Сказка - ложь. Намеков нет.

Размер шрифта: - +

Глава 6. Не будите в ведьме ведьму.

— Ты это, паря! — Алексей Михайлович хлопнул по столу, привставая с лавки, так что горшок с остатками похлебки и глиняные миски подпрыгнули. — Должок за тобой! Вот и отработаешь.

— Ну хорошо, —  гордо выпрямляясь, процедил Северьян, сведя брови к переносице и царственным жестом складывая руки на груди. — Должок, так должок. Но ответственность я с себя снимаю, так и знайте. Если что - вы меня вынудили.

«Ишь, ты цаца! — я украдкой прикрыла зевок. — Как в долги влезать - так это мы запросто, а как отдавать –  не виноватая я, они меня принудили!»

Спать хотелось, но еще больше хотелось узнать, как же меня домой возвращать будут, поэтому вставляем спички в глаза, и слушаем, слушаем…

— Разберемся, — подытожил Леший, усаживаясь на место и невозмутимо ныряя ложкой в миску.

— Разберемся, разберемся, — пробурчал Северьян, яростно хрупнув головкой репчатого лука, поднося ко рту свой черпачок.

Фу, целоваться с ним после такой ароматной трапезы мне что-то расхотелось. Что? Я сказала «целоваться»? Тьфу ты!  Вот же придет ерунда в голову. Не стану я с этим занудой целоваться, пусть хоть розы есть, хоть фиалками закусывает.

Несколько минут за столом царила тишина, нарушаемая энергичным хрустом челюстей. Все же наш ужин, задуманный как приятная встреча старых знакомых плавно перерос в перепалку на тему «как отправить Варю домой», что явно не способствовало здоровой атмосфере и правильному пищеварению.  Мне так вообще кусок в горле не лез, а только чаек на травах, в кружку с которым я то и дело тыкалась носом.

Дохлебав, Леший деловито обтер ложку и спрятал ее за пояс, возвращаясь к нашим баранам. Ой, то есть к водяным.

— И только попробуй мне хвостом вильнуть, я ж тебя…

Северьян фыркнул и скрылся в бочке, плеснув уже попахивающей водичкой на стол.

— Шла бы ты спать, Варюша. Ночь на дворе, — ласково обратился ко мне Алексей Михайлович, устав наблюдать, как я борюсь с зевотой. — А мы тут с Севой еще порешаем, по-мужски так сказать, как тебя домой возвернуть. Правда ведь, Север?

Водяной выразительно булькнул, но из бочки не вылез.  Утоп, что ли?

— Иди-иди, вон уже носом клюешь, —  поторопили меня, мягко подталкивая за плечи.

А и то верно!  Помочь я все равно ничем не смогу, а перина у дедушки Лешего мягкая, как пышное облако, только ляжешь и в сны проваливаешься. Да такие они светлые и радостные, что утром встаешь, словно заново родился. А еще подушка сладко травами луговыми пахнет и цветами.  К тому же утро вечера мудренее.

Я с готовность подчинилась, тем более тело после жесткой лавки просто требовало чего-нибудь комфортного. Эх, избалованные мы, городские, удобствами да роскошествами!

И вроде только я прилегла, на секундочку веки смежила, как уже подскочила в рань несусветную. Потаращилась немного в темноту, невольно прислушиваясь к бормотанию за дверью и уже было хотела на другой бок повернуться, чтобы снова в сон провалиться, да чаек наружу попросился не вовремя. Пришлось вставать, в потемках шарить босыми ногами в поисках тапочек, да в шаль кутаться, потому как предрассветная прохлада так и норовила по голым ногам под подол забраться и устроить с мурашками скачки на перегонки.

Позевывая, я осторожно приоткрыла дверь в горницу, чтобы мышкой прошмыгнуть на двор, да и замерла в проеме, на живописную картину любуясь.

Прямо на столе, подложив одну руку под щеку умильно сопел Северьян, периодически что-то лопоча, второй рукой он трепетно прижимал к себе большую глиняную кружку, которая опасно кренилась на бок. Алексей Михалыч раскатисто похрапывал, откинув голову назад, и как только с лавки не завалился? Наверное, ветками сам себя подпер, на манер домкратов?

 Между ними горделиво высилась внушительная пузатая зеленая бутыль с вензелями и мутноватой жидкостью на дне. В мисках красноречиво подсыхали остатки немудренной закуси: сало, квашенная капуста, вместе с солеными грибочками, да огурчиками. Натюрморт украшала яичная скорлупа и надкусанные головки репчатого лука.

— Вот и поговорили, —  усмехнулась я, переступив с ноги на ногу и поежившись. — Мужчины! Что с них взять!

На цыпочках, стараясь не разбудить «переговорщиков», я прокралась к выходу и окунулась в утренний туман, невестиной фатой укутавший окрестности. Сделав свои неотложные дела, я вдруг поняла, что сон растаял, а в организме образовался непомерный заряд бодрости, словно первые лучи солнца деление за делением наполняли мою внутреннюю батарейку.

Несколько энергичных махов руками и ногами помогли взбодрить не только дух, но и тело, активизировав кровушку.  И не ее одну.

Оглянувшись по сторонам, я тихонько пропела под нос:

— Ну-ка огонечки, выходите из тенечка, будем ночку провожать, будет солнышко встречать.

Глупости конечно, но почему-то казалось, что сила моя проявлялась именно тогда, когда в голове рождались незамысловатые, детские стишки.

Ох, ты ж! И не ошиблась нисколечко.



Евгения Соколова

Отредактировано: 27.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться