Сказка о Емеле и волшебной щуке

Размер шрифта: - +

8

Ночь минула, расцвело утро, собрались опять невесты на дворе. Выступил вперёд Гостята:

— А теперь, сударушки, покажите нам, как умеете вы стряпать-кашеварить. В первый день надобно сварить хлёбово, во второй — варьене, а на третий, само собой, свадебный каравай испечь!

Обрадовалась Миля. Хлёбово, то есть щи, да варенье, да каравай — это легче лёгкого. Это она и сама бы осилила, спасибо науке бабкиной. Но лучше доверить работу профи, то есть щучьим чарам. Главное, слова верные Миле теперь известны.

Пусть её щи покажутся царевичу самыми вкусными на свете, в точности такими, как у матушки-царицы!

И вышло по щучьему велению, по Милиному хотению. Хлёбово её царевич с боярами всё до капли съели и ложки облизали.

А почему, спрашивается?

Потому что взяла щучья магия из кладовых царских не только костей говяжьих — для навара, мяса — для сытости, капусты, морковки, чеснока и лука — как по рецепту предписано, грибов белых сушёных, приправ чужеземных, перца там, листа лаврового, гвоздики, зелени всякой — для приятности вкуса, но вдобавок ещё и картошки с помидорами прихватила.

Откуда, спрашивается, в здешних кладовых картошка и помидоры? Это Древняя Русь или не Древняя Русь?

Нет, не древняя и даже не былинная — сказочная! И не Русь вовсе, а Тридевятое царство.

Но вот что любопытно: даже в сказочном царстве-государстве народ плодов заморских чурался. Миля походила по хоромам, в покои чужие позаглядывала, к запахам из дверей попринюхивалась, посмотрела, что слуги на кухни к невестам несут, и убедилась: не жалуют местные картошку. Вместо картошки у них гречневая крупа, дочерна зажаренная, а кое у кого, по старому заведению, и мука. Вместо же помидоров и томатной пасты вовсе ничего. А какие щи без томатной пасты?

Матушка-то царица, кудесница и чаровница, знала толк в кухне доброй. И продукты, видно, любые могла добыть, какие пожелается…

От раздумий Милю стук в дверь оторвал.

Отперла она — на пороге царский гридин. Поклонился и говорит:

— Ты прости за беспокойство, сударушка. Воевода велел всех остеречь: забрался в сад разбойник. Ищем мы его, вот-вот найдём. А ты, сударушка, пока запрись покрепче. Да не бойся, не тревожься. Вокруг гостевых хором стража поставлена — мышь не проскользнёт.

И правда — встали караульщики плотной цепью, окна и двери перекрыли, не войти, не выйти.

Это ничего, успокоила себя Миля. Не сегодня завтра поймают злодея, и можно будет к Ярилке сбегать. А пока о другом думать надо: варенье на очереди.

Заснула Миля легко и бестревожно. Встала с рассветом, прогулялась мимо покоев конкуренток своих — а там дым коромыслом, девушки бегают, суетятся, кто с яблоками возится, кто с ягодами, кто с мёдом. Печи топятся, по хоромам сладкий дух плывёт… Воротилась Миля к себе, заклинание в кулачок прошептала — и сидит ждёт.

Через пять минут распахнулась дверь — тащат холопы корзину с грушами, крупными, золотыми, красивыми, и бочонок мёда, и вёдра с водой… Ух ты, лимоны! Погоди-ка, у них и сахар есть? А соперницы то ли не ведают, то ли не приучены варенье на сахаре варить. Чудеса да и только!

А самое расчудесное чудо — это откуда слуги знают, что именно Миле требуется? Нельзя же желания свои людям внушать. Миля, ещё когда хлёбово варила, вопросом этим задавалась. А тут не утерпела, паренька, что последним выходил, окликнула:

— Эй, малый! Кто тебе сказал, что мне лимоны нужны?

Обернулся тот, глазами захлопал:

— Так сам ключник. А что, не надобны?

— Надобны, надобны — успокоила Миля. — И как он тебе об этом сказал?

— Да сзади подкрался и в самое ухо — я с испугу аж подскочил! Никогда допрежь выкрутасов таких не делал, а тут на тебе! Я и кинулся скорее исполнять...

Вот, значит, как щучья сила запрет обошла: голосом ключника прикинулась. Голос парень слышал, а ключника не видел. И другие, верно, так же. Ну и хорошо, ну и ладно.

Отпустила Миля холопа с миром, дверь за ним заперла и велела варенью вариться, а сама скороговорки проговаривать стала. Чуть погодя съела грушу, следом другую. После вздремнуть прилегла. Делать-то больше нечего.

Не зря скучала и томилась. Варенье вышло расчудесное: сладкое, но с пикантной горчинкой.

— Как у матушки-царицы! — подтвердил Гостята, утирая губы.

А царевич рядом стоял и жмурился аки сытый кот.

Миле бы радоваться. Только оцепление до вечера так и не сняли.

Хитёр, тать, говорят. Всё обшарили — не нашли. Видно, затаился.

Как бы не так, подумала Миля. Не было никакого татя. Значит, следили за ней не только для того, чтобы в горницу тайком пробраться и рубашку испортить. Кто-то видел, как Миля к пруду бегала да с водой шепталась. Слов, может, и не разобрал, но понял, что Милино колдовство — оттуда, из пруда.


 

* * *

С первым рассветным лучом поспешила она к дверям входным. И сразу наткнулась на сторожа.

— Ты куда, сударушка?

— Прогуляться хочу. Засиделась в четырёх стенах.

— Прости, сударушка, не могу тебя пустить, не велено. Разбойник где-то рядом, как бы беды не вышло. Очень боярин за невест царских тревожится.

— Воибуда, что ли?

— Он самый.

Воротилась Миля в свой покой. И на что надеялась? Надо было ночью ухват оседлать да в трубу вылететь, покуда сила была.

Может, и теперь не поздно?

— По щучьему веленью, по моему хотенью, неси меня к пруду царскому!

И ничего не случилось. До того привыкла Миля, что желания её тотчас исполняются, что сразу и не поверила. Не может быть, чтобы сила просто так, в одночасье, исчезла. Надо ещё попробовать.



Кира Калинина

Отредактировано: 16.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться