Сказка о Белом Драконе и персиковом дереве

Размер шрифта: - +

Глава четвёртая. В которой ведьма обретает новый дом

Когда к ней вернулось зрение, она находилась уже не в редком пригородном леске, — она сидела на полу стеклянного цилиндра, дверь в который была открыта, её окружали странные люди в военной форме, с огромными птичьими крыльями за спиной.

«Сирины, комиссия безопасности Империи под руководством Верховной Властимиры», — припомнила она то, о чем рассказывал Ребьёрт.

— Это не Император! — крикнул один из мужчин. Соланж увидела, что в неё целятся, услышала щелчки возводимых курков.

— Не двигаться! Поднимите руки вверх, чтоб мы их видели! — отдал распоряжение другой, стоящий прямо напротив Соланж. Она поняла, что он обращался к ней. Покорно подняла руки.

— Послушайте, меня послал Император, я должна увидеться… — попыталась, она было, но её жестко оборвали.

— Молчать! — рявкнул крылатый мужчина громко. — Поднимитесь на ноги, медленно, — велел он. Соланж подчинилась.

Он решительно к ней подошел, осмотрел с ног до головы. Недовольно поджал губы, когда его взгляд остановился на висящем у неё на шее медальоне; вопросительно вздёрнул бровь.

— Я… могу всё объяснить, — пролепетала Соланж.

— Советнице точно будет интересно тебя послушать, — кивнул сирин. — А пока помолчи.

Он бесцеремонно её обшарил, не стесняясь щупать в самых потаённых местах, но нигде не останавливаясь больше положенного, проверил даже под шляпкой, вытащил все шпильки из её прически и спрятанный за поясом ножик, которым она подрезала сухие ветки в саду, тяжко вздохнул, покачал головой.

— Чисто. За мной, — распорядился сирин, махнул рукой и двинулся прочь из этой странной стеклянной камеры. К нему подскочил другой, гораздо моложе, явно ниже рангом.

— Советнице Ливаэре сообщили, она будет с минуты на минуту, — доложил он, идя явно рядом с командиром.

— Хорошо, — кивнул тот, не сбавляя шага.

Соланж шла следом, на руки ей надели наручники. Боковым зрением она видела, как двое вооруженных сиринов конвоируют её сзади. Император говорил не паниковать, если так произойдёт, но ей всё равно было страшно.

Они шли коридорами без окон, Соланж видела только безликие пронумерованные двери. В итоге её проводили в одну из комнат, такую же безликую. В центре стоял стол, по обе его стороны — два стула; скомандовали присесть на один их них и вышли. Осталась только пара конвоиров — молчаливых, серьёзных, жутких. Крылья свои они спрятали каким-то образом ещё до того, как выйти из зала со стеклянным цилиндром, и теперь были похожи на обычных человеческих мужчин. Соланж подумалось, что им было бы крайне неудобно с такими громадными крыльями в не очень широком коридоре, а уж тем более — протискиваться в маленькие, рассчитанные явно на кого-то не больше человека двери.

У Ребьёрта в Цитадели коридоры и улицы были широченными, а двери — огромными. В крепости так точно. Соланж полагала, что там с лёгкостью мог бы поместиться целый дракон.

Ждать на этот раз пришлось долго. На стене напротив Соланж висели часы — простые, без всяких изюминок, безликие, как и всё в этом месте; Соланж размышляла и нервно наблюдала за ходом стрелок. Они отсчитали больше сорока минут, прежде чем дверь открылась, пропуская внутрь женщину.

Смуглая, со стриженными по уши белокурыми волосами, в строгой военной форме, со строгим, но очень усталым взглядом.

— Меня зовут Ливаэра Центрийская, Верховная расы сфинксов и императорская советница, — представилась женщина, присаживаясь напротив Соланж.

— Соланж, госпожа, — только и произнесла ведьма, подскочив на ноги и поклонившись.

Она слышала от Ребьёрта и сама читала об этой женщине. И об остальных шести Верховных, включая Императора и Императрицу. Они держали всю основную власть в Валионе, являлись самыми могущественными людьми во всей Империи. О Ливаэре Центрийской говорили, что она самая ближняя советница Императрицы, второй человек в Государстве, после непосредственно Файнис и Ремейна. Тягаться с ней мог стать разве что Верховный Саурзей, советник Императора. Ребьёрт говорил, что если с Файнис и Ремейном что-то случится, то эти двое, скорее всего, перегрызутся за власть и поубивают друг друга самостоятельно.

Советница не сдержала улыбки, позволила себе короткий смешок.

— Сядьте на место, пожалуйста, — попросила она. — Я пока ещё не Императрица, чтоб мне кланяться. Лучше давайте поговорим, — попросила она и взглянула на двух охранников у стены. Те без лишних слов немедленно покинули комнату, закрыв за собой дверь.

Соланж опустилась обратно на стул, опустила голову, пряча лицо под тенью распущенных сирином волос.

— Расскажите для начала всё, что хотите. По порядку, — сказала Ливаэра.

— Я… меня зовут Соланж, я виделась с Императором Ремейном. Он отдал мне эту вещь, чтобы я добралась до Центро и рассказала Императрице, что с ним и где он. —  Соланж коснулась цепочки с кулоном на шее. С чего начинать, что говорить этой женщине, она пока плохо понимала.

— Его медальон, — кивнула советница. — Что ж, пока что я верю. Вы должны были как минимум говорить с ним, чтобы узнать секрет этой вещи. Но к Императрице пустить не могу, сначала вы всё должны изложить мне и ответить на несколько вопросов.

— Понимаю, — печально кивнула Соланж.

Она начала рассказывать. Сбивчиво, о том, что вспоминала и считала уместным. О том, что Император заключен в камере крепости Ребьёрта, о том, что он ей говорил. Очень неохотно поделилась тем, кто она такая, кем приходилась Ребьёрту, как она к нему попала. Ливаэра не перебивала её, слушала с непроницаемым выражением лица, только кивала изредка. Когда Соланж замолчала, та некоторое время размышляла.



Adele Hallivel

Отредактировано: 16.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться