Скажи мне имя Забытого Мира

Font size: - +

Восемнадцатая глава - Ворон

И вот, уже чувствуется осенний ветер, нежность сумерек, и вся природа готовится ко сну. О, да, лето прошло незаметно. Так быстро и незаметно, что мне даже стало немного грустно. Сегодня прекрасные мягкие сумерки. Совсем скоро будет смена времени, но на сей раз оно не будет ярким. Не будет, поскольку творящая красками своей души чувствует странную нежность. Странную и не доступную объяснению.

Лето прошло, однако само время солнца, тепла и песни Альстр не порадовало жителей Лианара. Почему? Сложно назвать лето, время каникул и отпусков жителей дня Лианара, летом, когда детей не выпускают на улицу. Война. Война изменила жизнь этого города. За время царствования песни Альстр пропало порядком около двадцати детей. Да, именно пропали. Бесследно, однако, чего греха таить, виноваты в этом многие из ночных. В страшное время смеха и пляски Мары пропало много детей. Это было время смерти, страданий, гнева, ненависти. Но сейчас Мара не так ярко смеётся. Теперь она, тихо улыбаясь, гуляет по улицам Лианара, любуясь плодами своих трудов. О, поверьте мне, теперь она Марка просто обожает. Ведь благодаря его игре, ей дали шанс потанцевать в городе Лианар. Кто-то потерял жизнь, а кто-то наоборот получил новую. Не все, кто пропал, погибли. Те, кто потерял своих родителей, родных, друзей, да даже самого себя, обрели новую жизнь. Пропадали не только дети, но и взрослые. Те, кто от удара энергии, от раны, от шока терял память. Многие дневные взяли к себе на воспитание и приняли в свою жизнь юных жителей ночи. Жители ночи также спасали жизни дневных. Это страшное время взаимной ненависти и сочувствия друг другу. Время жутких противоречий уже пропитала воздух, душу города своим матовым цветом и запахом крови, сплетенной с запахом магической силы.

Да, всё вернулось к началу. После ухода Мастера не произошло резкого взрыва, не было продолжения войны. Она вернулась к своему первому вздоху. К тихой песни выжидания первого шага. Это похоже на мир, но в воздухе всё равно чувствуется присутствие силы хранителя забытых войн. Отвратительно.

Однако, мы можем попробовать не говорить о плохом, ведь я начал с описания прекрасного времени года – осени! А знаете, какое самое главное событие происходит в начале осени? Ни смотря ни на что, его ни разу за всё время войны не отменили. Если когда-нибудь отменят бал фей - это означает смерть природы. Бал фей воспевает жизнь. Говорит, что даже в пляске Мары, Нилла всё равно рядом, и она продолжает следить за своими орхидеями. Феи очень любят Ниллу и устраивают бал в её честь два раза в год. Осенью с мольбой сохранить жизнь цветам времени Альстр в холодные жестокие времена зимы, а с другой стороны они просят прекрасного цветения цветам Силиции. Весной бал повторяют только с абсолютно другой просьбой: цветам Силиции защиты от жары и знойного сухого ветра, а Альстру прекрасного цветения. Этот бал знаменует изменение времени. В бал фей начинают танцевать листья, вся природа торжественно приветствует Ниллу. Из земли появляются первые зимние цветы. В эти три дня вся природа меняется. Раньше и в Лианаре бал фей праздновали яркими шествиями и устраивали ярмарки. Увы, всё ушло в прошлое, и не из-за войны. Ярмарки прекратили устраивать уже очень-очень давно. Последний раз ярмарка бала фей проводилась, когда Лианар был юн, и Бриллиантовая тропа была только линией вероятности, которая ещё, ох, как не скоро придёт в голову своему создателю. Три дня осенью и три дня весной. Дни, когда день и ночь все вместе веселились, и не было никаких временных границ. Жаль. Я в своё время верил, что когда-нибудь эта ярмарка станет не временной, а самой сутью Лианара. Ошибся.

В саду Магайдера тоже происходит света представление. Феи устроили свой бал, а цветы стражи, чувствуя перемены, стали изменяться. Сбрасывают с листвы тонкий слой старости и энергии лета. Они меняются каждую осень и весну, чтобы не засыпать, как другие цветы. Не имеют права заснуть, ведь они Стражи семьи Магайдер. Вот потому сбрасывают «старую кожу». В безветренную погоду можно даже заметить, как листочки и бутоны периодически стряхивают что-то тонкое серебристое в воздух. Это и есть старая кожа. Защитный слой, который уже никуда не годится! С такой защитой не выдержать морозы принцессы Сиэль. Да, зимой её печаль ещё сильнее, и мне не хотелось бы её встретить ночью всю в слезах.

Двери открылись и в сад вошёл Майкл вооружённый до зубов О, нет, не оружием, хотя и оружие тоже с собой имеется. Всё, что он принёс это инструменты для работы в саду. Всё для цветов и фей. Феям сегодня просто обязательно нужно оставить подарочек. Майкл поставил в дальнем углу, где видел свет фей, корзину с фруктами и ягодами и поспешил удалиться, чтобы феи смогли продолжить свой бал и насладиться подарком и благодарностью семьи Магайдер. Теперь дворецкий достал секатор, и смело пошёл к Зверю. Руден довольно часто занят, и у него не хватает времени следить и заботиться о своих красавицах. А вот Майкл, будучи дворецким ещё у Карденов, находил время для своего хобби. Он просто обожал ухаживать за садом мисс Элис, а потом за садом Марка. А тут, в семье Магайдер, его навыки и смелость весьма кстати. Стражи даже успели его полюбить, хотя поначалу не доверяли и вели себя враждебно. А сейчас, посмотрите, даже рады его видеть!

-Что уже начали перемену? Умницы,- Майкл взял пышную мягкую кисть и помог избавиться от «паутинки», которая все никак не хотела отцепляться от листика. После заметил сплетение листьев и стебель, улыбнулся,- красавица, а это уже перебор. Господин Руден и так вас любит и всегда видит какая ты красивая. Не стоит так усердно пытаться привлечь внимание. Заболеешь.

Несколько щелчков и все лишние листья, бутоны, которые были скорее просто цветами, а не природой Зверя, полетели на землю. Ранки тут же обрабатывал специальным соком, а где-то, смешно сказать, перевязывал маленьким бинтиком. На Стражей он мог тратить уйму времени. И он понимает, что не успеет даже за день выполнить всю работу, но всё равно делает.



Полина Воронкова

#14353 at Fantasy

Text includes: городское фэнтези

Edited: 23.08.2015

Add to Library


Complain




Books language: