Сказания Трофоры

Глава 7

Да, человек смертен, но это было бы ещё полбеды. Плохо то,
что он иногда внезапно смертен, вот в чём фокус! И вообще
не может сказать, что он будет делать в сегодняшний вечер.
Воланд
Мастер и Маргарита

Он тяжело плетётся по тропе, едва припорошенной снегом. Каждый шаг, каждое движение жаром отдаёт во всём теле. На снег вязкой струёй, словно свежий пчелиный мёд, капает алая кровь. Крупная рваная рана на левом боку вынуждает его хромать. Мышцы не слушаются. По дороге вслед за ним тянется кровавая вереница левых кошачьих лап. Огромный шрам на морде, соединяющий левую бровь чуть ли не с самым кончиком носа, тоже знатно кровоточил. Зверь сомкнул веко, дабы хоть немного утихомирить кипящую боль. Пошёл снег. Холодный ветер доносил откуда-то сзади злобный рёв. Интересно, что за существо может так рычать?

Занималась метель. Крупные хлопья бурным потоком застилали округу. Ветер вздымал к верху гигантские клубы снега. Всё стало белым, пронзительно белым, настолько, что хотелось закрыть глаза и погрузиться во тьму, лишь бы не видеть этой слепящей белизны. Шкура зверя сливалась с бурей, он будто становился невидим в ней. Даже алых луж, ковром ложащихся следом за ним, было не разглядеть. Послышался новый рёв. Теперь уже ревело далеко не живое существо. Ревело пламя, окутывая собой всё, что попадалось под жгучие языки. Белоснежная пелена перед глазами посерела и буря перестала, однако, с неба продолжали плавно опускаться многочисленные хлопья. Пепел. Земля вспыхнула, огненное зарево, сменив снежную бурю, пожаром полыхало вокруг. Зверь не переставал идти. Он шёл, хромая не переднюю левую лапу. Сгорающая земля перед его глазами наклонялась из стороны в сторону. Он слабел, но не сходил с тропы. Теперь, когда весь снег растаял, она стала куда более чёткой, и с неё нельзя было сойти, заблудившись в буре. Посреди неё лежал человек. Он лежал далеко, но пламя чётко давало его разглядеть. Он отбрасывал во все стороны множество теней, а те колебались, будто не желая принадлежать ему, стремились оторваться от тела и зажить своей жизнью. Зверь медленно подошёл и наклонил голову к его лицу. Это был мальчишка, совсем юный, лишь недавно выбравшийся из детства и ворвавшийся в безграничную юность. Его каштановые локоны, растрёпанные, покрытые пеплом и пылью, закрывали лицо. Зверь заурчал и тихо опустил свою голову ему на грудь. В этом огромном полыхающем мире лишь они вдвоём оставались спокойны, лишь их двоих не колебало происходящее вокруг. Юноша открыл глаза. Словно два изумруда глядели они в сапфировое око зверя и улыбались, чувствуя величающую лёгкость. Снежный барс тихо заурчал, когда рука юноши, слабая, измотанная, объятая многочисленными ранами и ожогами, коснулась его головы, нежным ручьём пронеслась по шерсти, касаясь немногочисленных чёрных пятен. Глаз закрылся. Рука не переставала ходить из стороны в сторону, поглаживая зверя, но теперь он уже ничего не чувствовал. Вместо шерсти толстый слой стали покрывал его тело. Синее пламя, робкое и мягкое, словно дым от затухающей свечи, струилось из его суставов, пластин, заменяющих рёбра, из-под когтей, ставших теперь ещё крепче, чем когда бы то ни было. И из правого глаза, лишённого каких-бы то ни было признаков жизни, но сохранившего преданность. Кому? Быть может, даже отважный барс не знает ответа на этот вопрос...

***

Я вскочил с постели и разом сел. Дышалось тяжело. Я весь был покрыт холодным потом, словно кто-то поливал меня из ведра последние несколько минут. Что это был за сон? Не могу понять... Не то, чтобы сны что-то значили для меня, но они снятся настолько редко, что временами задумываешься о том, что они значат на самом деле... Может, моё подсознание в очередной раз решило сыграть со мной злую шутку? Может, меня снова ждёт что-то ужасное? Или же... Оно уже случилось?

- Ты в порядке? - кто-то спросил меня из темноты. Голос разнёсся эхом по округе, отскакивая от стен и устремляясь куда-то вверх, в темноту.

Вокруг было темно, хоть глаз выколи. Я ничего не видел дальше локтя своей вытянутой руки. Всё тело неприятно ныло, словно вчера я целый день тренировался с Баки. Баки... Почему-то в груди всё сжалось, стоило мне только произнести его имя, а глаза заплыли слезами... Не понимаю...

- Меррик, - она подошла ко мне. Вышла из темноты, сверкая изнутри янтарными глазками, словно кошка. Присела. Хвост белоснежных волос спустился с её плеча. Она чиркнула спичкой, на мгновение слегка озаряя зал, а после схватила пламя в руку и раскрыла ладонь. Над ней парил, нервно дёргаясь, маленький огненный шарик.

- Не помню, чтобы ты так умела...

- Базовые заклинания могут использовать все, кто хоть немного разбирается в магии, - Чейн провела надо мной огоньком, словно осматривая. Тёплый...

Я лежал на камнях, накрытый собственным плащом, от которого практически ничего не осталось. Увидев его, я ужаснулся. В голове не было воспоминаний о том, как он стал таким... Что произошло?

- Ты ничего не помнишь? - она увидела вопрос в моих глазах, стоило ей только в них заглянуть. Будто ждала, когда я спрошу, - Что было до того, как ты проснулся?

Её голос звучал как-то странно. Не так, как обычно. В нём не было звенящей стали и твёрдой решимости... Будто она тоже говорила из сна, с опаской, словно чего-то боялась.

- До того... - я влез в свою память так глубоко, как только мог, но из недавних событий смог выудить оттуда лишь сон про снежного барса... После этого шёл спуск с гор... Воющий ветер, лица друзей, Софиту, которая поила нас чаем... - Как я тут оказался?

- Упал, - коротко ответила она, - Сперва пробил своим телом старый завал, а после свалился в шахты...

- Завал... Шахты... - голова гудела. Будто мой собственный мозг не давал мне что-то вспомнить.

- Да, тебя отнесло взрывом...

Взрыв... Я помню взрыв... Помню жарящее пламя, огромный вихрь, взвивающийся в небеса и засасывающий в себя всё, что стоит на его пути. Сильный шторм... Грозовые тучи над головой... Помню, как стоял перед этим огненным смерчем, а за моей спиной стояли остальные... Почему я... не могу вспомнить их лиц?



Enmado Rokuro

Отредактировано: 07.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться