
Он прервался, видимо пересохло в горле, однако вскоре продолжил 
- а, впрочем, на болото не ходи, всяких бандюг остерегайся и вернись до заката. Все равно не слушаешь.  
- вот спасибо. Не боитесь, вернусь. – Варихо хотелось, как можно скорее выйти. 
Вслед он лишь услышал нарекания Бруна «и того парнишку ты тоже допрашивал. Да они похлеще тебя все знают…» 
Значит Дарин уже прошел через ворота и ожидает – подумалось нашему герою. И правда. Не успел Варихо пройти и пары шагов, как увидел его – своего лучшего друга и постоянного напарника по охоте. То был такой же юноша приблизительно тех же годов (на самом деле Дарин был на несколько месяцев младше Варихо) чуть выше ростом и со светлыми кудрявыми волосами, что спадали до плеч. По ним легко можно было узнать блондина даже издали, а местная ребятня звала его одуванчиком или овчиной. Внешне друг Варихо был красавцем и не портили его лицо даже пара небольших шрамов, а изумрудным глазам завидовали девушки. Несмотря на это он не пользовался своим обаянием и не торопился соглашаться на всяческие прогулки, на которые его, к слову, звали регулярно. Вместо этого Дарин много времени проводил на охоте и со своим больным отцом - Ригрином. Именно у его отца Варихо учился ремеслу охоты и по началу сильно завидовал белокурому кудрявому парнишке по понятным причинам, однако после, все же они сдружились и довольно крепко. 
Дарин внимательно всматривался в какую-то корягу у себя под ногами и ворошил жухлую траву веткой. Варихо подошел вплотную скрестил руки за спиной, насколько позволял лук и так же уставился на эту корягу, словно с ней сейчас должно произойти чудо.  
- Отцу стало хуже – не отрывая взгляд сообщил Дарин – сегодня ночью был приступ… снова. 
- сочувствую. Агафею уже оповещал об этом? 
- не. Стучал с утра, но видимо спит, все-таки ей уже за сотню перевалило. Наказал брату чтоб попозже сбегал и все как есть рассказал 
Варихо не нашёлся, что ответить и просто положил руку на плечо другу. Затем что-то его дернуло сделать Дарину захват и повалить на землю.  
- все-все, сдаюсь! – заорал белокурый юноша, упав мордой в листву – ну и методы у тебя, Варихо!  
- во что горазд, так сказать – уже с улыбкой ответил наш бездарь, так как Дарин тоже повеселел и сквозь крики и просьбы отпустить отчетливо слышался смех. – нечего с похоронным лицом на охоту идти 
- чего расшумелись? Не портите мне смену! – раздался уже знакомый прокуренный бас со стороны деревни 
- есть сэр! – заорал Дарин 
- не видите у нас тут горе! – все еще смеясь, но уже начиная заводиться ответил Варихо 
*** 
Не спеша шли по мягкой молодой листве, под которой еще никуда не делась жухлая и мертвая прошлогодняя. Взобрались на соседний холм. Дарин частенько отставал, то и дело заглядывая в свой заплечный мешок, из-за чего выдохся быстрее и уже не вторил оптимизму Варихо, которому выход из стен деревни был сродни побегу из тюрьмы. на этом холме было решено отдохнуть. Обзор хороший и совсем никакой заболоченности как в низинах. 
- Эй. Видишь вон там, за пару холмов от нас указатель?  
- ну вижу. Он там двести лет стоит 
- да хоть всю тыщу, я ж не это имел ввиду  
Варихо вскочил, но от потери равновесия чуть было не рухнул обратно 
- я ж говорю о том, что это отправная точка в любую сторону, в любой уголок всего, ты только подумай, Альверона!  
- ну снова началось – Дарин отхлебнул воды из пузатой фляжки, улегся и закрыл лицо золотистыми волнистыми волосами, никак не намекая на свое безразличие 
-да брось, Дарин. Сколько городов ты видал? 
- четыре, с половиной – буркнул блондин 
- ну нет, нет и нет. картинки в книжках не считаются, сколько можно это повторять?! Особенно та половинка фотографии на обломке слюды. 
- та проекция кстати смотрелась живее всех картинок. Жаль слюда мутновата и местами с пятнами. 
-Тут согласен. Вот интересно – заинтересовался Варихо – а наш маг может такую же фотографию сотворить? Можно было бы дать заготовку какому-нибудь торговцу, а он бы вернулся с проекцией… ну скажем Далерада. Чем не идея? 
- увы такое не пройдет. Отец говорил, что эту штуку делают алхимики, а не маги и процесс довольно дорогой и сложный и вроде как даже опасный. 
Солнце беспощадно поднималось из-за холмов в мир, его движение оставляло охотникам все меньше времени. 
- в каком смысле опасный? – Варихо нехотя взял свой мешок и закинул за плечо, предварительно глотнув воды. 
- ну там при превращении заготовки в фотографию требуется небольшой взрыв и вспышка света – Дарин встал и тоже вернул свой мешок в походное положение 
- как те, что создают маги огня? 
- ага, но раз там дела ведут алхимики, то стало быть никакой магии не применяется 
- что же может создать взрыв кроме концентрированного заряда огненной магии? 
До леса добрались уже после рассвета, хоть там это и не было сильно заметно сквозь кроны елей и сосен, добрались без происшествий. До того самого окрайнего леса. Еще в округе есть пара тройка боров с прекрасными опушками, но для охоты вполне подходит и этот лесок. 
И вот перед ними маленький лесок. Молодые березки, сосны, то тут то там мелькают елочки, все едва выше двух-трех метров. Но это лишь подлесок. Сам Окрайний лес находился дальше, где высокие деревья наглухо закрывали небо, а за ним простирал свою пасть Гориев лог. Окрайний лес потому и назывался так из-за того, что пребывал прямо на краю этого не самого приятного места. Что примечательно – границу обычного леса и гориева лога можно было распознать даже будучи здесь впервые. Обычные ели и сосны за какой-то десяток метров сменяются столетними дряхлыми деревьями, отдаленно напоминающими нечто давно хвойное. За какой-то десяток метров земля начинает уходить вниз под пугающим углом словно бы в саму бедну, а мертвые деревья видимо будучи уже не в состоянии вытянуться к солнцу стоят так же косо, как и сама земля. Голые, серые, острые зубы в пасти исполинской морды.  
Несмотря на всю пугающую внешность гориев лог не имел в себе нечисти или же разбойников. В нем была всего лишь одна опасность – огромный волк. Давно молва ходит о старом, аки сам лог волке, который в свое время будучи самым сильным не знал себе равных и установил единоличное правление, безжалостно расправляясь со всеми, кто ему пришелся не по душе, чем и рассердил духов леса. Те наложили на него проклятье, а сей лог стал ему тюрьмой и убежищем. Так же говорят, что лог такой мёртвый именно от желания духов создать все условия дабы для их гостя это была тюрьма, а не курорт. Теперь в лог никто не суется, хоть стража сих мест уж давно никто не видел. Желающие зарубить чудище извелись еще в первые года естественным образом, а крестьянам нет дела до того что не мешает. Может он умер, может его и не было вовсе, может бродит себе по своим извечным владениям, а может смог перебраться в место получше, может духи сжалились над пленником и простили. Теперь уже не знает почти никто. 
Разумеется, наши два охотника так же знали эту историю, как и все дети, да и не было нужды туда спускаться. Дичи нет, ягод, трав нет, местность такая что черт ногу сломит и в тумане, что клубиться где-то там внизу, закрывая собой дно, заблудиться проще простого.  
- ты же помнишь где гнездо той стаи? – Варихо задумался о логе и старой сказке и вернулся в реальность только когда увидел, что они вот-вот минуют пролесок и зайдут в сам лес. 
Дарин в ответ буркнул что-то неразборчивое и махнул рукой чуть правее того маршрута, которым они шли сейчас. Он запутался в каком-то колючем вьюнке и был не расположен к общению. 
- как пожелаете – беззлобно сказал Варихо и принялся ожидать друга, попутно осматривая неровную стену вечнозеленых хвойных гигантов. Про себя он, разумеется угрюмо отметил, что в исконной родине Вирфов деревья гораздо-гораздо выше. Рассказывают, что этот народ живет на деревьях или в деревьях, прям как белки какие то, и не смотря на свой диковатый образ жизни никто не сможет найти лекарей лучше этих пернатых-шипастых кошек. 
Блондин подошел к Варихо, и они продолжили путь. Дальше шли по отмеченным второпях в прошлый раз ориентирам. Наверное, дело близилось к полудню, но здесь этого было не понять. Чем дальше углублялись, тем медленнее и осторожнее шли. Старались лишний раз не шуметь и всякий раз как у кого-то под ногами ломался сучок другой считал своим долгом шикнуть на товарища. В лесу помимо дичи водятся, и свои природные охотники, такие как например медведи, волки, скары (ядовитые и немаленькие подземные черви) а также плотоядные растения и особенно пугающие Варихо ходячие грибы. Поэтому было решено держать ножи наготове, хотя бы для самоуспокоения. Отметки на деревьях закончились и Дарин все больше времени уделял поиску пути, нежели вытаскиванию колючек из одежды. Варихо не сразу это заметил, а когда заметил решил, что друг такой рассеянный из-за утреннего происшествия с отцом. Впрочем, когда они набрели на вывороченный с корнями обломок дерева Дарин приободрился и пошел увереннее, да и Варихо был почти уверен, что видел его в прошлый раз. 
Охотиться предстояло на туранов – этаких небольших зверьков размером со среднюю собаку. Эти животные обитали в глухих лесах, селились в норах, которые выгрызали в основании больших деревьев и, самое приятное, селились стаями. Как-то однажды Варихо назвал их скопления именно стаями из-за того, что тураны имеют оперение, однако на этом их сходство с птицами заканчивается. Ходят на четырех лапах, косолапят, морда походит на свинячью, упитанные и мясистые, с мощными и острыми когтями и такими же клыками. Отличны для продажи на мясо, а молодняк так еще и на перья можно пустить, пока те не выцветут и не огрубеют от нелегкой жизни. Была только одна существенная проблема – тураны всеядные. Несмотря на внешнюю неповоротливость и малый рост эти недостатки компенсировались количеством и какой никакой, а все же тактикой. Обвалявшись в листве и грязи хитрецы устраивали засады, правда делали это только от сильного голода или чтоб впечатлить самок. Все-таки Отец Дарина много знал о местной фауне и мог долго рассказывать об этом в вечерний час. 
- вот и они –шепотом произнес Варихо 
- спасибо за оглашение очевидного  
Они лежали на пригорке укрытые папоротником и высматривали копошащуюся внизу стаю. Там было их гнездо или нора, называйте как хотите, прямо в основании старой сосны, а за ними виднелся обрыв, что показалось Варихо просто ужасным, с тактической стороны, решением так как из-за этого их легко окружить. Копошилось их около десятка, но прошедших кастинг на роль добычи Дарин насчитал только троих. Остальные либо старые, либо наоборот совсем маленькие, ну и самок трогать так же не полагалось. Ригрин оказался прав. Стадо после прошлого из нападения никуда не ушло. Тураны вообще не покидают обжитых мест до тех пор, пока их не останется меньше половины, возможно это у них такой допустимый уровень потерь или что-то в таком духе. Вообще отец Дарина был чуть ли не лучшим охотником в Мохах и о нем знали даже в соседних деревнях. Опытный и матерый он мог поведать про любого зверя абсолютно все и с удовольствием это делал для своего сына, от чего Дарин был подкован куда лучше Варихо в вопросе выслеживания добычи, ее разделки и даже стрельбы из лука, а в случае затруднения он всегда знал к кому можно обратиться за советом. Среди мужиков даже ходил слух о том, что мол Ригрин дурманит зверью разум и потому та чуть ли не сама прыгает к нему в объятия, только это не более чем слух. Заклинателей зверей не видели уже давно. Даже при проверке предрасположенности детей к магии не желают тратить время и силы на это ответвление. Все сошлись на мнении что это былое. Так же, как и магия иллюзий, относящаяся к мистической школе и магия фантомов, которая считается утерянной отраслью школы теневых искусств. Этот список куда больше, но сейчас я всего не вспомню, да и мало кто вспомнит, разве что Ши, все-таки это их главная обязанность – знать и помнить всю историю мира. 
- эй Дарин, а как же тот след 
- здесь всякого зверья полно, может рысь пробежала 
- я конечно понимаю, что ты у нас опытнее и мозговитее, но не могу не напомнить – рыси бегают на четырех ногах! 
Блондин жестом призвал Варихо быть по тише, на что тот отреагировал враждебно. 
Где-то полчаса назад (по ощущениям, ведь определять время по солнцу здесь – гиблое дело) они наткнулись на странные следы. Они были явно кошачьими, но при этом вытянутые и большие. Особенно настораживало то как они были поставлены, а именно близко друг к другу и ветвились, словно бы в танце. Дарин посчитал что при таком их расположении владелец явно должен ходить на двух ногах. Следы эти кончились так же внезапно, как и появились, впрочем, четкие борозды от когтей на дереве объясняли фокус с исчезновением. Разумеется, после такой находки наши бравые охотники насторожились, жить то охота, и с удвоенной осторожностью двинулись дальше. Возвращение с пустыми руками было чревато унижением сверстников и падением репутации еще ниже. И вот так, не переставая вертеть головой, вглядываться в кроны да с ножами на изготовку добрались до своей цели. Варихо все еще сомневался и в тенях ему мерещились злобные горящие глаза с кровожадными пастями, а вот Дарина похоже обуял охотничий азарт, или же он попросту пытался не выказывать страх перед другом. 
- смотри – блондин толкнул товарища в бок – те деревья, что за стаей, мертвые и пепельно-серые 
- хочешь сказать это то, о чем я подумал?! – по спине предательски пробежали мурашки – погоди, а вдруг те следы… 
- если уж верить в ту легенду о звере, то стоит помнить, что за пределы лога ему хода нет. давай побыстрее настреляем добычи и уберемся до того, как ненароком не выясним действительно ли здесь опасно 
В подтверждение своих слов Дарин встал на одно колено и натянул тетиву. Варихо последовал его примеру, краем глаза отметил что стрелы у друга сделаны куда лучше, чем его. Несмотря на старания их действия не остались незамеченными – два турана отвлеклись от своих дел (кажется они рыли землю в поисках кореньев или жуков) и начали озираться своими мордами, одному даже удалось заметить охотников за мгновение до того, как в воздухе просвистели спущенные с поводков стрелы. Одна попала точно в морду заметившему их турану, после чего тот коротко и гортанно взвыв глухо повалился в грязь, что рыл 
- ничего себе бонус за внимательность – подумал Варихо 
Вторая стрела, Варихо знал – это была его стрела, воткнулась в лапу ничего не подозревавшего до этого момента молодого зверька. Он нелепо вскочил, принялся вопить истошно и громко, вдобавок попытался зубами вытащить то внезапное нечто причиняющее такую боль. Началась какофония. Остальные вразброс кинулись носиться по низине в поисках спасения. Варихо пустил еще одну стрелу, но и та попала не туда лишь еще сильнее ранив маленького турана пришлось доставать третью и вот она то довершила начатое. Зверек стих. Еще одна стрела впилась в морду очередной добычи Дарин не терял время зря. Большая часть уже успела разбежаться, только одна самка с выраженными бороздами на боку и темными комками запекшейся крови напополам с грязью не могла сбежать от неминуемой гибели. Дарин натянул лук, он уже стоял в полный рост, скрываться не было смысла, животное покорно лежало и лишь смотрело маленькими глазками на острый конец рвущейся впиться в плоть стрелы. 
- мы же самок договорились не трогать – Варихо тоже встал с колена что бы остановить друга 
- она изранена. Ей не выжить 
Сзади послышался хруст веток. Варихо обернулся и не поверил глазам – один из туранов вместо того чтоб спасаться летел на них со всей прыти (а прыти у них должен сказать немногим меньше чем у кабанов) блондин не успел увернуться и вместе с зверем кубарем покатился вниз. Варихо будучи ловчее напарника отпрыгнул в сторону, правда угодил в кустарник, но это показалось ему мелочью. Пока наш охотник продирался сквозь ветви внизу слышались крик и ругань напарника. Когда Варихо все-таки выполз обратно к папоротнику, то увидел страшную картину. Туран протаранивший Дарина теперь мертвой хваткой вцепился ему в ногу и тащил прямиком к обрыву не помогали вырваться ни пинки по уже искровавленному рылу, ни попытки вцепиться во что-нибудь у туранов имелись мощные лапы противопоставить которым человеку такой комплектации как Варихо и Дарин было просто нечего. Варихо быстро спустился в низину и сиганул к другу на помощь. К этому времени те уже были совсем близко к пропасти, Дарин явно выбился и сил, а из его ноги через прокусанный сапог текла кровь. Крики и ругань сменились приступом панического удушья, так что теперь блондин просто отчаянно хватал ртом воздух и без особой надежды хватался за каждый встречный пучок травы.  
Варихо подоспел как раз в тот момент, когда туран уже висел практически в воздухе, а Дарин под его везом скользил вниз. Схватил друга за руку и принялся тащить наверх. Это действительно оказался Гориев лог. Перед Варихо разверзла свою пепельную пасть страшная пропасть с серыми штыками мертвых деревьев и никогда не стихающим сумраком тумана.  
- ты главное держись - проорал Варихо 
Держать и Дарина, и турана было очень нелегко, а ведь нужно было их еще и вытащить. Приложив все силы какие были, он начал тянуть обоих, попутно в душе проклиная и эту сумасшедшую зверюгу, и невнимательность Дарина и что не завалялось какого-нибудь усиливающего снадобья, но дело потихоньку продвигалось, продвигалось до тех пор, пока туран вновь не нащупал землю. Найдя опору, он рванул с такой силой, что ноги Варихо попросту пробороздили траву после чего он потерял равновесие и бултыхнулся на живот. Спасательная операция провалилась по всем пунктам – троица дружно полетела вниз. 
*** 
- Дарин. Эй Дарин. Божий одуванчик проснись и пошли отсюда! 
Падение оказалось не столь страшным и смертельным как могло показаться сверху. Они почти сразу упали на мягкую прелую землю и дальше уже катились и скользили до самого дна хоть и с внушительной скоростью. Варихо пару раз приложился плечом в попадающиеся деревья и получил много ссадин от веток, но сгруппировавшись смог избежать сильных ушибов и возможных травм, а вот Дарин почти сразу влетел затылком в пень и видимо потеряв сознание дальше катился как попало. Итогом стало отсутствие сознания, перелом или вывих (Варихо не знал наверняка) левой ноги и в той же ноге пугающе кровоточила рваная рана, оставленная тураном. Порывшись в рюкзаке Дарина (свой он потерял во время спуска) наш охотник вынул флягу. Не жалея воды и обмоток, которые еще полчаса назад можно было назвать одеждой, Варихо промыл раны, наложил шину на ногу и смазал все что кровоточило заговоренной мазью из кровянки, что когда-то была взята у Агафеи. 
- черт надо отсюда уходить, но в таком состоянии обратно не вскарабкаться – со злостью озвучил свои мысли Варихо, затем посмотрел на Дарина и решил все же развести огонь и дождаться прихода друга в сознание. 
Здесь было холодно. Здесь было бесцветно. Здесь было тихо.  
Туман оказался вовсе не туманом, а мельчайшими отслойками белой коры деревьев и напоминал хлопья снега или же пепла. Вся земля была усеяна ими из-за чего казалась неземной. Таких пейзажей Варихо еще не видел. Вечно кружащиеся хлопья рассеивали своим множеством свет солнца, выглядело так будто светилось все туманное «небо». На земле из-под хлопьев виднелись такие же белесые травинки и местами валуны - самые обычные валуны, но не более того. Ни единого зверька, ни единого звука. Варихо прошел мимо мертвого турана к ближайшему дереву все время оглядываясь по сторонам, словно это могло помочь вглядеться в царившую здесь мглу. 
Зверюга так же пережила падение, но благодаря ударам Дарина заработала сильное сотрясение. Пока туран пытался подняться и прийти в себя, истекая кровью, Варихо шатаясь из последних сил навалился на зверя всем весом и вогнал нож в шею. Перья окрасились алой, такой яркой для этих мест, горячей краской и после нескольких брыканий мучения животного прекратились. 
Теперь кровь уже засохла, свернулась, но оставалась такой же яркой. Варихо провел рукой по ближайшему стволу. В ответ на прикосновение кора дерева осыпалась новыми хлопьями, словно все оно состояло из старых страниц бумажной книги поддавшейся тлену времени, внутри он был так же бел, как и снаружи. Варихо убедился, что для костра такие дрова не годятся – он собрал небольшой охапок на валуне и чиркнул огнивом. Горстка вспыхнула бесцветным пламенем и бесследно сгорела за мгновение, не дав ни света, ни тепла.  
- все это место какое-то ненастоящее – негодовал Варихо. 
Побродив еще немного по округе в поисках своего рюкзака, но смирившись в итоге с поражением он уселся рядом с другом и принялся ждать пока тот проснется. Нож держал на изготовке, постоянно озирался, время от времени ворчал о синяках и ссадинах. 
Ждать пришлось довольно долго, однако кровянка сделала свое дело и Дарин наконец открыл глаза 
- я же не мог до зимы проспать 
- ну с возвращением – Варихо уже почти задремал, что было видно по его ошалелому виду, нож лежал возле ног. 
- у нас осталась вода? – от обезвоживания и долгого молчания слова выходили слабым хрипом. 
Пока товарищ утолял жажду и приходил в себя Варихо рассказал вкратце о том, что произошло, не забыв во всех красках выложить свое мнение по поводу суицидального поведения и скудного ума дохлой туши подле них. Ладно, он просто крыл матом все вокруг, но в первую очередь злосчастного турана. 
- так значит гориев лог? – Дарин быстро вник в ситуацию – это ведь здесь, по рассказам, обитает злое зло которым нас пугали мужики? 
- вроде как. Пока, правда, не видел ни следа, ни намека на хоть какую-то жизнь… да тут даже в земле никаких жучков червячков не копошится 
- понятно – Дарин с заметным усилием поднялся на ноги, отряхнулся – пошли что ли, а то жутко здесь. 
Шли медленно, пару раз останавливались, так как Дарину требовалась передышка. Турана все же разделали и бросили в сумку несколько нарезок мяса – столько чтоб груз не был обузой (возвращаться ранеными с хоть какой-то добычей всяко лучше, чем ранеными, да еще и с пустыми руками). Небо потемнело. То ли погода испортилась, то ли вечер подкрался – отсюда было не видно. Пейзаж не желал меняться ни на йоту.  
«как давно мы бредем? Сколько уже успели пройти? Пять километров, может семь? Непонятно…» 
- всё. Не могу. Надо передохнуть – Варихо отпустил Дарина, усадил на серый ковер из хлопьев, сам уселся напротив. 
Последние полчаса блондина пришлось поддерживать, что изрядно вымотало Варихо. Выхода из этого проклятущего неживого места не виднелось, собственно не виднелось практически ничего дальше полу десятка шагов, а потому стимула продолжать рвение без должного отдыха не было, однако вскоре такой стимул внезапно появился. 
Огромный, больше полутора метров в холке, седовласый волк бесшумно и медленно ступал по «ковру», появляясь из тумана, словно из ниоткуда. Он был старым, множество раз побитым, покрытым шрамами. Его шерсть уже давно выцвела и теперь как нельзя лучше сливалась с окружением. Глаза, тусклые и полные печали, смотрели куда-то мимо, но нос безошибочно отыскал добычу. Зверь издал рык. 
Первым его заметил Дарин, ибо Варихо сидел спиной, но утробное глухое рычание в такой тишине раздалось, казалось, по всей округе и его не заметить было попросту невозможно. Дарин оцепенел, Варихо шарахнулся и в неуклюжем вынужденном кувырке упал на задницу. Теперь они оба смотрели на приближающуюся матерую смерть. Многочисленные шрамы (среди коих имели место быть и колотые, рубленные раны, а также явные следы от арбалетных болтов) только увеличивали страх перед чудовищем. На долю секунды Варихо даже показалось, что пуститься на утек, предварительно бросив раненого товарища на съедение – мысль вполне здравая и очень заманчивая, может он и притворил бы ее в жизнь если б ноги его слушались, но теперь поздно. Волк дошел до некой, видимой только ему линии, после которой решительно и ловко, отработанными движениями прыгнул на ближайшего из охотников – на Варихо.  
«кому там следует молиться перед кончиной?» - только и успело промелькнуть у него в голове. Нож был далеко, увернуться не давало предательски одеревеневшее тело.  
Однако же мой рассказ не может закончиться так быстро, закончиться толком и не начавшись, конечно же нет. И хорошо бы его поскорей завершить, чтоб поскорей избавить себя от этого труда, но раз уж я взялся рассказывать, то буду рассказывать правду – длинную и полную приключений. 
Прежде чем волк достиг своей цели на встречу ему бросился второй охотник. Разумеется, Дарин не мог остановить такую громадную тушу, а лишь сбил траекторию, в следствии чего они оба повалились в паре метров от того места где находился Варихо. Все произошедшее заняло какое-то мгновение… самое длинное мгновение в жизни юноши, чье сердце бешено колотилось, а разум не до конца понимал, что произошло. Кинуться с ножом на волка было сродни безумию. 
Чудище ревело, рычало, билось в агонии, рвало человека под собой, взметало ошметки серого «ковра» и земли. Дарин кричал. Варихо наконец справился с собой, подхватил нож и наплевав на осторожность с разбега всадил клинок в седовласую, плешивую шею, затем вынул и повторил удар, на сей раз уже без размаху и снова и снова он бил до тех пор, пока крики и рев не прекратились. Скинул с Дарина мертвое тело и обессиленный рухнул возле него. Дело было, мягко говоря, дерьмово. Множественные рваные раны, одежда превратилась в лохмотья и с пугающей скоростью приобретала красные тона, сам же друг находился без сознания. Одной кровянкой тут не обойтись. По-хорошему нужна была помощь опытного лекаря, знахаря или жреца, но здесь были только они вдвоем и безжизненное тело местного чудища. Варихо перемотал как смог большинство ран, потратив на лоскуты почти всю свою рубаху и одну штанину, взвалил Дарина себе на плечи, чуть не рухнул под его весом, поскользнувшись на мягком «ковре», и медленно, с натугой побрел к выходу, не отдавая себе отчета в том, как сможет при своей комплекции дотащить такой груз. 
После смерти волка его тело превратилось в такую же серую трухлявую «бумагу», как и все вокруг, оно рассыпалось и полетело по ветру, который внезапно подул с той стороны куда Варихо и Дарин все это время шли. Оказалось, что они были совсем близки к выходу, но не видели этого из-за непроглядного тумана, который теперь исчез. Это было странно. Недавно здесь не пробегало ни малейшего дуновения ветерка, а туман и «снегопад» не утихали ни на минуту. Теперь же ветер сдувал кору с деревьев, листья, траву, все превращалось в серые блеклые хлопья и улетало прочь. Чем ближе к просвету подходил Варихо, тем чаще попадались обычные валуны, кора деревьев становилась темнее, как и трава. Света с каждым шагом становилось больше, но вот весь свет куда-то пропал. Стало темно. Варихо далеко не сразу заметил это, так как уже изрядно устал физически и морально. Всю дорогу его разум был забит терзаниями. Нет, он привык что люди умирают. Близ ведьминова болота смерть не редкое дело, хоть и не такое как пропасть без вести. Но одно дело, когда умирают незнакомые либо же безразличные тебе люди – старики, чей век уже кончен, больные, для которых смерть – есть избавление, преступники, куда ж без них. Сейчас умирал лучший друг и к этой возможной смерти Варихо не мог спокойно отнестись. Можно было корить себя за многое. За то, что не удержал Дарина, за то, что не взял с собой лечебных свитков (да Варихо не мог ими пользоваться, для активации нужно было влить чуточку маны в свиток, однако сейчас о таких мелочах он не вспоминал), за то, что долгое время бессмысленно стоял и наблюдал как его друга рвет на части этот зверь…  
Стрела, воткнувшаяся прямо возле ног, стала для Варихо такой неожиданностью, что он вмиг забыл о всех своих гнетущих думах. Он стал озираться вокруг, удивленно обнаружил, что вокруг самый обычный лес, судя по темени вокруг и красном зареве где-то за далекими ветвями уже смеркалось. Свою ошибку непутевый охотник понял почти сразу – стрела торчала практически под прямым углом. Выстрелить по дуге в таком густом лесу и не задеть веток было просто невозможно, значит стреляли откуда-то сверху. Новая информация ни сколь не помогла в поисках. Он задирал голову, всматривался как мог, вертел головой во все стороны. Тщетно. Толи от усталости, толи от пота застилающего глаза Варихо не смог обнаружить никого. 
- Покажись! Я безоружен! Со мной раненый! – играть в молчанку не было никакого смысла. Вполне возможно, что стрелок просто боится за свою шкуру, и потому решил напугать. Все-таки с такой прекрасной маскировкой и навыками стрельбы (в то что лучник промахнулся случайно верилось неохотно) было лучше бить сразу и наверняка, если конечно была именно такая цель. 
Варихо готов был поклясться девятью, что видит, как с дерева не далее, чем в пяти шагах прямо по стволу спускается близкая к человеческой фигура чей окрас был абсолютно неотличим от коры этого самого древа. Чудеса. Дарина охотник аккуратно положил на прелую листву, после чего медленно поднялся и незаметно достал нож, держа его так чтоб незнакомец не увидел.  
На удивление (уже которое за этот бесконечный день) незнакомец оказался незнакомкой. Да к тому же не являлся человеком. К ним осторожно, не спеша, с луком на изготовку приближалось существо похожее одновременно на человека, кошку и сову. Тонкое грациозное тело, все покрытое пластинами-шипами, из одежды только два лоскута ткани, один из которых был намотан на манер шорт, а второй закрывал грудь (оба лоскута были нарочито измазаны грязью) колчан и лук за одежду не считаются. Длинные, дугообразные, уходящие назад уши, волосы цвета сирени, больше напоминавшие шипы или иглы, короткой «стрижкой» так же уходили назад. То влево то вправо шнырял довольно длинный гибкий хвост (что интересно к его концу был прикреплен небольшой серпообразный клинок). Лицо острое, нос ну точно кошачий, а вот глаза напротив большие, имеющие совсем по человечьи круглые зрачки радужной раскраски. 
Вирфов в Мохах не бывало никогда. Потому Варихо знал о них лишь понаслышке и заметно опешил. Девушка тем временем подошла бесшумно, словно парила по воздуху, на расстояние в два шага и остановилась. Ноги ее были босы и когтисты. В неверном свету казалось у нее нет постоянной окраски, заостренные чешуйки, покрывавшие все тело, переливались и блестели. Достав стрелу из колчана, лучница наложила ее на тетиву, однако лук был опущен. Варихо это нисколько не обманывало. Почему-то было стойкое впечатление что даже из такого положения она застрелит его быстрее чем непутевый охотник и ни разу не убийца успеет сделать хотя бы шаг. Глаза ее были настороженно сощурены, пальцы крепко обхватывали оперение необычной стрелы с закрученным наконечником из белого металла.  
- Помоги. Он умирает – чуть ли не шепотом проговорил Варихо.  
Незнакомка постояла еще несколько секунд в нерешительности, пристально глядя на лежащего Дарина, затем все же убрала стрелу обратно в колчан, а лук перекинула за спину и… сбежала. 
Ловким движением она взбежала на то же дерево откуда слезла совсем недавно и исчезла среди голых веток. Варихо с досады метнул нож в ствол этого самого дерева, тот вонзился с глухим стуком, и уже было хотел снова брать друга на плечи (руки, к слову, еле слушались от усталости) как сверху на голову ему упало несколько маленьких сухих веточек. Задрав голову, он увидел скользящую вниз вирфу. Девушка спрыгнула на землю с высоты четырех метров и приземлилась на удивление тихо и мягко. На сей раз окромя лука и колчана она имела походную сумку через плечо и некий сверток подмышкой (как позже выяснилось это была одежда). Охотник обругал себя в уме за выкинутое оружие, но вспомнил, что сунул нож Дарина к себе за пояс и шустро вооружился, опять же так чтоб девушка не заметила. 
- предлагаю обмен… сделку – проговорила она на коверканном, но понятном для Варихо, языке. 
- какую сделку? – до этого момента он не был уверен, что она понимает их язык, но теперь сомнения отпали 
- помогу человеку. Чтоб выживал. Чтоб жил. Обмен прошу инфро… инфар… сведения. Я посол. Нужно Далерад – дома на воде. Скоро. Срочно. 
Сомнения по поводу понимания вернулись. Сильный акцент, не проговаривание некоторых букв и замена всех шипящих на звонкие делала разговор крайне неудобным. Но суть Варихо уловил. 
- помоги человеку, и я проведу тебя к моей деревне. Там староста, он поможет тебе с информацией, может и лошадь выделит. Согласна? 
Оставалось только ждать. Было видно, что девушка задумалась. Забавно, но пока она стояла и думала над решением ее чешуйки подрагивали и еле заметно меняли цвет, становясь то темнее, то светлее, то блестящими, то совсем матовыми. 
- согласна. Но нож убери. – на секунду уголок ее губ исказился в улыбке. 
*** 
В лесу окончательно стемнело. На землю опустилась ночь. Варихо сидел у костра и ежился от холода. Большой костер было решено не разводить, а от малого тепла исходило чуть больше чем нисколько. «Весна это тебе не лето». Дарин лежал укутанный плащом вирфы-лучницы и мирно спал. счастливец, вот кому сейчас тепло. Смерть ему более не грозила (не от ран уж точно) Вия – именно так представилась девушка – залечила все, почти все раны при помощи странных, дурно пахнущих трав, мазей и приговоров, не забыв обругать горе медика по имени Варихо за оказание такой неумелой первой помощи, особенно досталось за наложение грязных повязок, из-за чего пришлось тщательно промывать все раны водой. Теперь же даже повязки были не нужны – приговоры и магия оказались настолько сильными, что все зарастало прямо на глазах и по словам девушки все чего следовало опасаться, это анемии.  
- замерз? – Вия бесшумно спустилась прямо за спиной у Варихо и хохотала с неуклюже бултыхнувшегося испуганного паренька. Она вообще оказалась крайне веселым и позитивным существом и больше всего напоминала ребенка. 
- разумеется замерз – раздраженно буркнул он – это вы вон в тепле, а я в пропитанной кровью безрукавке и без штанины!  
- только один плащ – лучница уселась к костру рядом с Дарином – одежда не по размер 
Она указала на свою плетеную кофточку и облегающие штаны, которые, не смотря на узкий покрой явно не стесняли движений.  
- ну уж нет! я не стану даже мерять девчачьи одежонки. Лучше помру с холоду, но гордость останется при мне 
- гордость? С одной штаниной? – едкости ей было явно не занимать 
В этот момент Дарин поморщился во сне и промычал что-то невнятное 
- а как быть с укусом? – встревоженно спросил Варихо глядя на своего друга  
Следы укуса на плече – единственное что никак не собиралось заживать под напором трав и магии. Выглядела рана не серьезной и кровотечение удалось унять, но на этом прогресс закончился.  
- не могу. Вирфы не знают. Жрецы знают.  
- да уж. Коротко и по делу – невесело улыбнулся юноша 
Он поерзал немного, пытаясь найти положение, в котором будет теплее (Все-таки на ночь оставаться они никак не планировали) но в итоге сдавшись с грустным вздохом подкинул еще пару веток на съедение огню и принялся наблюдать за новой спутницей, пусть и временной. Она точила камнем клинок у себя на хвосте и была очень увлечена этим. О вирфах было известно совсем немного. Они участвовали в той самой войне, живут в лесах или горах и всегда небольшими семьями (имеется ввиду семьи по сорок-шестьдесят в каждой) и ходит молва что вроде как есть у них город - всего один на весь материк. Его держат в тайне и строжайше оберегают. Никто из живых людей его не видывал, а кто видывал тот в миг с головой прощался, однако слухи ходят, а раз есть слухи то значит были и очевидцы унесшие голову на себе.  
- эй Вия! Спать не хочешь? – показалось в глазах лучницы читалось недоверие – если не хочешь, расскажи о своем народе, о местах где была, вообще, что видела. Уж больно интересно. 
Девушка отложила точильный камень и кротко улыбнулась. 
Рассказ вышел увлекательным. Если вкратце, то Вия посол семьи Мирас (даже не спрашивайте, я сам не знаю, как это переводится) и направляется в столицу нешеревых земель – Далерад. Как она сама выразилась «где дома на воде стоят» (столица и правда находилась посреди озера, однако дома стояли не на воде, а на самой обычной земле) по очень важному и тайному заданию, в которое Варихо благоразумно не стал лезть. Много про свой дом она так же не стала упоминать, сказала лишь что поклоняются (как и все прочие семьи вирфов) богине природы Лиарас. Вирфам, к слову, очень повезло – их богиня одна из девяти, более того она обладает силой исцеления, а значит ее последователи так же сведущи этой силе (считается что у жрецов внутри горит сразу две искры, так как вторую дарует им бог покровитель). Живут прямо в стволах исполинских деревьев, или если таких нет, обстраиваются вокруг ствола, в общем на земле обитать не желают. А вот о том где побывала рассказала не мало. Сильно разочаровало что в основном речь шла о таких же людских деревеньках как Мохи, но Вия рассказывала о них с большим воодушевлением, ей явно нравилась незамысловатая крестьянская жизнь на открытых пространствах, в шуме и суете. Насколько можно было понять у них образ жизни был строгим и мало радостным. В таких вот деревнях она и научилась людскому языку, только не понимала и явно возмущалась тому что одна раса зачем-то говорит на разных, хоть и схожих языках, что очень усложняет общение. По ее словам, все Вирфы говорят на одном языке и даже диалект почти не отличается (конечно она не употребляла таких сложных слов и предложений, так что Варихо стоило большого труда разбирать ее отрывочные фразы и складывать в общий смысл). Когда череда однообразных и «распрекрасных» деревень в три рыла на ухабе мира закончилась Варихо ждал приятный сюрприз – Вия видела Ши! Сказала, что один такой приходил к ним в селение с огроменной книгой и кучей свитков что бы посмотреть, как изменился их дом, кто правит, сократилась ли численность, грозит ли исчезновение, в общем замерял всевозможную чепуху для «сохранения истории мира» все Ши только этим и занимаются с тех пор как их наделили бессмертием и абсолютной памятью.  
- трехметровые молчаливые великаны с загрубевшей настолько кожей что казались каменными сидят и корпят над книжками и свитками осуществляя перепись населения, хм, вот это зрелище – не удержался от комментария Варихо. 
За рассказом он не заметил, как уснул. 
– Какой блеклый сон. Скучно – донеслось откуда-то… отовсюду  
Варихо обнаружил себя лежащим на холме, где они с Дарином отдыхали этим утром. Казалось вечность прошла с того момента. Дул приятный ветерок, солнце скрылось за тучами, что гнали с востока на запад и юноша поддался лени не желая вставать. 
- все какое-то серое, неживое, сыпется стоит лишь прикоснуться – голос был раздражительным и главное незнакомым. 
Варихо приподнялся на локтях и с ужасом обнаружил что голос прав. То, что раньше можно было списать на серость из-за туч оказалось той серостью гориева лога. Ветер усилился. Тучи заполонили все небо. 
- вот же пакость бррр 
Голос до этого далекий и глухой вдруг оказался прямо у Варихо за спиной, однако стоило ему обернуться как вместо человека он увидел кидающегося седого волка. Весь мир исчез в пасти этого зверя. Наступила темнота.  
- засиделся я тут, а ведь дел по горло. Как быстро летит Время. 
*** 
- эй просыпайся…  Солнце. Путь. 
Приятный женский голос почему-то сразу ассоциировался с Тидой, а потому юноша, не разлепляя очей недоумевал почему его будят.  
- Солнце? Да, я – солнце… мм стоп! 
Варихо вскочил, чем тут же заработал захват и трещащие по швам сухожилия рук. 
- пусти-пусти! Вия, мать твоя русалка! Без конечностей оставишь! 
- не пугай. Покалечу. – тихо прошептала лучница и расхохоталась, но отпустила хватку – пора идти. 
 Все-таки от нее бросает в дрожь – подумал про себя Варихо – а спросонья особенно. 
Утреннее солнце ослепило своими лучами. Юноше захотелось снова уснуть. Переборов этот позыв он все же огляделся. Солнечная противная погода (Варихо не нравилось солнце за то, что приходилось постоянно щуриться), гул деревьев, свист голых ветвей с почками вместо листьев, копошение Вии, готовящейся в путь, запах прелой листвы, ну вот он то как раз присутствовал и всю ночь тоже. Мир наполнился красками. Впервые с момента злосчастного падения.  
- Дарин! – Варихо запоздало спохватился, но оказалось друг все так же без сознания – как так? 
- неизвестно. – начала привычно отрывками Вия – здоров. Ран нет. укус есть. Не опасно. Но сознания нет… дала травы растёртые, соки выжатые, мазью мазала, инрие… в смысле колдовала, молилась великой Лиарэй… 
- Лиарай – машинально, не особо слушая поправил Варихо.  
Он смотрел на друга и товарища, с которым провел ни один год и не мог придумать чем помочь. Вия тем временем продолжала. 
- … следует показать знахарю. В деревне есть? В мохи есть знахарь? 
- есть, чего бы ему там не быть?! Уж чуть ли не столетие не сменяется. Ты лучше скажи, как так вышло что за всю ночь на костер, пусть и не большой не слетелось волков (Варихо аж тряхнуло), нетопырей, леших, и еже с ними? Я уж молчу про запах крови.  
Варихо принялся собираться в путь вслед за лучницей, осмотрел Дарина. Мышцы, или что наросло, гудели и идею нести еще черт знает сколько километров тушу явно не воспринимали всерьез. Тем не менее брать надо. Девушка обернулась на потуги юноши и стала рыться в своей сумке. 
- вот держи – она протянула маленький пузырек с мутной жидкостью по цвету похожей на травянистый чай. – поможет от боли, сил придаст. Волки и «еже-с-ними» боятся серого леса. Боятся хозяина. 
- ох…. Ну и пакость… а с виду такая приятная… что это? Хотя постой. не хочу знать… ух. 
Вия расхохоталась звонко, совсем по девчачьи, стали вины ее острые зубки. Она явно ожидала такой реакции, так что теперь нагло наслаждалась эффектом 
- настойка на кореньях сизого хрупа… как по-вашему? Мм… ря-би-на. Ждем пару минут эффекта. Потом в путь. 
- настойка? – возмутился было юноша, но Вия лишь пожала плечами мол «работает и ладно, лекарства не должны быть вкусными» 
Варихо с трудом отдышался, закинул с помощью спутницы Дарина себе на плечи, не дождавшись пока пройдут эти «пара минут», не забыл похвалить лучницу за действительно рабочую пакость и был готов идти. По ориентирам Вия (да Варихо бы тоже справился) определила север, Варихо недолго покумекав вспомнил в какой именно стороне от деревни находился гориев лог и махнул рукой в направлении «авось туда», после чего троица без лишних промедлений отправилась в путь.  
- эй а ты то откуда знаешь про «серый лес»? или таких мест много? – юноша запыхался быстрее чем ожидал. Допинга надолго не хватило. 
- серый лес один. Болото чудищ одно. Земля холмов одна. Парный город один. Такие вещи не множатся. – Вия говорила раздражённо от того, что последние полчаса ей пришлось помогать тащить Дарина. 
- объяснила так объяснила – проворчал Варихо 
- раньше было много. Много болот чудищ, много серых лесов, страшных пещер. Изничтожили.  
- так почему у нас все это есть?  
- спросишь у старожилов. – Вия всем своим видом старалась дать понять, что не желает продолжать разговор. 
- я даже одну такую знаю… все равно к знахарке нужно зайти, вот и спрошу. Слушай, а… 
- это мохи? – лучница нагло оборвала юношу на полуслове и кажется даже была горда этим 
Варихо оставалось только кивнуть. На горизонте (ближе чем обычно представляют, когда им говорят «на горизонте») виднелся частокол его родной осточертевшей деревеньки. Вверх поднимались струйки дыма, на вышке возле ворот стояли дозорные, ворота как раз открывались чтоб выпустить на пастбище очередную отару овец в сопровождении пастушки и воина. Самое обыкновенное утро. Где-то там сейчас мама Варихо стирает у ручья гору одежды, Тида скорей всего опять занимает стайку малышей, Грэг в своей кузне ругается благим матом на очередного идиота, поломавшего его «отличные» инструменты своими «граблями» из неправильного места и, готов спорить, Яривей всеми правдами и неправдами доказывает жене свою верность попутно страдая от дикого похмелья. Мда жизнь как она есть. Словно их знаменитый бездарь на пару с «будущим лучшим охотником» не побывали на пороге у сатаны и не прикончили самолично чудище что обитает в само́м гориевом логу. Хотя откуда им обо всем этом знать. 
*** 
- да что тут такое? – звучный басистый рык Яривея можно было спутать разве что с медвежьим.  
В мохах было шумно. Даже сильнее чем обычно. Об утренней суете и работе не могло идти и речи. Если кто и был занят своими делами, то точно побросал их дабы поспешить к воротам. Толпа собралась знатная, представители порядка как могли успокаивали народ, но лишь подливали масла в огонь. Все окружили трех новоприбывших путников. 
- мать, а ну пропусти. Грэг! Ты чего не в кузне?! Анида ты то куда несешся – у тебя же белье уплывет. Малышню кто отпустил? Где их нянька?! Ири, Клевн, Пирщук с дороги! – продолжался рык перекрывавший гомон всей толпы. 
Рыжая макушка старосты деревни возвышалась над всеми и пробивалась к причине такого ажиотажа. Когда же Яривей все же встал перед путниками то с десяток секунд молча оценивающе смотрел, его брови хмурились все сильнее и сильнее. 
- Дарина к Агафее. Кто там мне на пути попадался… Клевн, Грэг тащите. Аккуратнее! Руки поотрываю! Пирщук. Лети к Ригрину – обрадуй человека: его сын ночь за стенами пережил. 
Последняя фраза создала было у Варихо иллюзию, что обойдется «малой кровью» ведь он так же пережил ночь и значит заслужил какое никакое почтение. Не тут-то было… 
- Варихо! Обормот ты маленький! Идёшь сейчас ко мне на хату и ждешь. И не смей улизнуть! Знаю я тебя. – Яривей прокашлялся и резко, даже неожиданно сменил тон на учтивый. Как шутили мужики - «только для приезжих». – а теперь что касается вас, барышня… 
 



Flimvell

#20351 в Фэнтези

В тексте есть: боги, демоны, приключения

Отредактировано: 28.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться