Сказка для Алисы

Размер шрифта: - +

Глава 1

Я ещё раз крутанулась у зеркала, повернулась спиной и оглядела своё отражение со всех сторон, чуть не вывернув при этом шею.
– Любуешься? – поинтересовалась пробегающая мимо Инка.
– Да вот, блузка не идёт к туфлям, кажется. Или подходит?
– Тебе уже десять минут кажется, – отрезала безжалостная сестра и в два приёма избавила меня от блузки. Я ахнула от неожиданности, а Инна с хохотом бросила мне другую одежду.
Барсик, который уже два часа наблюдал за моими суматошными сборами, укоризненно прищурился.
– Думаешь, пойдёт? – я приложила к плечам нежно-розовое творение с ярким абстрактным узором на рукавах. – Не слишком вызывающе?
– Это слишком? – на секунду задержалась сестра. – Да в Африке ты пошла бы на собеседование в одной пальмовой юбочке и цветке в волосах!
Она мечтательно зажмурилась, то ли представляя, то ли вспоминая.
Я внутренне содрогнулась. Про Африку, в которой Инка успела побывать аж три раза, она вспоминала постоянно. Причём забиралась в такие глухие места, где белых до сих пор по привычке ели. Вот только сестрёнка смогла так себя поставить, что провожали её людоеды всей деревней и от облегчения плакали, умоляя больше не возвращаться. Инна сама кого хочешь съест.
Тем временем, я надела блузку и снова на себя посмотрела. Вроде ничего. Яркий цвет удачно оттенил горящие щёки, придав лицу свежий и бодрый вид. Не так заметно стало моё волнение. Сверху ещё жакет, и пойдёт.
– Красавица, красавица, – протянула сестра. – Хоть сейчас в гарем к старшему вождю!
– Ин, я вообще-то на собеседование. На работу в серьёзную фирму, – строго напомнила я.
– Ну и что? Пару себе искать надо! Это гораздо важнее! Сейчас мы тебя мигом украсим...
Добрая сестрёнка защёлкнула на моих запястьях тяжеленные жёлтые браслеты с камнями. В ушах закачались любимые Инкины массивные серьги с янтарём, и меня чуть не придавило к земле.
Я даже не сопротивлялась. Она отступила с хищным блеском в глазах, будто готовила меня в жертву какому-нибудь пузатому богу.
– Чего-то не хватает, – задумчиво протянула сестра и ринулась в свою комнату.
Малодушно подхватив сумочку, я скользнула к входной двери.
– Стоять!
Я обречённо замерла.
– Вот! Как раз для такого случая!
Не успела даже зажмуриться, когда меня обдало пахучее едкое облако. Духи, которые Инка сделала по каким-то древним рецептам из безумно дорогих ингредиентов, половину которых привезла из Африки, а другие выписала по интернету, ядовитым шлейфом сгустились в прихожей.
Барсик громко чихнул и бросился наутёк, я проморгалась, пытаясь хоть что-то увидеть. Пахло чем-то сладковатым, при этом пригоревшим и смешанным с корицей.
Результат больше был похож на действие биологического оружия. Но сестра не желала никого слушать, и была твёрдо уверена, что создала легендарные шумерские Благовония Удачи.
– Вот тебе ещё талисман, тот самый, – услышала я сквозь пелену слёз.
– Мне плохо!
– Ничего, это первая нота, – успокоила Инна. – Скоро выветрится и придёт вторая. Ну давай уже, иди на собеседование, а то опоздаешь!
Она ловко вытолкала меня в подъезд и хлопнула дверью. Я наощупь двинулась к лифту. И прямо там сняла браслеты с серёжками. Мигом почувствовав облегчение и воспрянув духом, запихнула их в сумочку.
Улыбнувшись про себя, дотронулась ладонью до приколотой к лацкану пиджака крохотной сутажной ящерки, её я решила оставить. Придумает тоже! Ещё неделю назад моя непоседа-сестра где-то в сети вычитала, что удачу надо приманивать не только настроением, но и вещами. Вчера же вечером я стала обладательницей добытой Инной где-то на распродаже броши, очень даже мне понравившейся, а сегодня меня добили духами и килограммами украшений. Сестра была так воодушевлена, что помогает мне настроиться на позитивный лад, что я не смогла отказаться от этой «помощи».
В своём стремлении помочь она иногда переступала все мыслимые границы. А уж такой повод, как первое собеседование у любимой младшей сестры – вчерашней выпускницы – оказалось непаханным полем для её деятельности.
Бодрым шагом добралась до расположенного неподалёку от дома метрополитена. Я ещё надеялась, что всё обойдётся, но запах сделал своё дело… В вагоне вокруг меня, несмотря на час пик, образовалось полукольцо, какая-то старушка громко спросила, где в вагоне лежит несчастное дохлое животное. Я глядела в окно и радовалась, что успела снять килограмма два висюлек и бус, а то меня точно приняли бы за бродячую цыганку и вызвали наряд. Тогда бы точно узнали откуда запах. Ну где же эта вторая нота духов, обещанная непоседливой сестрой?
Вторая нота пришла, когда оставалось три остановки. Она шибанула приторным цветочным ароматом и кольцо вокруг меня стало больше.
– Нет, ну это безобразие! – раздался откуда-то из недр толпы недовольный женский голос. – Как можно так издеваться над пассажирами! Нечем дышать! Откройте окна!
Я сжалась. От настойчивого запаха перед глазами плыли круги.
– Следующую станцию состав проследует без остановки, – равнодушно объявил металлическим голосом усилитель и, хрустнув помехами, затих.
Пассажиры возмущённо заголосили об издевательствах на транспорте и снова вернулись к теме охватившего салон электрички зловония.
Я с трудом подавила желание зашипеть сквозь зубы. И так безнадёжно опаздываю, так ещё и ловить маршрутку не с нужной мне станции! Какая уж тут удача. Как не старалась Инка поднять мне настроение, убедить, что всё получится и я получу работу в этом серпентарии с благожелательным коллективом и высокой зарплатой, пока все обстоятельства действовали против меня.
Электричка мигнула светом, замедлила ход и вальяжно проехала мимо станции, ставшей на время ремонта призраком. Перон уже утопал в строительных лесах, слабый свет делал открывшийся вид ещё более пустым и нереальным.
– Мы все умрём, – трагическим голосом простонала всё та же дама.
Мне же от всей души захотелось провалиться сквозь землю. Ну, спасибо, тебе сестра! Наблюдая как размеренно пробегает мимо закрытая станция, уже подумывала признаться в том, что это мои духи. Только с поправкой на то, что это суперсовременный модный аромат, я же себе не враг. Может, тогда был бы шанс выжить?
Но я промолчала. Сейчас я всего лишь заложница ситуации, как и несколько других людей, тоскливо проводивших взглядами призрачную станцию.
– Глядите! Лазерное шоу! – раздался возглас откуда-то сбоку.
Почему-то я поглядела себе под ноги, ступни странно пощипывало, а от туфель по полу разбегались световые блики, складывающиеся в странный узор.
– Я понял, это шоу. Нас снимает скрытая камера! – обрадовался какой-то парень.
– Да пусть снимают, нечем же дышать! – не успокаивалась дама.
Я ухватилась за талисман в виде ящерки, почувствовав, что теряю равновесие.
– Вам плохо, девушка? Это всё из-за чьих-то духов! – раздалось будто издалека, гораздо громче мне слышался какой-то мерный речитатив из непонятных слов.
Состав начал набирать скорость, мигнул свет, смешавшись с темнотой. Странное бормотание наполнило воздух. Едва слышное, ощутимое скорее какими-то внутренними чувствами, но не слухом. Исчез перестук колёс и вялое потряхивание вагона, запах металла и лёгкой подземной затхлости, которую как не проветривай мощными системами вентиляции, а до конца не изгнать. Подземелье оно и есть подземелье.
Вдруг почувствовала, что падаю.
Недоумение и растерянность взяли верх над всеми остальными чувствами. А спустя мгновение я оказалась среди переливающихся серебряным светом тонких линий с витиеватыми значками между. Пентаграмма?
Под ногами что-то зазвенело, когда я попыталась сойти с места. Помешала раздавленная проволочная клетка под птицу или хомячка. Неужели это я её раздавила? Ой… С виду она богатая, я же не расплачусь за все эти алмазные и сапфировые инкрустации в золоте, если они настоящие!
Запах благовоний вонзился в нос, заставив расчихаться от неожиданности. Пахло ещё хуже, чем мои новые духи. Когда приступ прошёл, я осмотрела открытое моему взору пространство, но ничего не изменилось, только свет в линиях погас и открыл вид на окружающую меня комнату.
На самом краю пентаграммы застыли двое мужчин. Пожилой и седовласый, в похожей на монашескую тёмно-синей хламиде с украшенным кисточками верёвочным пояском на талии, смотрел на меня с кислым выражением лица. Молодой мужчина рядом, не старше двадцати пяти лет на вид, в богато расшитой одежде, напоминающей что-то византийское, взирал на меня с ужасом, сжав в ладонях внушительный фолиант.
– Кто вы такие? Где я? – хмуро спросила у собравшихся, оглядывая просторную комнату с большими и светлыми стрельчатыми окнами.
Ответом мне было гробовое молчание, а затем раздался тихий шорох откуда-то сзади.
Развернулась и взвизгнула от неожиданности. Позади меня стройными рядами стояли длинные столы со скамьями, за ними устроились десятка два юношей и девушек того же возраста, что и напугавшийся юноша. И все сейчас изумлённо разглядывали меня, кто с презрением, кто с интересом, кто с откровенной насмешкой. Нашли выставочный образец!
Передёрнула плечами и вернулась взглядом к паре рядом с пентаграммой. Монах хмуро разглядывал молодого мужчину, суетно ищущего что-то в книге. Отыскав искомое, он подал голос и смущённо произнёс что-то непонятное. Пожилой сердито ему ответил на том же наречии высоким и грубым голосом. На английский и немецкий, что учила в школе, непохоже. Характерного французского прононса тоже нет. Странно.
В окне, рядом со спорящими, виднелись шпили старых на вид башен, покрытых красной и оранжевой черепицей. Чехия?
– Простите, это Прага? – решилась перебить мужчин, тут же окинувших меня странными взглядами.
Старик что-то сказал юноше. Тот занервничал, отложил книгу, в которую прежде вцепился, как утопающий за соломинку, принялся судорожно водить руками в мою сторону. Через миг меня охватил жар, потом холод, в глазах запрыгали порождённые солнечным светом зайчики и всё пропало. Магия?
Юноша и старик выжидающе посмотрели на меня.
– Что вы делаете? – возмутилась я.
– Отлично, адепт, – сурово отозвался старец. – Ты всё-таки сумел хотя бы научить её языку. А теперь объясни, почему вместо песчаной ящерицы-огнееда мы видим перед собой эту…
И недобро глянул из-под кустистых бровей, будто я только что съела его пирожок, тщательно приберегаемый для перекуса.
Юноша тоже поглядел на меня без особой радости.
– Дин Есон, я использовал прямую Печать Меерана. В линиях, – он ещё раз глянул на пол и неуверенно закончил. – Ошибок нет.
Старец молчал. Ободрившийся юноша продолжил.
– Бельветор в нужной фазе. Сера и мускусные благовония из песчаных земель, – он провёл ладонью в мою сторону, к чему-то принюхался и уверенно сказал. – Сера и мускус есть!
Ох уж эта Инка! Так вот почему её духи так воняли, а мужчины странно косились!
– Кровавый камень тоже, – не обращая на меня внимания продолжал юноша.
Я вспомнила про стеклянные вставки на огромных браслетах, что остались в недрах сумочки, бесформенным кульком лежащей возле моих ног.
– Артефакт каменной ящерицы!
Взглянула на лацкан пиджака, с которого мне весёлым бликом подмигнула сутажная брошь со срезом аметиста.
– Дух земли.
Это наверное из-за метро.
– Печать огня!
Я невольно отвела со лба огненно-рыжую прядь.
– Все признаки призыва истинны!
– Значит, вы выбрали не те признаки, – сухо ответил седобородый старец. – Придётся работать с тем, что призвали. На весь семестр – это ваш подопытный образец.
– Кто, простите? – до сознания медленно начало доходить, что здесь происходит и самое главное, почему.
Этот недомаг нарисовал на полу пентаграмму и пытался вызвать себе зверушку, а вытащил меня! А мир определённо не наш – зря я, что ли, столько книг прочитала про попадания землянок, чтобы сейчас ошибиться с выводом? А как же там Инка без меня? И собеседование...
– Призванные послушниками во время обучения создания, – менторским тоном начал монах, и я тут же почувствовала, как меня клонит в сон.
У всех учителей, что ли такие голоса? Профессиональная особенность, как и подчерк у врачей? Не сдержавшись зевнула, за что тут же получила недовольный взгляд седобородого наставника.
– Ты теперь собственность сира Ретигерна и его пособие по магии вызова, – фыркнув, завершил старик.
– Я не пособие и не собственность! – возмущённо выдохнула и подошла к призывальщику, ткнула его пальцем в выглядывающий из-под напоминающего сюртук пиджака лазурный галстук-платок, подколотый на груди изумрудной брошью. – Верни меня назад и призывай заново свою зверюгу!
– Назад не могу, – нахохлился Ретигерн, сверкнув на меня сердитыми карими глазами с высоты своего роста. – Во-первых, мы этого ещё не проходили, а во-вторых, магическая печать уже закрепила тебя за мной.
– У меня собеседование меньше, чем через десять минут! – крикнула на незнакомцев, закипая внутри не хуже чайника на плите. Если я не получу эту работу, придётся тяжело. Мысленно я уже попрощалась с собственной квартирой в центре, оплачивать которую становилось всё тяжелее. – Я из-за вас на собеседование опаздываю. Верни меня назад в метро, только на две остановки дальше!
– Твоя судьба теперь зависит от того, как ты будешь работать с сиром Ретигерном, призванная, считай это своей работой, – рыкнул в ответ монах-наставник, забирая отложенную послушником книгу и помахав ею перед моим носом. – В зверинце, конечно, тяжело будет найти тебе место, но сир справится с этим вопросом, если не хочет дальнейших проблем. И будет лучше готовиться к занятиям вместо кутежа с однокурсниками. Верно, адепт?
Грозно сдвинув брови, старик отошёл от нашей сверлящей друг друга нехорошими взглядами парочки. Краем глаза я заметила, как он поставил на стеллаж возле окна книгу и повернулся к аудитории.
– Перед вами наглядный пример безответственного выполнения своих обязанностей одного из тех, кто после обучения будет призван в ряды легиона, а позже займёт место императора, – тихо, но проникновенно произнёс старец, а молодой мужчина передо мной краснел и бледнел при каждом его слове. – Доверите ли вы будущее империи такому лоботрясу и неучу? Именно поэтому знатные и незнатные отпрыски родов обучаются совместно и на равных условиях. Каждый из вас должен понимать ту обязанность, что ляжет на ваши плечи по окончании Академии Равновесия и магических сил.
Я даже заслушалась. Умный монах-то. Эх, мне бы такого учителя в мою бытность студенткой – весь курс бы шёлковый ходил. Но судя по перехваченному мною взгляду Ретигерна, он с моим мнением согласен не был и в данный момент мысленно точил на учителя основательный и объёмный зуб.
– Вертай меня назад, будущее империи, пока окончательно не пал в глазах потенциальных избирателей, – шепнула юному дарованию, не сдержав иронию в голосе.
– Что? – взгляд юноши сменился с возмущённого на недоумевающий.
– Ищи способ, говорю, мне очень надо, – попыталась заключить мировую, спорами я своего точно не добьюсь.
– Я уже сказал, что это невозможно, – злобным ёжиком ощерился Ретигерн. – Думаешь, я рад, что ты в петлю вызова угодила? Мне песчаная ящерица-огнеед для отработки магических навыков нужна, а не такая...
Имперец окинул меня оценивающим взглядом, особенно задержался на пиджаке с расклешёнными рукавами и зауженных брюках. Поморщился, видимо остался недоволен. И что тебе не нравится, красавец ты недоделанный? Я на этот костюм полгода деньги откладывала!
Нет, с недоделанным я, конечно, погорячилась. Каштановые волосы слегка вились, в художественном беспорядке торча во все стороны из-за проблемной длины, тот её уровень когда ещё не отросло, чтобы лежало само, но и не так коротко, чтобы не причёсываться. Удлинённое овальное лицо с тёплыми карими глазами, сейчас кипевшими от внутренней злости, пушистые ресницы, тонкий длинный нос, припухшие словно после поцелуев губы. Высокий, широкоплечий, статный.
Ретигерн поймал мой ответный оценивающий взгляд и снова поморщился.
– Надеюсь, теперь вы поняли, как важно соблюдать порядок призыва и точное вычисление опорных артефактов? – между тем закончил свою речь монах. – Теперь его наследное высочество отведёт свою призванную в зверинец, а лина Инора покажет нам правильное выполнение задания.
Судя по раздавшемуся следом за словами наставника общему недовольному нытью, лина Инора была местной отличницей и заучкой. Даже Ретигерн не сдержался и выдохнул сквозь стиснутые зубы.
– Идём, – хмуро бросил юноша и вцепился в мою руку мёртвой хваткой, потащив к выходу из аудитории.
– Какой к чёрту зверинец? – зашипела на источник своих проблем. – Я человек! Или у вас тут людей за зверей держат?
– Не держат. Ты слышала архимага, призванных содержат в зверинце, там специальная магическая защита от побега и ограничитель магических сил для слишком буйных питомцев.
Значит, монах у нас архимаг? Он же сможет отправить меня домой? Но, судя по уже состоявшемуся разговору, делать этого не станет. Значит, надо сделать так, чтобы он захотел от меня избавиться.
– А ещё люди там есть? – ядовито осведомилась у наследника, заставив его споткнуться на ровном месте.
– Не слышал о таких случаях, – пожал плечами тот.
– Вот! – попыталась вырваться, или хотя бы замедлить его быстрый шаг своим сопротивлением. – Меня нельзя в зверинец, меня надо в мой мир.
Но все мои потуги избежать навязанной мне участи оказались безысходными. Сир Ретигерн практически волоком втащил меня в напоминающее ангар помещение с кучей клеток, загонов и клетей.
– В клетях все живут по виду призыва, – соизволил объяснить недомаг и подвёл меня к прозрачной преграде. – Рептилии живут здесь.
У меня дёрнулся глаз. Он так шутит, да?
Присмотрелась к зарослям необычных пышных растений и одуряюще пахнущих цветов, чтобы через мгновение завизжать и оказаться на руках у Ретигерна. А в кубе ползало, шипело, гипнотизировало чёрными бусинками глаз, живое, многотелое, кожистое нечто: ящерицы, змеи, вараны. И уверена, это далеко не весь перечень, ибо из-за обилия клыков, лап и хвостов отдельные экземпляры распознать было невозможно. Вот тебе, Алиска, твой серпентарий! Мечтала работать в дружном женском коллективе? Получи и распишись!
– Бешеная! – Ретигерн пытался стряхнуть меня с себя, но руками я вцепилась в его шею и плечи, а ногами обхватила тело мужчины.
И чем больше смотрела на шевелящийся клубок выглядевших воодушевлённо от моего появления гадов, наблюдала как с радушно оскаленных клыков капает яд, тем меньше у парня было шансов меня от себя отцепить.
– Я туда не пойду! – категорично заявила ему в самое ухо, чтобы уж точно расслышал. – Что хочешь делай, но к ним ты меня не сбагришь!
– Как ты смеешь на меня нападать? – полузадушенно просипел он в ответ. – Получай!
Его руки легли на мои виски, я извернулась, но тут из его ладоней в меня ударило чем-то тёплым. Через миг я оказалась на полу. Рядом сидел и очумело мотал головой принц.
– Как ты это сделала?! – растеряно протянул он и снова зашевелил руками.
От Ретигерна ко мне хлынули две тёплые волны. Я сжалась, ожидая удара. Волны коснулись меня и хлынули обратно. Я ещё успела увидеть, как расширились от удивления глаза принца, и тут на меня обрушилась темнота.
Я очнулась на чём-то мягком. Высокий потолок и куча блестящих висюлек перед глазами. Пахло травами и настойками. Я повернула голову. Рядом хлопотал старичок в цветастом халате с завязками... Дальше виднелись ряды коек, на ближней из которых, обвешанный такими же блестящими побрякушками, лежал парень, которого мне вдруг очень захотелось убить.
Он как раз зашевелился и застонал. Ну хорошо, не убить, а добить.
– Хвала Свету, ваше высочество, вы очнулись! – радостно воскликнул старичок.
– Что? Где? – слабым голосом поинтересовался юноша, застонал ещё раз, и мне от этого почему-то стало легче.
– Откат, сир Ретигерн. Вспомните, какие заклинания вы творили последними.
– Я хотел усыпить и превратить в ящерицу мерзкую... – слабым голосом начал юноша, поднял руку, присел и с ужасом закончил. – Откуда на мне чешуя?!
Вспомнила! Я всё вспомнила!
– Скоро пройдёт, – успокаивающе произнёс старик. – Это откат.
У принца дёрнулся глаз. Но добило его не это, а раздавшееся от открытой двери в местную больничку:
– В общем, ваше высочество, по вызову я по-прежнему не могу поставить вам что-то выше «неудовлетворительно», но сегодня вы получили отличное пособие по наложению заклятий. У вас с ней прямая связь, а значит – максимальный эффект от заклинания и полное совпадение магических потоков!
Вот тебе, Алиса, и Страна Чудес. Пора искать Белого Кролика и на выход.



Анна Сойтту

Отредактировано: 28.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться