Сказка - ложь. Намеков нет.

Размер шрифта: - +

Глава 5. Сказ про рыбака и рыбку.

Я уже два часа сидела на лавке, подперев щеку кулаком, пока Леший водяного уговаривал.

- Да поймите, Алексей Михайлович, - юлил рыбо-человек, заламывая руки. - Ну не могу я пойти на такое злостное нарушение должностных инструкций. Не могу. У меня и так три замечания в личном деле, эдак я скоро в болотники попаду или в ручейники, а там и до лужевиков скачусь. Эх, жизнь моя, водянка!!!

Водяной в запале стукнул кулаком по краю бочки, в которой сидел, забрызгав всех и вся.

- Да ты, Северьян, не горячись, - спокойно увещевал лесовик. - Никто тебя не просит в открытую помогать. Ты главное не мешай сильно, ну и там лодку подпихивай легонечко на сложных местах.

- Легонечко! - взвизгнул водяной, наполовину высунувшись из воды, - да там весь путь обратно тянуть надо буксиром. Там течения такие, что сам черт не шутит. Я вообще не понимаю, как она не потопла. Куда наши заставные смотрели. В карты что ли опять резались?

У меня прям картинка перед глазами встала, сидят на дне речном среди водорослей на коряге замшелой эдакие суровые бородатые мужички с рыбьими хвостами, на бочке перед ними кружечки с пивком и пенной шапкой пристроены. Мужички бдительно следят за всеми проплывающими, а сами не забывают из кружечек отхлебнуть, да азартненько так в картишки переброситься: шлеп - «а мы с шестёрок зайдем», шлеп - «подкидываю», шлеп - «козыря накося-выкуси», шлеп - «и на погоны», шлеп - «отбой».

Я не выдержала и прыснула в кулак. Ну что поделать, богатое у меня воображение, творческое.

- Нет ничего смешного, - вконец разобиделся водяной. - Я тут, можно сказать, карьерой рискую, а она вместо благодарности, смеется. Одно слово, ведьма!

Вот еще один! И чего они так ведьм не любят? Я еще даже напакостить не успела по всем канонам жанра, а уже только и слышу «ведьма», да «ведьма».

Скромненько глазки потупила, мол не смеялась я, а кашляла. А что в кулак, так это я о вас забочусь, слежу за эпидемиологической обстановкой. Хотя, между нами девочками зараза к заразе не липнет, ибо водяной оказался той еще… заразой.

Вот никогда бы не подумала, что настолько красивый мужчина может быть таким нудным и ограниченным.

Я, как его первый раз увидела, так в буквальном смысле остолбенела. Памятником себе минут пять стояла и только глазами лупала. Красив, стервец! Ох и хорошо!

В тот день, вечерком к реке спустилась, хотела воды набрать да в баню наносить. Хороший все-таки у Лешего дом: в нашем мире - современный деревянный сруб, крепкий, надёжный. Здесь, в сказочной РОссии - замшелая избушка, по-домашнему уютная и теплая, можно сказать, родная сердцу русскому.

А еще банька! И венички как на подбор: березовый, дубовый, липовый, даже еловый есть. Между прочим, добровольно отданные веточки парят лучше, чем грубо обломанные. А в баньке парок ароматный от настоев хвойных, а потом медок липовый, да с чайком душистым. Индийским. Вот это я понимаю - отдых!

Отвлеклась!

Так вот, спустилась я на берег, на дощатые мосточки на самый краешек села, белы ноженьки в воду свесила, размахнулась, да со всей удали зашвырнула ведро где поглубже. Мы не ищем легких путей. Сижу, за веревку его к себе потихоньку тяну, в ус не дую, ногами бултыхаю, закат наблюдаю. И воду набираю и рыбачу. Удочек-то нет. А ухи хочется. Вдруг, чую, за ногу кто-то дергает. Мама дорогая, я только взвизгнула и под воду - бульк!

Напилась водицы речной по самое ни балуйся.

Отбарахтавшись, поднялась, наконец, в полный рост, благо воды по пояс оказалось. Стою, вся такая грозная, очами сверкаю, плечи разминаю. Ой, чует моя душенька, щас будет битва великая не на жизнь, а на смерть. Где тут этот утопленничек, что ведьму без спросу напоил? Будет ему счастье полная цистерна и ма-а-аленькая бочечка. Дюже я разозлилась.

Волосы мокрыми змеями к лицу и плечам прилипли, одежда насквозь промокла, под носом хляби небесные разверзлись. Стоит ведьма страшная, в прямом смысле слова, руки в боки, шмыгает зловеще, глазами так и зыркает, так и зыркает по округе в поисках ворога неведомого, а нет никого. Как в воду канул, шутник окаянный.

- Вот я тебе! - грозно потрясла кулаком просторам речным, да поплелась, спотыкаясь, на мелководье. Пока до берега добралась, раз пять в иле увязла, еще водицы напилась и землицей закусила.

Вылезла на мостки, скинула рубаху, волосами прикрылась, сижу, в закатных лучах солнышка греюсь, одежу отжимаю. Благо Леший ушел дальний лес проверять, а то вряд ли я бы тут устроила фотосессию в стиле «Ню». Ну, конечно, не совсем «Ню». Так, в бельишке, будем считать, что в купальнике.

Пообсохнув маленько, натянула влажную рубаху, и все же решила добить свой квест «натопи баню». Только ведро далеко швырять не стала, кинула его вниз возле края мостков, где поглубже.

Ведро с легким «бздынь!» и емким «Ё-маё, сушеные караси!» подлетело вверх, так и не зачерпнув воды. От неожиданности вскрикнула и выпустила веревку из рук, печально наблюдая, как жестяное судно, боком плюхнувшись на поверхность, стало резко тонуть. Когда новоявленный Титаник прощально показал мне свое округлое дно, окончательно поняла, что накрылась моя баня эмалированным ведром с белыми ромашками.



Евгения Соколова

Отредактировано: 20.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: