Сказания Трофоры

Размер шрифта: - +

Глава 7: Алькант

Ложь связана с отсутствием смелости сказать правду.
Альфред Адлер
Зов кукушки

Город, объятый приятным запахом моря, пряностями с торговых прилавков, расставленных повсюду на центральной улице, создавал приятную атмосферу. Невольно улыбаясь, я шёл по улице, заполненной разнородным народом. Конечно, Софиты и Дари со мной не было. Мы так и не смогли найти для девушки одежду, способную скрыть её весьма приметную внешность от посторонних глаз. Всё же волосы такого цвета имели лишь люди королевских кровей. Их никуда не денешь. И сейчас я как раз занимался поиском подходящей для неё одежды.
В город мы пробрались под покровом ночи. Благо стражники возле южных врат спали сном младенцев, обойти их не составило труда. Улицы Альканта ночью не впечатляли так, как днём и ничем не отличались от улиц Сомэта. Разве что яркий запах моря да далёкий шум прибоя выдавали тот факт, что мы находимся в портовом городе. Тенью прокравшись по улицам, мы добрались до трактира, в котором ещё горел свет. Над входной дверью я разглядел вывеску, тускло освещённую светом лампы. «Рыбацкая Лодка». Внутрь послали меня одного, ибо Софита категорически отказывалась куда-то идти, дабы не показаться на людях. А Дари, как собачонка, вертелся возле неё, объясняя нежелание разлучаться с девушкой тем, что он обеспечивает её безопасность. На это я лишь саркастически приподнял бровь, но промолчал, решив, что сейчас не лучшее время спорить. К тому же, вполне понятно, от чего эти двое так трусят. Вероятно, убежать так далеко им ещё не удавалось никогда. Что насчёт меня, я организовал побег, помог им совершить его успешно. Все важные решения придётся принимать мне.
Войдя в трактир, я сразу понял, что он заполнен до отказа. Столы ломились от еды. Вокруг столиков, за которыми должны сидеть двое, теснились пятеро, не говоря уже о больших обеденных столах на десять – пятнадцать персон. Как и ожидалось, трактирщик, завидев меня из-за стойки, за которой обычно принимал гостей, взымал с них плату за комнату и отдавал ключ, отрицательно помотал головой, давая понять, что ловить тут нечего. Но меня это не остановило.
- Парень, ты тут самый непонятливый что ли? – хозяин заведения был массивным мужчиной лет сорока. Суровее его делала густая борода каштанового цвета.
- Я и так понял, что комнат нет, - спокойно ответил я, мотнув головой в зал, где толпился народ. – Не подскажете, кто-нибудь поблизости мог бы приютить меня и моих друзей на ночь?
Мужчина, призадумавшись, потупил взгляд, но сразу же пришёл в себя, снова посмотрев на меня.
- Думаю, да, - его лицо окрасила хитрая улыбка, а глаза просияли. – Моя матушка живёт тут неподалёку. Живёт одна в довольно просторном доме. Но где именно, скажу, только если передо мной окажется плата за комнату, - здоровяк продолжал сверлить меня взглядом торговца, который только что заключил настолько выгодную сделку, что на её результат он и его потомки на пару поколений вперёд смогут жить припеваючи. – За тебя и твоих друзей, - добавил он.
Я обречённо вздохнул. Всё же, большего ожидать не стоило. Добрых людей мало в обоих мирах.
- Так и быть, - я развернулся и направился к выходу, бросив хозяину.
В моём кармане всю дорогу звенели шестьдесят медных монет. Софита чуть не убила меня, когда узнала, что я потратил тридцать медяков на ужин, да ещё и повару на радостях отсыпал десяток.

Цена за комнату в Акире была стабильной. Каждый трактир имел право выставить только ту цену, какой соответствовал его статус среди других трактиров в городе. Пятнадцать медяков – цена в трактире, который был чуточку престижнее самого убогого трактира в городе. Софита рассказала мне об этом пока мы шли до Альканта и размышляли о том, как и где остановиться. У девушки было с собой не так много денег, чтобы мы могли ночевать в заведениях, где останавливаются подобные ей личности. А именно – две серебряные монеты. Это двести медяков. Я не хотел до самого конца позволить ей тратить эти деньги, имея при себе немного собственных.
Я достал из кармана несколько медных монет, собрав их в руку. Всего нужно было сорок пять на троих. Отсчитав, как мне казалось, ровно столько, я высыпал их на стол перед трактирщиком. Перебрав горсть медяков и, убедившись в том, что всё в порядке, трактирщик окинул меня недоверчивым взглядом и, подумав, произнёс:
- Выйдешь из трактира, пройди по переулкам через улицу, после налево до перекрёстка. Держись правой стороны. Там увидишь двухэтажный дом.
- Спасибо, - моё лицо окрасила вялая улыбка.

Тихие улицы ночного Альканта успокаивали, даже не смотря на то, что шли мы по переулкам, которые нормальные люди старались обходить стороной, особенно в тёмное время. Всеобщее волнение в компании, нараставшее в моё отсутствие, постепенно сходило на «нет». Всё же ночлег нам предоставили, а значит беспокоиться не о чем.

Софиту по-прежнему волновали её волосы и то, как отреагирует на них хозяйка дома. Всё же, как она говорила ранее, такой цвет присущ лишь особам благородных кровей. Также не известно было, какой окажется её реакция на столь позднее прибытие гостей. Хотя, если трактирщик смело направил нас к своей матушке, стало быть, такое случается не впервые, а значит, она, возможно, будет менее удивлена.
Мы двигались в нагнетающей тишине, ибо никто не хотел вызывать лишний шум активным обсуждением своих мыслей. Вряд ли ночью улицы одного из известнейших портовых городов в мире оставались без патрулей.
Дари не скрывал переживаний. На его лице было написано подозрение и волнение. Мальчик не доверял ситуации. Слишком просто и гладко всё шло, даже с учётом того, что они побывали во многих передрягах за последние дни.
Погрузившиеся с головой в свои мысли, мои спутники чуть было не пропустили нужный нам дом. Когда я остановился возле него, они продолжали неспешно двигаться, не обращая на меня ни малейшего внимания. Мой негромкий оклик вывел их из ступора:
- Эй, мы на месте, - я кивком головы указал на двухэтажный дом за невысокой изгородью из аккуратных кустиков, пестрящих разнообразными цветами. Думаю, даже если бы нам самим пришлось искать дом этой женщины, с первого взгляда на эту изгородь я бы понял, что местному жильцу далеко за шестьдесят.
К дому вела дорожка из аккуратно вкопанных в землю гладких булыжников. Хоть трактирщик и показался мне язвительным и неприятным типом, складывалось впечатление, что он довольно ответственный и заботливый человек. Пока мы шли по дорожке к дому, в котором уже не горел свет, Софита нервно теребила длиннющую косу за своей спиной, теряясь в мыслях, куда бы её спрятать. Дари то и дело бросал на подругу сочувствующие, но в то же время пронзительные, взгляды, подсказывая девушке, что ей было бы неплохо скрыть своё волнение и принять, наконец, нелёгкую участь быть осыпанной тучей вопросов. Ну, или понадеяться на то, что старушка спросонья ничего не заметит.
Я негромко постучал в дверь и встал в ожидании. Никогда не любил казаться навязчивым, прекрасно понимая, каково людям просыпаться от стука в дверь среди ночи и идти её открывать. Через несколько минут послышались шаги.
- Кого там принесло? – донеслось из-за двери. Голос был явно старушечьим. Скрипучим, но довольно нежным и заботливым, выдающим в ней что-то материнское.
Дверь открылась, и  на пороге показалась невысокая женщина в длинной ночной рубашке, наспех укутавшаяся в шаль. Когда я взглянул ей в лицо, подготовленная заранее приветливая улыбка исчезла, сменившись небольшим удивлением. Софита, что стояла слева от меня, тоже удивилась, но прикрыла рот руками, лишь тихо ахнув. Вперемешку с удивлением, в её голосе слышались нотки облегчения. Дари негромко присвистнул, за что тут же был награждён звонким подзатыльником. Повернув на меня недовольное лицо, мальчишка тут же поймал мой строгий взгляд, мягко намекающий на то, что он ведёт себя не совсем культурно, и покорно успокоился, потирая затылок. Женщина оказалась слепой. Её глаза были абсолютно белыми. В ночной полутьме мне чудом удалось разглядеть в них тусклые зрачки.
- Здравствуйте, - мой неловкий голос разорвал неловкую тишину, нависшую над нами. – Меня зовут Меррик. Со мной двое моих товарищей: девушка по имени Софита и бескультурный мальчишка – Дари. Нас послал ваш сын. Его трактир переполнен и он сказал, что вы можете нас приютить на эту ночь.
Старушка нахмурилась, явно взвешивая что-то у себя в голове. Через несколько секунд молчания я добавил:
- Мы заплатили ему за комнату в тройном размере, так что можете не переживать
- Меня это волнует в последнюю очередь, молодой человек, - проскрипела женщина, прикоснувшись рукой к моему лицу. Я слегка удивился тому, насколько безошибочно она протянула руку и положила её прямо на мою щёку. Задумавшись о чём-то на несколько секунд, она мягко улыбнулась и плавным жестом пригласила нас в дом.



Enmado Rokuro

Отредактировано: 01.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться