Скажи мне имя Забытого Мира

Font size: - +

Двадцать третья глава - Истина

Как она смотрит! Да, это просто бесценные секунды. Блеск радости, счастья, слёз и тень исчезающего страха. Как же всё-таки сильно она рада видеть его снова. Таким каким он был до того дня, как применил на самого себя это страшную печать. Он действительно вернулся. Вернулся не из мрака ужаса, не из царства безумия, не из колыбели сознания, а из прошлого. Так словно тот Марк, который остался в прошлом и должен был исчезнуть, просто сделал один шаг. Один огромный шаг разрывающий само понимание границ и препятствий времени. Разорвал кокон и вопреки всем законам вернулся. Хотя едва ли он разорвал Ядро. Возможно только то, что он расширил границы Ядра. Теперь всё его сознание уже сама колыбель. Вот уж точно страшно. Сошёл с ума. Безвозвратно и необратимо. Я слышу, как Палач уже идёт за его головой. Всё ради безопасности и порядка в Забвении.

Согласно кивнул и тепло улыбнулся любимой:

-Спасибо, что не отказалась от меня,- тихо произнёс и поцеловал в щечку, вложив в руки одежду. А Лира? Она была готова расплакаться. Расплакаться и пожаловаться. Поведать о всех своих трудностях, событиях, поведать то, что он и так знает. Просто снова побыть слабой и милой Лирой, а не сильной Мелодией. Но не сейчас. Она не может сейчас позволить себе слёзы. Зачем плакать, когда он вернулся?- ну, милая не надо. Тут и так достаточно сыро. Прости, что был груб и жесток с тобой. Прости меня.

-Марк, твой отец… он пошёл, его вызвали, потребовали встречи с Алексом. Марк ты правда… правда убил Рубиана?- Мелодия тут же поспешила задать самый важный вопрос. Смерть Рубиана? Вот это была новость для Кардена. Новость и вопрос. Он пытался вспомнить тот «день» по минутам. Алеастр, голос в голове, путь домой, Лира. Всё только обрывками вперемешку с галлюцинациями, которые всплывали в его больном разуме. Да, был приступ. Он это помнит. Из-за этого кровь. Из-за приступа или всё-таки нет? Воспоминания, смысла, действительность слишком тесно переплелась с сотворённой внутри себя реальностями. Их слишком много, чтобы сейчас разбирать где, что и к чему относится. Был Рубиан или не был? Встречался по пути или не встречал? Сейчас, да и в самое ближайшее время, Марк не сможет ответить на этот вопрос. Мелодия ждала и уже стала волноваться. Молчание затянулось. Она боялась, что сейчас снова…

-Я… не знаю. Не уверен. Вроде бы тогда я его не видел. Я не знаю, Ли,- посмотрел на одежду и кивнул,- одевайся у нас времени мало. Коль всё так, как ты говоришь.

-Ты себя хорошо чувствуешь?

-Холодно, сыро, тело болит, чувствую скорую простуду, чувство удовлетворения, наслаждения, защиты, уверенности? Да. Уже намного лучше. Намного лучше понимаю суть собственного желания,- взял в руки шкатулку и самостоятельно повернул три узора, которые ранее казались просто элементом декора, а на самом деле важные ключи механизма. Освободил. Освободил два механизма внутри и теперь вместо одной замочной скважины было три. Ключ от Ниллы, ключ от Хаоса и остался последний. На самом деле он мог сделать это в любое время, если бы понял механизм. Он мог и случайно открыть, это тоже не криминал, но сейчас это осознанный жест. Понять механизм шкатулки? Да это кого угодно сведёт с ума. А понял эту тайну только один хранитель – Хаос. Вот она награда этого больного на голову хранителя. Или золотая клетка или тайна - ключ реки Аил, который оживил природу ключа данный в Крае Зельфир. Хаос зашёл чуть позже Палача. Палач оставил приговор, а Хаос подарил оболочку своего ключа. Да, это в его стиле. Сначала сосуд, а потом суть. Лира не стала спрашивать: «как? зачем?» Сейчас эти вопросы уже ни к чему и секунды слишком дорого стоят!

Надел свою рубашку, застегнулся. И всё равно, что грязная, порвана, не достойный вид для сына князя Магайдер, так или иначе рубашка должна быть застёгнута на все пуговки и поправлена. Лира уже оделась и теперь быстро заплетает волосы в свободную косу.

-Марк, надо покинуть город.

-Нет. Я не имею права покидать поле боя. Мы не можем затягивать игру ещё дольше. Всё уже готово.

-Но они…

-Да, бояться безумия. Они это так называют. Верно, всё верно,- вздохнул и подошёл к выходу. Наружу рвался смех, но безумный всё-таки смог удержать порыв. А то смех получился бы весьма зловещим,- нормальная и правильная реакция. Инстинкт самосохранения. Коллективный инстинкт самосохранения. Когда сходишь с ума… ты заново умираешь и снова рождаешься. И самое ужасное то, что этот процесс постоянный. Стекло, разбитое на осколки, которые продолжают разбиваться на более мелкие частички и при всём этом сохраняют свою целостность и остаются первоначальным нетронутым трещинами стеклом. Ты смотришь в окно, оно целое, но на самом деле оно уже миллиарды раз так быстро разбилось, что ты и не заметила, что окно успело уже тысячу раз умереть и возродиться, поскольку суть проявляет себя только на границе. Видят целое стекло, когда оно и не стекло вовсе, а тысяча осколков. Тысячи и тысячи осколков целого.

Мелодия молчала. Она не понимала о чём он говорит. Смутно догадывалась, но как это связано? Его речи и мысли. Сейчас их смогут понять только Зельфиры. Он, конечно, может говорить на языке местных жителей, но только когда хочет показать им тот осколок, который они привыкли видеть, а полная картина? Она говорит именно на таком языке. К счастью Алеастра нет рядом. Во-первых, неизвестно какая была бы у Марка реакция заметив здесь присутствие своего насильника; во-вторых, неизвестно что решил бы для себя Алеастр. Он же и передумать может!

-Откроешь дверь?- на мягкой улыбке спросил Марк. Мелодия согласно кивнула. Подбежала и воспользовалась ключом. Барьеры сняты, камера открыта. Вот он выход. Карден обернулся и посмотрел на стены камеры так, словно никогда её и не видел,- Лира… послушай, а как же теперь тебя зовут? Ты, ведь и правда изменилась. Из-за этого я чуть тебя не убил. Как же я благодарен отцу, что он остановил меня.



Полина Воронкова

#14417 at Fantasy

Text includes: городское фэнтези

Edited: 23.08.2015

Add to Library


Complain




Books language: