Скажи мне имя Забытого Мира

Font size: - +

Двадцать седьмая глава - Песня будущего

Нежные, ласковые лучи рассвета. Благословение Альстр. Сегодня необычайно мягкая смена времени царствования Сицилии и Альстр. Необычайно мягко рассвет ступает на земли края реки. Мягко касается своими лучами каждого, кто должен проснуться, каждого, кто должен уснуть. Приятное тепло и забота. Женщина глубже вздохнула свежий утренний воздух, красивое пение птиц ласкает слух. Это чудесный день. Такой мягкий, ласковый и важный. Очень важный для её измученного сердца. Вот окна заиграли светом, жаль она не может увидеть, как, наверно, красиво преображается Лианар. Как свет разливается по улицам, заглядывает в каждое окошко, и как сам город просыпается. Яркий луч, прямо в глаза. Элизабет поспешила закрыть окна шторами, чтобы солнце не беспокоило сон её сына.

Полумрак отступает, можно уже задуть свечу. Тихий стук часов, приятная мелодия ровного часа. Уже пора идти. Запах кофе. Она сама сегодня приготовила его. Специально для Алекса. Хватит, он уже устал. Он сделал всё, что мог, теперь она сама закончит это. Элизабет Маген как прежде с любовью, искренней любовью улыбнулась своему сыну. Выронил чашку из рук? Не страшно. Слуги костюм отстирают. Главное теперь, что она спокойна за него. Теперь она спокойна. Спит. Как дитя спит и ещё не скоро проснётся. Женщина подняла чашку, которая чудом умудрилась не разбиться, и поставила её на серебряный поднос. Вот так. Теперь уже куда лучше. Ласково погладила сына по головке, вытерла влажным платком лицо, руки, аккуратно положила его так, словно он сам уснул. Уснул держа сестру за руку. Да, не самое удобное положение, но зато правдоподобно. И всё-таки… похоже капель сна было многовато.

-Хм, теряю сноровку,- провела сухой тряпочкой по столу, полу, где были капли пролитого кофе, после провела по краю чашечки указательным пальцем. Пытается угадать, чувствует ли она угрызения совести или же нет ничего? Нет, ничего. Мягко довольно сама себе улыбнулась. Взяла поднос в руки и ещё раз посмотрела на сына,- Так будет лучше для всех нас, Алекс. Береги Литу.

Королева вышла из покоев, отдала поднос прислуге и тихо закрыла покои. Сыну сейчас нужен сон. Сон, покой и здоровая невеста. Больше ничего не надо. А Карден? Она сама с ним разберётся. Алекс и так много сделал для города. А сколько ещё впереди побед! А ей… оставьте ей узника Парити.

-Господина не беспокоить. Он только-только закрыл глаза. Пусть хотя бы немного поспит. Чтобы ни звука. Приготовьте мне карету,- отдала приказ леди Маген и величественно отправилась в свои покои. Что ей нужно? Только выбрать платье, собрать причёску, нанести макияж и не забыть медальон. Медальон – самое дорогое сокровище, которое у неё есть.

-Ричард, сегодня ты сможешь спать спокойно. Твоя смерть, наконец-то, будет отомщена,- Элизабет открыла медальон и с любовью посмотрела на изображение внутри цветка. Вот он. Ричард Маген. Молод, красив и тогда, когда она смогла достать этот снимок, ей казалось, что он просто… недосягаем. Она могла только вздыхать и смотреть издали как он дарит внимание другим, но не ей. Тогда она и предположить не могла, что станет его женой. И, конечно, не ждала, что он так рано её покинет. Не сбылась её мечта – встретить вместе старость в маленьком домике с видом на озеро. Она прекрасно знала, что это лишь мечта. И мечтой это останется, но… так хотелось верить. Закрыла медальон и аккуратно поцеловала крышечку,-Любимый мой. Подари мне сил, как всегда ты мне их дарил.

После этих слов Элизабет посмотрела на себя в зеркало и сделала жест, словно надела маску. Снова она – сильная уверенная в себе и прекрасная королева. Роза семьи Маген, острая и мстительная, а сейчас последняя воля короля. Торжественно улыбнулась сама себе и вышла из своих покоев. Карету должно быть уже приготовили.

-Госпожа Маген?- знакомый голос. Айзербург. Элизабет вежливо улыбнулась. Маска благосклонности. Интересно, он так рано встал или же не спал всю ночь? Судя по кругам под глазами вернее второе,- удивлён Вас видеть в столь ранний час. Что-то случилось?

-Нет, не стоит беспокойств Генрих. Всё тихо, спокойно. Я всего лишь отправляюсь на утреннюю прогулку. А ты, вижу, даже не ложился. Ищете марионетку?- в ответ кивок согласия. Сам он не ищет, его задача быть рядом со своим господином, следить за самочувствием молодой госпожи и заодно приглядывает за Льдинкой. Так или иначе у него есть более важные дела, чем самому лично носится по городу с фонарём и котами следопытами. Конечно псы, прекрасно загоняют жертву, но всем известно, нет никого лучше в поиске дичи, чем кошки. Главное им усы не стричь, нюх напрочь теряют.

-Мои люди разыскивают. Как и было сказано, как только найдём её без допроса и следствия на осколки. Господин сейчас с юной госпожой?

-Да, отдыхает.

-Отдыхает?- переспросил Генрих не совсем понимая, что под этим «отдыхает» подразумевает мать его друга. Отдыхает в смысле сидит рядом со своей невестой и молча перебирает её пряди, отдыхает в кресле или спит?

-Он уснул,- пояснила женщина и улыбнулась верному псу её сына. Генриху не стоит знать, что Алекс уснул только с помощью капель сна и быть может проснётся к вечеру, а может быть и утром следующего дня! Да, сегодня Элизабет решила быть центральной фигурой, ведь этот день она так долго ждала. Ждала с той первой секунды, когда узнала, что Ричарда больше нет. Она доверяла сыну, ждала. Терпеливо ждала и искренне благодарна, что всё так удачно складывается. Единственное ей не нравится, что Алекс поменял своё решение. Оставить жизнь этому мерзкому выродку Рестрия? Ни за что! Получить приказ для гомункулов, чтобы они приготовили место казни, не составило труда, ведь желание города совпадает с её собственным. По крайней мере на бумаге точно. Ничего не должно ей помешать. Никто и ничто. И тем более родной сын. Она хочет сполна ощутить этот вкус. Вкус свершенной мести. Ричард говорил, что это чувство не описать. Это можно только ощутить, испытать, пережить и только тогда можно понять насколько это прекрасное чувство!



Полина Воронкова

#14371 at Fantasy

Text includes: городское фэнтези

Edited: 23.08.2015

Add to Library


Complain




Books language: