Сказка — ложь!

Размер шрифта: - +

Глава 6. Я свободен! Словно птица в небесах.

  А утро вновь началось с неожиданности. Мой бессменный официант пришел без еды. Под моим недоуменным взглядом он открыл решетку, потоптался немного на пороге, после чего кинув настороженный взгляд на меня и моего рыжего сокамерника, вольготно развалившегося на соломе, неопределенно мотнул головой.

      — Мне что, выходить? — даже не поверила. — Правда?

      — Царь Кощей, того, приказал в палаты доставить, — неожиданно пробасил воин и вновь совершил неопределенный кивок головой.

      Ничего не понимая, решила все же не отказываться от столь щедрого предложения. Надела рубашку, которой укрывалась каждую ночь, как одеялом, нацепила на голову кепку и, подхватив на руки сонного кота, вышла из темницы.

      — Вперед иди, — подтолкнул в спину басовитый возглас.

      Ну, вперед, так вперед. Пожав плечами, двинулась по коридору. В конце концов заплутать он мне точно не даст, а так у парня хоть какая-то видимость моего контроля. Поднявшись по скрипучим ступенькам, распахнула тяжелую дверь и невольно зажмурилась от мгновенно хлынувшего в глаза яркого света. В подземелье-то больше полумрак был, хоть окошко под потолком и выходило на улицу, но по сути толку от него было мало. Однако привыкнуть мне не дали. В спину прилетел легкий, но достаточно ощутимый тычок. Метнув недовольный взгляд на своего охранника, потопала дальше, попутно оглядывая обстановку. Высокие потолки, резные ставни на окнах. К слову сказать, затянуты окна были не бычьим пузырем и даже не слюдой, как я думала, а самым настоящим стеклом. Неожиданно, ибо я была готова к тому, что тут все будет более дремучим. Полы были выстелены полотняными дорожками, вокруг чистота… И не скажешь, что замок Кощея. Проходя по длинному коридору, подставляла лицо под искрящиеся лучики солнца, с улыбкой жмурясь и морща нос. Даже представить не могла, насколько это приятно не ощущать на себе давящее чувство четырех стен. Одно из окон, оказавшихся на моем пути, было распахнуто настежь и конечно же тотчас приковало мое внимание.
Честно говоря, читая в детстве сказки, я всегда представляла замок Кощея темным и мрачным, а царство пустым и безжизненным. Ну, кроме пары-тройки украденных царских дочек, снующих по заколдованному саду или томящихся в Кощеевых покоях, да какого-нибудь царевича, лезущего напролом сквозь буйные заросли, дабы в честном бою сразить «вражину поганую». И я естественно была готова к чему-то подобному, однако увиденное заставило меня удивленно замереть на месте.

      За окном был двор. Самый обычный. Со снующими бабами в передниках и чепцах, волокущими куда-то корзинки с бельем и коромысла с ведрами. С вихрастым рыжим пареньком, на моих глазах стащившим яблоко из плетеной корзины, сгруженной с телеги потным, усталым мужиком. С парой воинов, облаченных в тяжелые кольчуги, с копьями наперевес, что стояли у высоких дверей, расположенных на противоположной стене замка. Или терема? Вроде замок из камня быть должен, а тут дерево кругом, значит все же терем. Кот, до этой минуты мирно сидевший у меня на руках, мгновенно оживился.

      — Жень, я прогуля-уюсь пойду, — скосил он зеленый глаз в сторону корзинки с выглядывающим из нее окороком. Мужичонка как раз отвернулся в сторону других припасов и вожделенное мясо осталось без должного пригляда, что кот тотчас же оценил. И не он один. Мой живот мгновенно заурчал, намекая на то, что тоже был бы совершенно не против поучаствовать в гастрономической оценке данного продукта. Вот только мне, в отличие от Тоши, это точно не светит…

      — Ты уверен? — честно, я боялась отпускать от себя питомца. — Ты меня потом как искать будешь?

      Закатив глаза и спрыгнув на широкий подоконник, кот крайне красноречиво выразил свое мнение насчет моих умственных способностей в части данного вопроса. Однако все же решил успокоить нервничающую хозяйку.

      — Не волнуйся, я тебя по запаху найду, — и был таков. Только рыжий хвост мелькнул под, груженой продуктами, телегой.

      Вот же засранец! Хотя… украдкой принюхавшись к себе поняла, что рыжий прав, ванна мне не помешала бы. Но, видимо ни ванны, ни улицы у меня впереди не предвидится, а вот еще один тычок в спину, это завсегда пожалуйста.

      — Уважаемый, а нельзя ли поаккуратнее? — потерев ушибленное место, развернулась к своему надзирателю.

      — А чего встала? Иди давай! Царь батюшка ждать не любит.

      Вот и весь сказ.

      Однако, вопреки ожиданиям привели меня не перед темные царские очи, а в достаточно уютную комнатку. Вроде в сказках их светелками называли. Или горницами? А ладно, один черт.

      Под широким распахнутым окном расположилась длинная деревянная лавка, с плетеной корзинкой на ней, из которой выглядывали клубки и спицы. Рядом приютилась непонятная конструкция с мотком шерсти наверху. Наверное, прялка. У стены слева красовался расписной сундук размера XXL и, подпирающая его торцом, кровать с горой подушечек одна другой меньше. Расшитая по нижнему краю ярко-красным узором перина довершала убранство кровати. Справа добротный стол с тяжелыми даже на вид стульями. По полу раскиданы цветастые половички, на стенах полочки со старорусским антуражем. Я словно на выставку в музей попала. Так же в комнате оказалась девушка, даже скорее девочка, столь юной она выглядела. В белой рубахе с сарафаном и чепце, прикрывающим русые волосы. Мгновенно вскочив с лавки, на которой она сидела, глядя во двор, девушка с любопытством уставилась на меня.

      — Вот, Дуняша, принимай постоялицу, — бас моего конвоира получился таким густым и сочным, что я аж вздрогнула. Зато увидев восторженно-влюбленные глаза Дуняши, поняла, голос он себе занижает специально. Чтобы казаться солиднее, да виднее. И ведь работает, ухмыльнулась я, глядя на зарумянившуюся девчонку.

      — Помыть, покормить и переодеть. Через пару часов зайду.

      Поклонившись воину и дождавшись, пока за ним закроется дверь, Дуняша кинула на меня еще один любопытный взгляд. То, что ее буквально распирает от вопросов стало понятно сразу.

      — Спрашивай, — вздохнув, разрешила я, — вижу же, что невмоготу.

      — А это правда, что вы нашего царя-батюшку убить хотели? Маланья говорила, будто вы ведьма страшная. Пострашнее самой Яги даже будете. И что Кощей-батюшка вас на цепи посадил. Ни есть ни пить давать не велел. А потом передумал вот, потому как вы ему помочь обещали.

      Девчонка тараторила без умолку. Я же, просто поражалась ее детской непосредственности. Тебе же сказали, ведьма. Тебе сказали убить хотела… А ты вот так запросто с расспросами лезешь… Вздохнула, ни секунду прикрыв глаза. Видимо делать я это буду еще не раз и не два…

      — И в мыслях не было. Лично мне он ничего плохого не сделал. Запер только, но за это не убивают.

      — Ой, как хорошо! А-то я так перепугалась, так перепугалась, думала убивицу мне привели, — всплеснула руками девица, морща курносый нос. — А как же я с ней буду-то? Ноченьку не спала, так переживала…

      Господи, она что, молчала до этого несколько лет? У меня даже голова заболела.

      — Мне бы в порядок себя привести. Где у вас тут ванная? — на став дожидаться, пока словесный поток иссякнет, перебила я ее.

      Девчонка моргнула, слегка зависнув в ступоре.

      — Банная-то? Да вот тут, проходите, — она повела рукой в сторону резной двери притаившейся в углу комнаты за столом и, преодолев расстояние до нее в два прыжка, бодро распахнула передо мной.

      А зайдя в предложенное помещение, зависла уже я. Настолько их банная отличалась от нашей привычной ванны.

      Начать, наверное, стоит с того, что посередине стояла огромная круглая деревянная бадья. От которой в сторону наружной стены по полу уходила большая труба. У одной из стен примостился сундук, практически родной брат того, что остался в комнате, а у другой, на лавочке стояли два деревянных ведра, прикрытых крышками. Над ними красивой дугой изогнуло свои плечи расписное коромысло. А вот унитаза или хотя бы какого-то его подобия не наблюдалось совсем.

      — Эм… а как мне со всем этим…? — не найдя более подходящих слов для выражения своего недоумения, лишь выразительно обвела эту конструкцию взглядом и руками.

      — Ох ты ж, господи, неужели из глухой деревни совсем? Али в Светлом царстве такого нет?

      Есть такое в Светлом царстве или нет я не решалась ответить, поэтому просто пожала плечами. Что мгновенно послужило сигналом для Дуни, и она с воодушевлением начала свою просветительскую деятельность.

      — Вот это, — она указала на лавку с ведрами, — водоносы. Вы им только скажите, они вам вмиг воду натаскают. А вот тут, — она наклонилась, и достала из-за неплотно поставленных к стене ведер шкатулку. Бережно стерла рукавом с резной крышки несуществующие пылинки и открыла ее. Вмиг комната окуталась ярко оранжевым светом, а изнутри пахнуло жаром, словно Дуня открыла заслонку у растопленной печи.

      — Тут жар-перо, — благоговейно произнесла Дуня. — Как ведра воду-то наносят, вы перо внутрь опустите, она горячей станет. А как накупаетесь, пробку выньте, вода самотеком-то и уйдет.

      Во все глаза рассматривая сказочный аналог кипятильника, чуть было не ткнула в него пальцем, до того красивым выглядело перышко. Отдаленно напоминая павлинье, только в более укороченном варианте, оно словно было соткано из тончайших золотых нитей. Яркие искорки то и дело пробегали от основания до кончика пера, отчего оно переливалось словно украшенная новогодней гирляндой елка. С трудом оторвав взгляд от артефакта, вернулась к наболевшему и уже плотно поджимавшему с его решением вопросу.

      — Хорошо, с водой я поняла, а если мне надо… — слегка замялась, стесняясь задать вопрос напрямую, но так как на лице моей собеседницы понимания не отразилось, мысленно плюнула и спросила, как есть. — В туалет если мне надо?

      — Туалет? — непонимающе протянула Дуняша, но, заметив мои пританцовывания, тут же сообразила, о чем я. — Горшок под кроватью.

      Она даже нахмурилась от такой моей дремучести. Я же мужественно старалась не взвыть от ужаса.

      — Э… а другого ничего нет? — да ну, быть того не может, чтобы они тут все горшками пользовались. Скорее, это прерогатива хозяев терема, мол, не по чину попу на улице морозить и в общем нужнике «занято» орать. И общем-то оказалась права.

      — Нужник на улице есть, — обнадежила меня Дуня, но тут же эту надежду на корню и убила, — но вам туда нельзя.

      Вот так, приплыли. Переступив с ноги на ногу, поняла, что еще немного и приплыву уже я.

      — Эм… Дуня… Знаешь, мне, честно говоря, крайне неловко использовать для этих целей горшок, может все-таки сможешь меня проводить на улицу? — скорчила самое жалостливое лицо, на которое только была способна. Но, увы… Видимо, сегодня не мой день.

      — Нет, иначе от царя-батюшки попадет, — она даже пальцем погрозила, изображая, как царь-батюшка гневаться изволит.

      Вернувшись в комнату, наклонившись и вытащив из-под кровати тот самый горшок, принесла его в банную, примостив мое персональное орудие пыток в уголок, после чего шагнула ко мне. Немного замешкалась, словно думая, «а стоит ли?», но потом решительно потянула за рукав моей рубашки, стягивая с плеча. Вот к такому жизнь меня не готовила.

      — Ты что творишь? — вскрикнув от неожиданности, отпрыгнула в сторону, до смерти перепугав девчонку.

      — Как что? Вы же помыться хотели, — всплеснув руками, она уперла их в бока, явно кого-то копируя, и с укоризной покачала головой. В ее глазах явственно читалось все то, что она думает о моих умственных способностях. Еще немного, и решит, будто я рехнулась.

      — Ну да — ну да, — покивала головой, на манер китайского болванчика, стараясь разрядить обстановку. — Знаешь, Дуня, вот до этого дня я как-то сама справлялась. Так что, спасибо тебе, конечно, но не надо, — непринужденно улыбнулась девице.

      Вот только то ли улыбка вышла кривоватой, то ли еще что, но девчонка явно обиделась. Поджав пухлые губы и резко отвернувшись, Дуняша достала из сундука белое полотно и, громко хлопнув крышкой, вручила мне.

      — Одежду я вам на кровать положу, мойтесь, — после чего вышла, оставив меня один на один со сказочной сантехникой.

      Глубоко вздохнув, я уже сбилась со счета в который раз, и возведя очи горе, решила начать сразу с необходимого. Стыдно, не стыдно… а все-таки необходимо. Прикрыв плотно крышку, задвинула горшок в самый дальний угол, чтобы не отсвечивал, и вернулась к бадье. Конструкция примерно как у нашей ванны, только вот кранов нет. Круглый клапан, закрывающий сливное отверстие, был оснащен металлическим кольцом, так что вопросов «а как сливать» у меня не возникло. Хоть это хорошо. Собственно, нагрев пером тоже не вызывал вопросов. Наверное, каждый уважающий себя человек, живущий в России, хоть раз в своей жизни пользовался кипятильником. А вот ведра-водоносы… Подойдя к ним, сняла крышки, примостив их рядом на лавочке, и заглянула внутрь. Пустые… И что делать? Дуню звать? Обошла их с одной стороны, потом с другой, вода конечно же от этого не появилась. Потыкала пальцем, даже подняла одно из ведер, взвесив его в руке. Ладно, не так страшен черт, как его малюют. Будем вспоминать. И пусть это было давно, но «сим-сим откройся» и «избушка-избушка, встань к лесу задом, ко мне передом» впитались с молоком просто на подкорки сознания. А значит, что? Правильно, мне нужна фраза-ключ!

      — Несите ведра воду! — громко произнесла я, чтобы хоть с чего-то начать. Первая попытка успехом не увенчалась. Я конечно и не надеялась, что сразу все получится, но обидно было.

      — Наполнитесь ведра до краев! — снова мимо.

      — Наполнить ванну! — какую ванну? У них и ванн то тут нет…

      — Наколоть и нарубить! Ой, тьфу, это ж не оттуда… — тут же стукнула себя по лбу.

      — Воду в ведра! — угу, а выдру в тундру, тут же вспомнила заковыристую скороговорку, которую я как-то пыталась разучить.

      — Ведра, миленькие, наполните мне ванну, ой, бадью, пожалуйста, — предприняла очередную попытку. Ведра, как и прежде, остались глухи к моим мольбам. Одновременно с этим в голову стали закрадываться нехорошие подозрения, а уж не обманула ли меня ушлая девица? Может сидит сейчас в комнате и хихикает над глупенькой мной? Перевела взгляд на шкатулку с жар-пером и тотчас же выкинула подобные мысли из головы. Это сказка… Сказка, вашу мать! Тут и ведра ходят и куры золотом несутся и рыбки желания исполняют…

      Присела на лавочку рядом с ведрами и подперла кулаком щеку. Вот в какой сказке у нас были ведра, носящие воду сами? Явно же ленивый человек был, раз баловался подобным. А кто у нас был ленивый? Мысль еще не успела до конца сформироваться у меня в голове, а я уже начала говорить:

      — По щучьему велению, по моему хотению, хочу, чтобы ведра наполнили бадью.

      И в ту же секунду испуганно слетела со скамьи, вжавшись спиной в стену. Ведра ожили. Подпрыгнув на лавке, они стукнулись друг о друга пузатыми боками и, зависнув примерно в полуметре над землей, смешно переваливаясь из стороны в сторону, поплыли к бадье. Весело зажурчала вода, застучала по дну, наполняя деревянную ванну. Ведра поочередно наклонялись над ней, извергая из себя все новые и новые порции жидкости. Подойти и посмотреть очень хотелось, вот только тело словно судорогой свело. Я так и простояла все время, пока водоносы наполняли мой персональный бассейн, у стены и только лишь после того, как они заняли свое место на лавке, смогла подойти ближе и оценить результат.

      Кристальная, но абсолютно ледяная, вода на две трети заполнила помывочную емкость. Пока проверяла пальчиками, невольно всмотрелась в свое отражение. Круглое лицо с россыпью веснушек и жуткими мешками под глазами цвета грозового неба — все-таки сон на соломе в темнице не лучший вариант отдыха. Волосы за несколько дней успели засалиться и выглядели крайне неопрятно и даже тускло. Фу… Скривившись, отправилась за жар-пером и куском мыла с мочалкой, которые я углядела там же на лавке. Ничего, сейчас мы себя в порядок приведем. Опустив перо в воду стала наблюдать, как вода постепенно подергивается рябью. Периодически проверяя пальцами, дождалась, по моему мнению, идеальной температуры и вытащила «кипятильник» из воды. Руки, к слову сказать, перо не жгло совершенно, хоть по началу я и опасалась проверять. Но вспомнив, что на мои поползновения Дуня никак не отреагировала, все-таки решилась.

      Наконец, скинула с себя одежду и погрузилась в блаженство и негу. О-о-о-о, какой же это кайф! Откинувшись на бортик, прикрыла глаза. Под сомкнутыми веками тут же поплыли знакомые разноцветные круги.

      Не-е-е-ет. Нет, нет, нет!

      Это мы уже проходили, так, чего доброго, я тут и засну. Переборов себя, быстро намылилась. Терла до красноты, до скрипа и управилась в рекордные сроки. Все-таки я помнила, что на приведение себя в порядок мне отвели не так много времени, а часов с собой, увы, нет. К тому же мне нужно было сделать еще кое-что. Вылезя из бадьи и замотавшись в широкое полотно на манер древнегреческой тоги, подтащила свою одежду и ухнула ее в мыльную воду. Погоняв туда-сюда и как следует натерев мылом, сменила воду на чистую, и хорошенько отполоскав, развесила сушиться на деревянном бортике. Не украдут же ее тут, я думаю. А пока посмотрим, что там мне Дуняша приготовила.

      Выглянув из банной, к своему удивлению, Дуняшу я не увидела. Комната была пуста. Но на кровати что-то лежало. Подойдя поближе, обнаружила такую же, как была на девчонке, белую рубаху, красивый, расшитый разноцветными нитями, сарафан, тонкую длинную майку и хлопковые штанишки до колен. Покрутив в руках местный аналог нижнего белья, поняла, что одевать я это точно не буду. Во-первых, я не знаю, кто это до меня носил, во-вторых, в этом я себя уверенно чувствовать не буду и, в-третьих, да, я люблю и ношу только красивое нижнее белье. Есть у меня такая маленькая женская слабость. И пусть никто этого не видит, я-то прекрасно знаю, что на мне надето. Поэтому, без лишних раздумий отложила майку и штанишки в сторону и вернулась в банную за своим кружевным комплектом персикового цвета. И пусть влажные, не страшно. На мне и высохнут. Только единственного я не учла. Сарафан на мой пуш-ап сел очень… очень интересно… Грудь, плотно обтянутую тонкой тканью рубахи, крайне соблазнительно подчеркнул расшитый алой тесьмой лиф, а кушачок, прилагавшийся к сарафану, лишь усилил этот эффект, плотно затянув узкую талию. Кроссовки оставила свои, все равно под длинным подолом не видно. Покрутившись немного, пришла к выводу, что не так уж все и плохо.

      Однако, где же моя Дуня? Меня вроде еще и покормить должны были.

      Найдя на столе гребешок и промыв его как следует с мылом, присела на лавку у окошка, принявшись тщательно расчесывать густые, медовые пряди. Не могу сказать, что волосы у меня очень длинные, всего лишь немного ниже лопаток, однако цвет имели шикарный. Предмет зависти многих сослуживиц и за спинных шепотков, с активным выяснением, какой же все-таки краской я пользуюсь.

      Вот так, сидя у окошка и расчесываясь, я с интересом разглядывала внутренний двор терема. Мысль о побеге откинула сразу. Куда бежать? Зачем? Да и не уверена, что смогу сориентироваться в хитросплетениях коридоров чужого дома. Так что, уж лучше обозреть окрестности, пока время есть.

      А посмотреть было на что.

      Добротные стены были сложены из огромных золотистых бревен. Мощные ворота широко распахнули свои объятья навстречу бесконечной веренице аккуратных домиков, живописно раскиданных вдоль накатанной дороги, уходящей вглубь густого леса, тянущегося по линии горизонта. Отовсюду виднелись белоснежные рамы и расписные наличники. Резные флюгера на покатых крышах и белое облако голубей, периодически взмывающих в голубое небе и ласково воркующих меж собой. Отложив гребешок на лавку, механически принялась выплетать французскую косу — единственная возможность обзавестись приличной прической в условиях отсутствия фена. Руки методично укладывали прядь за прядью, рождая аккуратный колосок.

      И вот все это — Темное царство?

      Честно говоря, верилось с трудом. Сразу же возник закономерный вопрос — если так выглядит Темное царство, то, как выглядит Светлое? Вопрос, конечно, интересный, вот только задать его некому. Да и не поймут, скорее всего.

      Засмотревшись на сказочные красоты, не сразу заметила вклинившийся в размеренный деревенский гул перестук копыт. И лишь опустив взгляд обнаружила под своими окнами юношу на белоснежном коне. Красный кафтан, золотые кудри и полыхающий взор…

      Блин, где-то я это уже видела… Точно! Иван-царевич.

      Ты смотри, неужели спасать прискакал? Если так, то свои слова насчет козла я заберу обратно.

      — Кто ты, о прекрасная дева? — царевич галантно поклонился, удерживаясь в седле нетерпеливо гарцующего жеребца. — Неужели Кощей похитил тебя и держит в заточении? Одно лишь слово, и я спасу тебя из мерзких рук коварного злодея.

      — Да вы, Иван-царевич, вроде уже обещались… спасти… — прищурившись, уточнила я. — Неужели запамятовали.

      Посмотрев на вытягивающееся в изумлении лицо царевича, поняла одно.

      Рано…

      Рано я свои слова про козла забрала… Он девиц небось по семь раз на неделе «спасает», ясен пень, что про меня и вовсе забыл. И то, что царевич меня попросту не узнал, я тоже уже поняла.

      — Прости ты меня, красна-девица. — Иванушка, пребывающий в полной растерянности, задумчиво чесал пятерней русую макушку. — Но такой красы я доселе не видывал. Назови мне имя свое, дабы знал я, кому мое сердце навеки отдано.

      Скептически приподняв правую бровь, воззрилась на царского отрока. И вот что ему на это ответить? В резко вспыхнувшие чувства верилось с трудом. К счастью, от ответа меня спас скрип двери за спиной. Распахнув створку, в комнату заглянул мой конвоир. Нашел меня взглядом, оглядел с головы до ног и, видимо оставшись доволен результатом, кивком показал следовать за ним.

      Эй, а как же мой завтрак?



Ольга О'Линта

Отредактировано: 20.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться